Пенсионный советник

«Невозможно нажать на кнопку, выключить одну систему и включить другую»

Интервью с генеральным директором ФГ «Будущее» Мариной Рудневой

Руслана Тардова 06.10.2016, 14:08
Александр Рюмин/ТАСС

О том, как заморозка пенсий влияет на накопления граждан и негосударственные пенсионные фонды, готовы ли граждане и участники пенсионного рынка к новой системе, предложенной Минфином и ЦБ, «Газете.Ru» рассказала генеральный директор ФГ «Будущее» Марина Руднева.

— Как оцените ситуацию на рынке негосударственных пенсионных фондов? Насколько доверяют россияне накопительной системе?

— Накопительная пенсионная система прочно вошла в нашу жизнь. Выбор в пользу НПФ уже сделали около 30 млн человек, а это половина экономически активного населения страны. Цифра, на мой взгляд, говорит сама за себя.

Доверие к негосударственным пенсионным фондам в последнее время во многом обеспечил и Центральный банк. Регулятор провел два серьезных решения. Первое — это акционирование фондов, которое положило начало новому этапу в развитии отрасли. Второе — внедрение системы, аналогичной АСВ на банковском рынке, системы гарантирования прав застрахованных лиц. За прошедшие два года требования к участникам рынка серьезно возросли, начиная с минимальных, просто для того чтобы иметь возможность продолжать работу по ОПС, и не говоря уже о дальнейших ограничениях в части инвестирования пенсионных средств. Результаты этой работы по развитию, по стандартизации отрасли мы наблюдаем сегодня. И один из них — плюс 8 млн граждан, перешедших в НПФ (на конец 2013 года, по данным ЦБ РФ, число застрахованных лиц в НПФ составляло 22 млн человек, на конец первого полугодия 2016 года — 30 млн). Система стала в разы прозрачнее, стабильнее и надежнее, и на сегодняшний день все фонды, которые вошли в систему гарантирования вкладов, вызывают доверие. Как регулятора, так и населения.

Тем не менее возникает другая проблема. С 2014 года государство замораживает часть пенсионных взносов работодателя на пенсионные накопления. И на Московском финансовом форуме министр финансов Антон Силуанов впервые за последнее время официально подтвердил, что возобновлены взносы — то есть вся система в ее прежней конфигурации — в следующем году не будут. Это, в свою очередь, может серьезно подорвать доверие россиян к накопительной системе.
 
— Какие последствия несет заморозка?
 
— Во-первых, теряется доходность. В результате заморозки при среднем счете 50 тыс. руб. клиенты НПФ теряют около 12 тыс. руб. прироста в год. Итого за три года с учетом дохода, который зарабатывает пенсионный фонд, счет мог бы составить уже 90 тыс.
 
Во-вторых, из-за постоянно продлеваемого моратория накопительная система теряет стабильность. Люди невольно приходят к тому, что начинают терять доверие к ней, и это, на мой взгляд, даже более критично.
 
— А как она сказывается на участниках рынка?
 
— Негосударственные пенсионные фонды сегодня оказались в сложной ситуации. Новых финансовых поступлений, притока средств нет. Раньше счет физического лица пополнялся за счет новых взносов работодателя и за счет инвестиционного дохода. Сейчас мы можем рассчитывать только на  инвестиционный доход, и в ряде случаев это серьезно ограничивает нас в инвестиционной деятельности, мы уже не можем позволить себе участие в каких-то проектах, в которые могли бы вложиться.
 
Тем не менее на те активы, которые в фондах находятся на данный момент, заморозка никак не влияет, и с ними мы продолжаем работать.
 

Новой системе не время


 
— Внести серьезные коррективы в пенсионную систему, подтянуть ее под нынешние условия недавно предложили  в Центробанке и Минфине России. Как вы относитесь к идее «индивидуального пенсионного капитала» — переводу накопительной части исключительно в добровольный формат, — о которой заявил Банк России?
 
— Мне кажется, добровольную систему можно рассматривать только как дополнение к обязательной, а не в качестве альтернативы.
 
Не думаю, что очередные и достаточно серьезные  изменения пенсионной системы повысят доверие к ней. Такого мнения придерживаются и мои коллеги по рынку. Здесь срабатывает одно простое правило: если вы все время меняете систему, вы ставите под сомнение и свои предыдущие решения по ее развитию. В такой ситуации сложно ожидать от населения доверия к абсолютно новой для них пенсионной конфигурации.
 
Финансовая группа «Будущее» выступает за сохранение системы пенсионных накоплений и намерена ее отстаивать, пока это будет возможно. При этом мы видим различные сценарии — это необязательно должно быть сохранение ОПС в том виде, в котором оно существует сейчас: 16% в страховую пенсию, 6% — накопительную. Уже были разные предложения, в том числе по снижению тарифа пенсионного взноса в накопительную часть с 6 до 2%. Мы прекрасно отдаем себе отчет в бюджетных проблемах, но сохранение накоплений для нас остается приоритетом. В данном случае мораторий и дальнейший ход системы вещи не связанные. Предположим, что мораторий продлевают на 2017 год и на год, следующим за ним. Но рано или поздно экономика оживет — положительные тренды мы видим уже сейчас. Так почему тогда не возобновить взносы? Я повторюсь, едва ли не главное преимущество существующей системы в том, что ей уже доверяют. Она уже сформирована и за 13 лет успела себя зарекомендовать. Это готовый финансовый инструмент, почему им не воспользоваться?
 
— Сторонники изменений имеют свою аргументацию: почему государство, которое обязуется выплачивать страховую пенсию, должно обеспечивать и накопительную часть? Не логичнее ли гражданам самостоятельно решать, какую часть доходов и в какие фонды вкладывать, чтобы приумножить будущую пенсию?
 
— Я соглашусь с тем, что человек должен отвечать за свое будущее. Но полностью перекладывать обязанность копить на пенсию на граждан необходимо постепенно, развивая финансовую грамотность населения. Граждане должны понимать составляющие пенсионной системы и принципы ее работы: куда идут их деньги, как формируются накопления.
 
В этом случае в какой-то перспективе можно было бы перейти на добровольную систему. Но невозможно нажать на кнопку, выключить одну систему и включить другую.  И даже не с точки зрения доходов населения. Необоснованно предполагать, что люди вдруг возьмут и начнут отчислять деньги в систему, которая не вызывает у них доверия. Смена парадигмы должна происходить на фоне того, что государство выполняет свои обязательства.
 
— Как может развиваться ситуация, на ваш взгляд, если концепция ЦБ и Минфина будет принята? Президент Национальной ассоциации пенсионных фондов Константин Угрюмов и председатель совета Ассоциации негосударственных пенсионных фондов Сергей Беляков уже выразили опасения. По их мнению, значительного притока добровольных пенсионных взносов не будет, а без этого, если допустить продление заморозки, наступит коллапс системы. Если возникают такие риски, как быть?
 
— Я скорее соглашусь с коллегами. Безусловно, мы намерены вместе с регулятором войти в рабочую группу по разработке новой пенсионной системы, надеемся в определенной части повлиять на ход реформы. Но больших ожиданий пока не испытываем. В любом случае, пока неизвестно, в каком формате и когда Минфин с ЦБ собираются вводить новую  систему, делать выводы о последствиях рано.
 

Центробанк зачистил рынок


 
— Недавно O1 Group объявила о том, что всем пенсионным бизнесом компании будет заниматься ФГ «Будущее». С какой целью произошла такая реорганизация?
 
— В определенный момент, когда под управлением группы находилось уже пять фондов, пенсионный бизнес стал занимать довольно серьезную долю деятельности O1 Group. И его вывод в отдельную, обособленную группу стал логичным и необходимым шагом для дальнейшего развития. Наша основная задача — это унификация бизнес-процессов. Создание группы в конечном итоге обеспечит в фондах единые механизмы принятия решений, операционной деятельности, наконец, общий подход в формировании инвестиционных стратегий. Все это позволит повысить надежность и доходность, а также выстроить более  эффективное корпоративное управление.
 
— Что будет с накоплениями клиентов фондов? Их переведут в один большой фонд?
 
— Нет. В своей текущей конфигурации работу продолжат «Телеком-Союз» и «Образование». «Телеком-Союз» занимает на рынке определенную нишу, на протяжении долгого времени работая с резервами и развивая корпоративные пенсионные программы. Укрупнится НПФ «Будущее» — флагманский фонд группы. Сейчас к нему присоединяются «Русский стандарт» и «Уралсиб», эту процедуру мы планируем завершить к концу года. В результате клиенты двух фондов будут обслуживаться в «Будущем».
 
— В дальнейшем они могут объединиться в рамках одного фонда?
 
— Таких планов нет. В ближайшее время мы сохраним формат трех фондов в рамках группы.
 
— Какой объем активов есть у группы? Как планируете управлять этими средствами? Во что будете вкладывать, какие инструменты привлекать? Каков багаж инвестиционных инструментов сегодня есть у НПФ и финансовых групп?
 
— Сейчас число наших клиентов достигает 4,6 млн человек, под управлением находятся 275 млрд руб. Мы всегда говорим, что средства пенсионных накоплений должны работать как длинные деньги в экономике страны. В прошлом году мы инвестировали в строительство участка платной трассы Москва — Санкт-Петербург «Магистраль двух столиц». На прошлой неделе объявили о сделке по покупке облигаций ГТЛК в рамках проекта по обновлению составов поездов пригородного сообщения. Мы ожидаем, что в реальном секторе будет появляться больше инструментов, качество и доходность которых отвечают, во-первых, требованиям законодательства, а во-вторых, нашим задачам заработать для клиентов доход.
 
— Стратегия финансовой группы как-то отличается от средней по рынку? Во что обычно вкладываются НПФ? Какие еще инструменты используются, чтобы сохранять средства?
 
— Сегодня у НПФ нет особенно большого маневра в части вложений. ЦБ РФ последовательно ужесточает требования к активам, и к этой политике можно отнестись с пониманием. Высокорисковые инвестиции, которые обычно приносят хоть и высокий, но краткосрочный результат, осуществлять стало гораздо сложнее. Акции? Только первого уровня.  Облигации — только с очень высоким кредитным рейтингом. Депозиты — только топ-10 банков. Поэтому инвестстратегии участников рынка сопоставимы. Просто одни ведут себя более консервативно, больший объем средств размещая на депозитах, а другие нацелены преимущественно на реальный сектор, то есть облигации.
 
Тем не менее инвестиционный фон выровнялся. Участники пытаются найти интересные идеи и предложения. Мы, в частности, поучаствовали в покупке акций «Алросы», и это безусловно можно считать удачной инвестицией. С момента покупки акции компании выросли более чем на 30%.
 
— На ваш взгляд, не слишком ли жестко Центробанк ограничил инвестиционные возможности фондов, которые и так прошли «чистку»?
 
— На мой взгляд, сейчас задача регулятора — понять, насколько работоспособна система, как происходит инвестиционный процесс внутри фондов, насколько сотрудники НПФ профессиональны и понимают, что делают. Наконец, насколько фонды устойчивы к внешней обстановке — НПФ сейчас проходят пилотные стресс-тесты. Сначала всем так или иначе придется ребалансировать свои портфели, реализовав инвестиции, которые недостаточно удовлетворяют поставленным ЦБ требованиям. В дальнейшем же, когда этот этап будет пройден, я не исключаю, что мы можем рассчитывать на частичное ослабление регулирования и расширение инвестиционных возможностей. В этом смысле ЦБ проводит очень системную и логичную работу.