Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Теряем миллиарды: как деньги выводят из России

Росфинмониторинг выявил тысячи недобросовестных господрядчиков

В 2019 году за рубеж было выведено около 522 млрд рублей. Количество таких операций по сравнению с 2017 годом упало втрое, рассказали в Росфинмониторинге. По словам эксперта, улучшению статистики способствовала работа ЦБ по борьбе с выводом средств и их обналичиванием. Впрочем, она же привела к необоснованными блокировкам операций добросовестных бизнесменов.

Объем сомнительных операций по выводу средств за рубеж, по данным Росфинмониторинга, за девять месяцев 2019 года составил 522 млрд рублей. Об этом сообщил глава ведомства Юрий Чиханчин во время «правительственного часа» в Совете Федерации. В целом, по его словам, с 2017 года объем таких операций сократился в три раза.

«Как показывают данные мониторинга, пик подобных операций приходился на 2017 год. По состоянию на сегодняшний день этот показатель [число операций] упал почти вдвое. Что касается сумм, то они сократились втрое», — сказал Чиханчин.

Около 3 тыс. контрактов, заключенных в рамках нацпроектов, оказалось с признаками сомнительных операций. Общая их сумма превысила 130 млрд рублей, сообщил чиновник.

По словам главы Росфинмониторинга, в результате проделанной работы были расторгнуты контракты и отменены закупки более чем на 1 млрд рублей, а также предотвращены картельные сговоры на сумму более 5,5 млрд рублей.

Чиханчин добавил, что по выявленным фактам сомнительных операций в рамках контрактов по нацпроектам в правоохранительные и надзорные органы направлено более 560 материалов, возбуждено 11 уголовных дел.

Сокращение объема сомнительных операций связано с работой ЦБ РФ по борьбе с выводом денежных средств и их обналичиванием, говорят эксперты. В результате отмывание денежных средств становится дороже и все менее выгодно организациям.

Пик роста сомнительных операций приходится на 2017 год, поскольку именно тогда ЦБ приступил к формированию так называемого «реестра отказников», то есть лиц, чьи операции были сочтены подозрительными обслуживающими их банками, говорит партнер юридической компании НАФКО Павел Иккерт.

Банки перестарались в этой борьбе. Только за второе полугодие 2017 года количество «отказников» выросло почти на 400 тыс лиц, как среди физических, так и юридических лиц. Итогом стало создание механизма реабилитации, который заработал только в 2018 году. Однако из «черных списков» было исключено чуть более 15 тысяч отказников.

«Сейчас регулятор проверяет буквально все платежи и банковские переводы как между физическими, так и между юридическими лицами на сумму от 100 тысяч рублей.

Более того, значительно ужесточился надзор за банковскими счетами юридических лиц — фактически за любую сомнительную операцию от 100 тысяч рублей счет могут заблокировать», — говорит Нарек Авакян, начальник отдела инвестидей «БКС Брокер».

Однако у этого процесса есть и побочный эффект — добросовестным бизнесменам все сложнее вести бизнес и приходится тратить много денег на дополнительный персонал, то есть нанимать бухгалтеров, юристов и финансовых контролеров, чтобы не попасть в «черный список», подчеркивают эксперты.

Так, уже давно стало очевидно, что усилия Центробанка по повышению эффективности работы служб внутреннего контроля банков по борьбе с сомнительными операциями вызвали «некоторую турбулентность во взаимоотношениях банков с клиентами», пояснял «Газете.Ru» адвокат адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры» Хосе Тобар.

Сейчас нередко возникают ситуации, когда банки толкуют рекомендательные документы ЦБ с наиболее строгих, «запретительных» позиций, отмечал он. И даже когда регулятор смягчает свои нормативы, банки их не воспринимают, а ждут, когда ЦБ разберет типичные ситуации с примерами.

Также на снижение объемов вывода средств за рубеж оказывает влияние участие России в системе международного обмена информацией, добавляет Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets. В результате регулятору проще понимать механизм и источники таких операций.

«Обналичивание денежных средств постепенно уходит из банковского сектора на нелегальный рынок», — комментирует аналитик.

Однако, как считает эксперт «Финам» Алексей Коренев, строгость закона компенсируется необязательностью его исполнения. Те, кто хочет обойти ограничения, все равно найдут лазейки.

«Коррупционная составляющая при заключении подрядных договоров в рамках нацпроектов достаточно высокая, а число чиновников, не считающих для себя зазорным где-то-то что-то нарушить или закрыть глаза на нарушения, весьма велико. Достаточно посмотреть на то, как строится космодром «Восточный», где была разворована или использована вне указанных целей значительная часть бюджетных средств. Примерно такая же картина обстоит и со строительством других мегапроектов. И примеров можно привести тысячи. Так что основным вопросом остается проблема контроля за исполнением закона, за расходованием средств, за прозрачностью аукционов и тендеров на проведение работ в рамках нацпроектов», — резюмирует Коренев.