«Может завалиться»: трудная судьба моста через Амур в Китай

Определены новые сроки сдачи железнодорожного моста из ЕАО в Китай

Россия в очередной раз переносит сроки ввода в эксплуатацию железнодорожного моста через Амур в Китай. И для достройки потребуется еще 2 млрд руб., не считая уже потраченных 10 млрд руб. С китайской стороны мост был готов еще три года назад.

Железнодорожный мост через Амур достроят к концу 2020 года, сообщил в понедельник журналистам вице-премьер, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.

В аппарате полпреда «Газете.Ru» пояснили, что речь идет о мосте в поселке Нижнеленинское в Еврейской автономной области. С китайской стороны Амура (граница проходит по центру реки) — город Тунцзян.

Мост Нижнеленинское — Тунцзян — это первый такого масштаба железнодорожный мост между двумя странами. Его длина составляет 2209 м, из них 309 м приходится на российскую часть реки и берег.

Пекин первым построил свою часть. Причем, не половину перехода над рекой, а примерно три четверти всего моста. Это было еще в 2016 году.

И эта построенная китайцами конструкция стояла готовая несколько лет, тогда как с российской стороны была видна только стройплощадка с забором.

«Россияне очень трудолюбивы, но...»

Позорное трансграничное зрелище (с приветственным плакатом красного цвета на будущем стыке моста) мозолило глаза с российского берега примерно два года, пока наконец-то стройка не началась.

«Я не хочу сказать, что россияне не трудолюбивы. Наоборот, россияне очень трудолюбивы, но иногда бюрократы мешают», — дипломатично охарактеризовал проблемную ситуацию в интервью «Газете.Ru» полномочный министр, советник по торгово-экономическим вопросам посольства Китая в России Чжан Ди.

А полпред Трутнев так отреагировал: «Тут бизнес-игра была, если кратко. Кое-кто хотел забрать под себя весь горно-обогатительный комбинат и мост, по которому будут возить руду».

То есть смысл объяснения такой: российский партнер, конечно, виноват, затянул стройку. Но это все из-за хитрых китайских коллег.

И вот спустя три года Трутнев объясняет проблемную ситуацию примерно так же: работа идет долго, в частности, из-за китайской стороны, потому что все решения, касающиеся моста, приходится обсуждать и долго согласовывать.

«Они не всегда поддерживают, как будто мост не общий. Но, надеюсь, с этим разберемся. Если так не получится, то найдем другой путь. Мост вне всякого сомнения будет достроен», — сообщил Трутнев по итогам визита в Биробиджан.

Достроен мост будет, конечно. Но в какие сроки? Китайцы ждут уже три года. Даты неоднократно переносились. Сколько раз — все уже сбились со счета. В марте этого года российская бригада состыковала наконец-то многострадальный мост. Причем об этом радостно сообщила администрация провинции Хэйлунцзян, через которую пройдет железная дорога из России.

«Передвижение транспорта по нему будет возможно ориентировочно в июле», — оптимистично предположили власти КНР.

В феврале губернатор ЕАО Александр Левинталь (теперь уже бывший) на Российском инвестиционном форуме в Сочи обещал, что данное инженерное сооружение начнет функционировать не в июле, а в сентябре 2019 года.

Полпред Трутнев называл такой срок — лето 2020 года. И вот теперь, после поездки в область, назвал очередную окончательную дату — конец следующего года.

«К июлю не построят. Построят, может, к концу года», — сказал Трутнев. Без указания конкретного дня. Это плохой признак. Это намек на то, что срок снова могут передвинуть.

Денег дали — моста нет

Не все понятно и с тем, сколько потребуется дополнительно средств для завершения строительства.

Первоначальная смета — 9 млрд рублей.

Позднее на строительные работы потребовались дополнительные ассигнования, которые были увеличены, как следовало из открытых источников, на 15-20%.

На 25% этот проект финансирует Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона, на 75% — Российский фонд прямых инвестиций через российско-китайский фонд (CIC).

В понедельник «Газете.Ru» в Фонде развития Дальнего Востока пояснили, что затраты на мост составят 10 млрд рублей.

Но теперь полпред Трутнев поясняет, что для завершения строительства к концу 2020 года нужен новый проект. А это опять расходы.

Все смыло, все размыло

«Нужно делать новый проект потому, что часть реки, где строится наша часть моста и опоры уже поставлены, она намного глубже проекта. Там дно вымыло, и проект объективно нужно менять», — сказал Трутнев, пояснив, что подрядчики и банки пытаются изыскать дополнительные финансы «без привлечения средств федерального бюджета».

Неофициально чиновники поясняют, что новый проект, по идее, нужно было затребовать еще в 2013-м. В тот год Амур показал крутой нрав, углубив место, где стоят опоры. Строители еще тогда предупреждали, что мост может завалиться, если снова будут аномальные ливни и ветер. Такое здесь случается каждые 15-20 лет. Причем стихия бывает такой мощности, что меняется русло реки, конфигурация берегов. С российской стороны берег высокий и здесь как раз самое мощное течение.

Но вернемся к дополнительным расходам. Тот же Левинталь запрашивал 1,5 млрд рублей дополнительно. Сейчас в аппарате Министерства развития Дальнего Востока «Газете.Ru» называют ориентировочно плюс 2 млрд рублей.

Но сколько точно потребуется, никто, разумеется, не знает. Будет новый проект — будет новая смета. А в России еще ни разу, кажется, не было, чтобы мегапроекты по ходу их реализации «усыхали» в цене. Совсем не такая у нас сложилась практика.

Подрядчик «стройки века» — СК «Мост», а банк, который инвестирует в этот проект, по словам Трутнева, — Газпромбанк.

Россия давно уже стала сырьевым придатком Китая. Через еврейско-китайский мост планируется экспортировать железную руду, уголь, минеральные удобрения, лесную продукцию и другие товары. Только когда это будет?