Как энергобезопасность РФ зависит от угольной генерации

Почему к сибирским регионам России не применимы критерии оценки ситуации в Европе

close
Алексей Куденко/РИА «Новости»
В Москве состоялся круглый стол «Роль угольной генерации в эпоху энергетического перехода», в ходе которого представители регулирующих органов, энергокомпаний и экспертных организаций обсудили будущее этого сегмента мировой электроэнергетики в мире и в России.

Началось все с того, что руководитель направления «Электроэнергетика» Центра энергетики бизнес-школы «Сколково» Алексей Хохлов представил предварительные результаты проводимого сейчас Центром энергетики исследования, посвященного перспективам угольной генерации в мире и в России.

Доклад свидетельствует, что угольная генерация по-прежнему остается значимой в мире, в энергобалансе целого ряда стран она занимает значимую долю, а в таких странах, как Китай, Индия, ЮАР и Польша обеспечивает более двух третей от общего производства электроэнергии.

«Значимая роль угольной генерации обусловлена относительно низкой стоимостью угля, возможностью повысить энергобезопасность благодаря хорошей обеспеченности запасами угля и возможности его хранения. Но многие страны начинают снижать долю угля в виду ужесточающихся экологических требований. Для своего дальнейшего развития угольная генерация и в России и в мире должна ответить на ряд вызовов: повышение «чистоты» и эффективности, межтопливная и экономическая конкуренция с газом и ВИЭ», - подчеркнул Хохлов.

Заместитель технического директора по охране окружающей среды Сибирской генерирующей компании Константин Кушнир в свою очередь подтвердил, что у компании, как раз отвечающей за большую часть угольной генерации за Уралом, есть внутренняя мотивация к тому, чтобы «стать еще лучше и чище». По его словам, уже сейчас СГК реализует комплексную программу технического перевооружения генерирующих объектов и других мероприятий, которая должна позволить дать на экологический вызов.

Он напомнил, что с 1 января будущего года в России вступает в силу множество законодательных норм, которые призваны сделать чище многие отрасли, в том числе – угольную, и участникам рынка нужно в первую очередь ориентироваться на их выполнение.

«Это законодательство приведет к внедрению новых технологий. Вдобавок к этому у нас хотят «сверху» «заполировать» это регулированием норм по выбросам газов и введению дополнительных углеродных налогов. Но, по нашему убеждению, отрасль и так очень сильно застимулирована к тому, чтобы становиться чище. В частности, наша компания в городах присутствия имеет определенный четкий план на десятилетия вперед», — добавил представитель СГК.

По словам Кушнира, это не значит, что СГК будет скрывать истинное положение вещей с помощью различных стандартов, не соответствующих общемировым тенденциям. При этом, он подчеркнул, что сибирские регионы России находятся в другом положении, нежели чем Европа.

«Удручает появление новых концепций, не учитывающих то, что в городах Сибири угольная генерация занимается не только производством электричества, а работает в режиме ко-генерации: выработки одновременно электричества и тепла. Это также надо учитывать при развитии различных направлений, в том числе – и альтернативной энергетики», — резюмировал представитель СГК.

«Понятно, что из трубы не вылетает чистый воздух. Но новые технологии сжигания ископаемого топлива позволяют добиться достаточно низких показателей выбросов. Мы проводим постоянный мониторинг содержания в воздухе диоксида азота и пыли и можем с уверенностью сказать, что выбросы наших ТЭЦ находятся в пределах установленных государством нормативов. Наши нормы пока отличаются от жестких европейских стандартов, но мы работаем над тем, чтобы и к ним приблизиться»,— пояснил Кушнир.

Директор департамента угольной и торфяной промышленности Минэнерго РФ Сергей Мочальников, в свою очередь, пояснил, что доля угольной генерации в общей структуре выработки электроэнергии в России значительно ниже, чем во многих других странах, несмотря на то, что Россия обладает одними из самых больших запасов в мире угля.

«Необходимо добавить, что продолжается рост поставок российского угля на экспорт в восточном и атлантическом направлениях: объемы экспорта в 2017 году в атлантическом направлении были выше, чем по восточному направлению. Вместе с тем, объемы поставок угольной продукции на внутренний рынок стагнируют в связи с низкой конкурентоспособностью угольной генерации по сравнению с газовой», — подчеркнул представитель ведомства.

В части перспективности угля на внешних рынках с ним согласился и директор по стратегии Сибирской угольной энергетической компании (СУЭК) Владимир Тузов, добавив, что есть пример прямой корреляции между ростом национальных экономик и ростом потребления электроэнергии.

«У генерации, основанной на использовании угля, есть экономическое будущее: даже в ситуации глобального энергетического перехода этот энергоноситель сохранит свою роль как один из важных видов энергоресурсов, используемых для генерации электроэнергии», — детализировал топ-менеждер.

Делегат от законодательной власти — заместитель председателя комитета по энергетике Государственной Думы Дмитрий Исламов — отметил, что основными приоритетами развития угольной генерации в России должны стать вопросы социальной защиты занятых в угольной отрасли людей, многие из которых живут и трудятся в моногородах, и повышение экологичности электростанций.

«Сейчас международная повестка по развитию угольной промышленности делает упор на экологичность. При этом могу вам сразу сказать, что в России нормы по выбросам в угольной сфере не просто выполняются, а перевыполняются. Нашей стране нужно на государственном уровне принять решение – отвечать на этот вызов или нет. По нашему мнению, этот пункт не должен становиться приоритетом в ближайшей перспективе. При этом у нас в стране целые населенные пункты полностью завязаны на угле во всем, включая отопление», — объяснил парламентарий, пояснив, что для России это вопрос обеспечения энергобезопасности.

По словам Исламова, обвинять уголь во всех мировых бедах, и в том числе в потеплении климата, как минимум безграмотно.

И наивно полагать, что, создав «безугольную зону», мы снимем все вопросы к нам. У наших критиков есть чёткий расчёт - их конечная цель заключается в создании условий для снижения потребления энергоносителей, за чем последует снижение цены на важнейшие экспортные продукты РФ - нефть, газ, уголь, металлы», — отметил депутат.

Нужно же это, по мнению Исламова, странам которые не располагают запасами угля, нефти и газа. «Я уже говорил, что уголь - самый доступный и распространённый источник энергии и главный локомотив развития многих мировых экономик. Потому что это самый недорогой и технологически распространённый способ получения электроэнергии. Как говорили раньше, уголь - это хлеб промышленности. Чем дешевле электроэнергия, тем быстрее развивается экономика, тем быстрее растут её показатели», — заявил депутат.

Перспектива выбора радикальных методов регулирования выбросов парникового газа, таких как ввод углеродного налога, является на сегодняшний день ключевым риском для угольной генерации, согласился с Исламовым замгендиректора Института проблем естественных монополий Александр Григорьев.

По расчетам Института, при размере углеродного налога в 600 рублей за тонну углекислого газа угольная генерация станет неконкурентоспособной даже в Кемеровской области. И в этом смысле энергобезопасность целого ряда регионов России окажется под угрозой.

Дополнительно эксперт обозначил проблему золошлаковых отходов (ЗШО), большая часть которых (88%) отправляется на золоотвалы, чей ресурс практически исчерпан. Основными же причинами низкого уровня использования отходов ТЭС ИПЕМ считает отсутствие целенаправленной государственной политики по использованию ЗШО.

Для решения проблем отходов угольной генерации и с их дальнейшим использованием Григорьев предложил отказаться от устаревшего способа удаления золы (гидроудаление) в пользу альтернативных (сухое, полусухое и проч.) с созданием продуктов стабильного качества.

Помимо отказа от ввода углеродного налога и законодательного решения проблемы ЗШО, замгендиректора ИПЕМ считает необходимым выработку стратегии в отношении «угольных» моногородов с экономически неэффективной добычей и внедрение мер государственной поддержки угольного энергомашиностроения для модернизации имеющихся и строительства новых ТЭС.

«Мировой опыт показывает, что государство всегда является решающим фактором, когда речь об использовании угля в энергетике. В Великобритании и ряде штатов Америки именно государство «убило» уголь. У нас другая ситуация, но только государству под силу дать толчок развитию угольной генерации в стране», – отметив Григорьев.

Исполнительный директор, главный экономист Institute of Energy Economics Japan Кен Кояма рассказал, в свою очередь, что в азиатском регионе экологическая повестка однозначно будет менять энергобаланс, поэтому необходимо найти решение, которое будет экологически, экономически и технологически устойчивым.

«По одному из наших сценариев, потребление угля до 2020 года будет расти в основном в азиатских странах, затем оно пойдет на спад. Но, скорее всего, все источники энергии придется использовать в различных комбинациях», — указал эксперт.

В целом, высказанные позиции энергетиков, властей и экспертов показали, что проблема будущего угольной генерации комплексна и неоднозначна, и простых быстрых решений пока никому найти не удалось, отмечает модератор диалога Татьяна Митрова.

«Тем важнее эту проблему не замалчивать, а вести и далее обсуждения и искать взаимоприемлемые решения. До конца года мы планируем выпустить исследование на данную тему – для этого нам как раз и были необходимы дополнительные аргументы с разных сторон, которые прозвучали сегодня на нашем диалоге», — отметила она.