От ларька до министерства: какой эффект дает автоматизация

Руководитель компании «1С» Борис Нуралиев о российском рынке IT

Россия ставит задачей рывок в цифровизации экономики. Какие предприятия выживут в этой гонке, зачем хозяину ларька нужна «1С» и как автоматизация госуправления открывает глаза на происходящее в экономике, «Газете.Ru» на полях Петербургского экономического форума рассказал один из основателей и директор компании «1С» Борис Нуралиев.

— Какие основные тенденции на российском IT-рынке в сегменте b2b сейчас, по вашему мнению, наиболее отчетливы и насколько они сходятся с общемировыми или, наоборот, расходятся?

— Цифровая экономика — с одной стороны, хайп, а с другой — реальное явление, и в России, и в мире, разницы практически нет. IT в секторе b2b растет достаточно хорошо: если в 2018 году экономика России в целом выросла на 2,3%, то российский ИТ-рынок вырос процентов на 15, а «1С» в 2018 году вышла на показатель плюс 20%, по новым продажам «1С:Предприятия» в России рост более 21%.

Новые сектора, модные, инновационные технологии растут еще быстрее, например наши облачные решения в прошлом году выросли на 70%, мобильные решения тоже растут достаточно быстро.

При этом быстрее бизнеса ИТ-компаний растет «цифровая экономика», ИТ-направления в «обычных» компаниях. Например, сеть пиццерий говорит «мы теперь ИТ-компания, которая еще и пиццу делает», ее IT-подразделение расширяется, но все же доход она получает от продажи пиццы, а не от продажи ИТ. Так что названный мной рост рынка не отражает того, что в целом IT растет еще быстрее, просто уже у предприятий-заказчиков.

— На примере «1С» можете назвать сферы или отрасли, которые сейчас наиболее активно внедряют автоматизацию?

— Практически во всех отраслях есть передовые предприятия, которые реально занимаются цифровизацией. Взять сельское хозяйство: если планировать сельхозработы в 1C:ERP по цифровым двойникам полей и передавать задания, оптимальные маршруты, необходимые концентрации и дозы удобрений прямо на трактора в поле, можно сэкономить процентов 15 недешевого топлива, а затраты на удобрения снизить до 80%.

На промышленных предприятиях с помощью 1С:ERP уже не просто расшивают узкие места, а готовят цифровые виртуальные модели, где сразу видно, что мешает выпускать продукцию быстрее. Есть передовики, которые вдвое ускорили выпуск при тех же ресурсах.
В прошлом году мы подписали соглашение с УАЗом, а сегодня этот завод на 1С:ERP не только планирует производство, но и полностью решает задачи цифровой прослеживаемости всего производственного процесса. Создан полигон для отработки цифровых двойников автомобилей, цифровизировали систему качества. Для них это очень важно: конкуренция в этих отраслях существенная, борьба за себестоимость и качество очень серьезная.

Конечно, традиционно активна торговля: «1С.Предприятие» вообще начиналось с торговли, потому что в промышленности инновации дают отдачу через несколько лет, а в торговле — через несколько месяцев.

Сейчас практически в любой отрасли есть место существенному повышению эффективности за счет хорошей цифровизации.

— Какие финансовые и производственные показатели или направления вы считаете ключевыми?

— Основные деньги нам приносит система программ «1С:Предприятие», автоматизация предприятий. Мы будем, конечно, совершенствовать это направление.
Если считать в автоматизируемых рабочих местах, в России мы закрываем около 83% рынка ERP-систем. Как дальше расти, когда у нас уже очень большая доля рынка? Мы видим несколько направлений. Будем дальше двигаться на рынок самых крупных предприятий. Сейчас Почта России завершила очень масштабный проект по автоматизации документооборота на 1С, 36 000 рабочих мест.

На этом ПМЭФ подписали соглашение по развитию автоматизации легендарной торговой сети «Магнит». Одновременно хотим охватить самые маленькие бизнесы, индивидуальных предпринимателей: например, у хозяина 3 ларька, нет компьютера, но есть онлайн-кассы, они все равно в налоговую должны посылать каждый чек. Так пусть посылают еще в наше «облако» «1С:Касса», тогда хозяин бизнеса на смартфоне может посмотреть, что хорошо продается, что надо завезти, какие продавщицы лучше работают, а кто левый товар в продажу пускает. То есть – от онлайн-касс получится реальная польза для бизнеса.

Но главное, где видим перспективу дальнейшего роста – это принести больше пользы уже существующим клиентам. Более глубоко автоматизировать их бизнес-процессы и, параллельно, создать для них экосистему обслуживания бизнеса, существенно повысить эффективность взаимодействия между предприятиями. Сейчас частый пример интернет-инновации - когда ваш холодильник понимает, что заканчивается молоко, заказывает его в интернет-магазине , оплачивает с вашей кредитной карточки. А если вся страна автоматизирована на «1С», то эти «1С:Предприятия» точно знают, что каждая компания должна купить, а что хочет продать. Мы можем сделать так, чтобы они друг с другом договорились в проекте «1С:БизнесСеть», где поставщики будут находить покупателей на свою продукцию прямо в «1С». Только надо наладить, чтобы одинаковые товары и услуги назывались одинаково, а разные по-разному, мы сейчас работаем в этом направлении над проектом «1С:Номенклатура».

При этом обеспечивающие функции – бухучет, расчет налогов, зарплаты – мы предлагаем предприятиям отдать нам на аутсорсинг, это будет для них более надежно и процентов на 20 дешевле. В США треть процента их огромного ВВП – это услуги бухгалтерского и налогового аутсорсинга, у них, например, часто расчеты зарплаты организовывает стороннее предприятие, тогда информация о зарплатах не циркулирует между сотрудниками. У нас это только начинает развиваться. В прошлом году подключили сервис организации командировок Smartway, в этом году он развивается быстрее плана. Сервис подбирает билеты, резервирует гостиницы и заносит все данные в «1С:Бухгалтерию». Хотя командировочные удостоверения отменены, но все равно необходимо оформлять ряд документов, которые должны попасть в учетную систему.

Еще проект: «1С:Бухгалтерия» понимает финансовое состояние компании, например, когда нужен кредит, она с разрешения человека может запросить банки, у кого хорошие условия. А банкам на основе информации из «1С:Бухгалтерии» можно будет эффективно провести скоринг и быстро ответить. Аналогично возможен подбор транспортных услуг под заключенные поставки.

То есть мы хотим создать на основе «1С:Предприятия» экосистему, повышающую эффективность работы предприятий- пользователей.

— Вы ранее говорили, что задача «1С» — дотянуться не только до самых больших, но и до самых маленьких. Удается?
— Конечно. Вот пример: недавно ужесточены требования для садовых товариществ. Раньше, если им надо было, например, канаву выкопать, председатель товарищества просто собирал наличные и наличными же рассчитывался. А теперь надо все проводить через расчетный счет, отчитываться перед налоговой. Для них выпустили «1С:Садовод» — простое решение, которое позволяет председателю маленького товарищества вести учет и соответствовать всем требованиям.

Для микробизнесов мы выпустили бесплатное приложение «Мобильная бухгалтерия» для смартфонов. А если бизнес растет и становится сложнее, тогда можно переходить на «компьютерные» приложения и бухгалтерский аутсорсинг.

— Какие технологии на основе искусственного интеллекта применяете?

— Наш сервис «1С:БухОбслуживание» по количеству обслуживаемых предприятий в лидерах с огромным отрывом от следующего конкурента, в нем на сегодня учетные данные около 25 тыс. предприятий. Это уже big data, на эти данные получилось натравить искусственный интеллект.

Нейросеть автоматически разносит банковские выписки по видам операций и статьям затрат с точностью 96% , почти та же точность, что у бухгалтера средней квалификации. Абсолютизировать ИИ не надо, но есть конкретные ситуации, когда его применение уже дает пользу и позволяет высвободить живых людей от рутины для более интеллектуальной работы.

Мы внедряем и другие инновации, например на агрегатном заводе «Редуктор» (входит в «Вертолеты России») интегрировали «1С:Предприятие» с голосовым чат-ботом, цеховые мастера нового поколения прямо с мобильных закрывают сменные задания в системе.

— Некоторое время назад ходила шутка, что роботы могут заменить чиновников. Какой рывок может сделать цифровизация госуправления?

— Мы за последнее время заключили соглашения о сотрудничестве в области информационных технологий более, чем с 20 регионами, выиграли тендер федерального Казначейства на автоматизацию учета федеральных министерств и ведомств. По опыту этих проектов могу сказать: самое ценное то, что у руководства появляется реальная, подлинная информация для принятия решений. Остальное – снижение затрат на бухгалтерию или на бумагу – не столь важно.

В госуправлении – особенно российском – важно иметь возможность проследить информацию от показателей самого высокого уровня до первичного документа, а не вынужденно верить агрегированным «сводкам», в которых кто-то напишет правду, кто-то ошибется, а кто-то сознательно приукрасит картину.

Нашим первым регионом применения облачного варианта «1С:Предприятия» была Москва, это был 2012 год. Например, майскими указами президента ставилась непростая задача, чтобы зарплата школьного учителя была выше средней по региону, а в Москве это было выше 70 000 руб. Централизация учетной информации позволила видеть реальную картину загрузки и оплаты по каждому учителю, включая совместительство в разных школах, а не просто цифры в клеточках штатных расписаний. В регионах централизация учета позволила существенно улучшить контроль ситуации вопросами типа «куда списывается столько бензина, если в данном муниципалитете нет на балансе транспорта?» С нами работают регионы, руководство которых заинтересовано в наведении и поддержании порядка.

— И предприниматели, и чиновники говорят, что едва ли не основная, а может и основная проблема для развития российской экономики — это человеческий капитал. Кадры. Их для IT-отрасли хватает.

— Я считаю, что нехватка кадров — это основная проблема, которая сдерживает развитие цифровой экономики в стране.

Причем, картина довольно катастрофическая. В России чуть больше миллиона айтишников, это около 1,5% трудоспособных граждан. А в Великобритании, которая вообще-то не является страной-экспортером информационных технологий, их 4,5%.

— Где выход?

— Первое — прием в вузы. Для IT-специалистов в вузах 60 тыс. бюджетных мест в год – и в бакалавриате, и в специалитете. Это количество растет на несколько процентов в год. Хорошо, что рост есть, но он недостаточен. В программе «Цифровая экономика» указано, что это количество к 2024 году должно быть увеличено до 120 тыс. Как увеличить в 2 раза? Нужны какие-то особенные усилия: или увеличить общее количество мест бюджетных в вузах, или за счет других специальностей. Я считаю, что это необходимо.

Когда страна готовилась к большой войне, то в каждом райцентре был аэроклуб, в каждом парке культуры — парашютная вышка. В войну летчики пригодились. Если даже брать послевоенное время — почти в каждом инженерном вузе была военная кафедра с занятиями раз в неделю и госэкзаменом. Сейчас можно аналогично организовать обучение программистов. IT-компании под эгидой Минкомсвязи готовы выделять специалистов-наставников. Кроме того, важно, чтобы на профильные специальности в вузы принимали по ЕГЭ по информатике, а не по физике, как сейчас во многих региональных ВУЗах. В прошлом году в 9 классе более 360 тыс. детей писали ОГЭ по информатике, а в 11-м классе из них сдавали ЕГЭ по этой специальности – только 70 тыс. Получается, что дети после 9 класса бросают заниматься информатикой, поступать же надо – они начинают зубрить физику.

Но ведь в 10-11 классе и на первом-втором курсах айтишники как раз и формируются! Билл Гейтс создал Майкрософт на 2 курсе, создатель Фейсбука Цукерберг — аналогично.

Считаю, что если решить кадровую проблему, то информационные технологии смогут существенно ускорить развитие российской экономики.