Медицина не для всех

Американцы не лечатся из-за дороговизны

,
Американцы вынуждены отказываться от медпомощи из-за слишком высокой стоимости услуг, показал опрос Института Гэллапа. Хотя число обладателей страховых полисов растет. В России проблема даже не в дороговизне медицинских услуг или малом количестве выданных полисов (ведь есть программа ОМС), а в частых случаях страхового мошенничества и низком развитии ранней диагностики заболеваний, отмечают эксперты.

В 2014 году 33% американцев вынуждены были отказаться от медицинской помощи из-за слишком высокой стоимости, говорится в недавнем исследовании Института Гэллапа. Несмотря на то что в целом в последние годы таких людей в США было около трети, нынешний показатель является самым высоким за 14 лет.

Опросы проводятся институтом во всех штатах США и округе Колумбия с 2001 года. Респондентов просят ответить, отказывались ли они или члены их семей от медицинских услуг в течение предыдущих 12 месяцев. Положительно ответили более половины (57%) не имеющих медицинской страховки американцев и значительно меньше обладателей частных (34%) и государственных страховых контрактов Medicare и Medicaid (22%).

Общее число людей, отказывавшихся от медицинской помощи, выросло с 25% в 2013 до 34% в 2014 году, несмотря на ожидания, что ситуация улучшится после полноценной реализации правительственной реформы медицинского страхования (так называемая Obamacare).

Причем среди американцев с низким доходом (менее $30 тыс. в год на семью) количество отказавшихся от услуг врачей в нынешнем году снизилось (с 43 до 35%), в то время как среди обладателей среднего (от $30 тыс. до $75 тыс.) и высокого (свыше $75 тыс.) выросло — с 33 до 38% и с 17 до 28% соответственно. Больше стало и тех, кто отказался от лечения «серьезного заболевания»: их в 2014 году было 22%, а тех, кто обращался в больницы по менее серьезным причинам, но продолжать лечение не стал, вдвое меньше — всего 11%. Такой разрыв является одним из наиболее заметных за все время проведения исследований, больше — 12 процентных пунктов — было лишь в 2010 году, в среднем этот показатель не превышает 9 п.п.

Расходы на медицинское обслуживание и здравоохранение в США — одни из наиболее высоких в мире и, по данным Всемирного банка, в 2012 году составляли около 17,9% ВВП. У России этот показатель намного ниже — 6,3%, по нему мы уступаем не только «социально успешным» европейским странам, но и, к примеру, Афганистану (8,6%) и Либерии (15,5%).

В отличие от США в России рынок добровольного медицинского страхования пока только развивается, поскольку каждый гражданин имеет право на медпомощь в рамках программы обязательного медицинского страхования.

По расчетам экспертов, полисом ДМС обеспечено порядка 10 млн россиян — около 7% населения, хотя встречаются оценки и в 2–5%.

Согласно данным ЦБ РФ, в январе — сентябре 2014 года прирост премий по ДМС по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года составил 10,4%, а объем премий по ДМС превысил 105 млрд руб. При этом с физлицами заключается только 10,8% договоров, с юрлицами — 89,2%. «Что касается количества заключенных договоров, то в январе — сентябре 2014 года с физлицами было заключено 8,412 млн договоров страхования ДМС (рост по сравнению с январем — сентябрем 2013 года — на 7,4%)», — рассказал «Газете.Ru» президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорь Юргенс.

Более 95% застрахованных получают полис ДМС в рамках соцпакета работодателя. Как правило, компания оплачивает 100% стоимости страховки, хотя встречаются и варианты софинансирования.

Значительная часть продаж физическим лицам приходится на «условно розничный сегмент» — программы work site marketing, в рамках которых работникам корпоративных клиентов предлагается за свои деньги купить полисы для родственников по корпоративным тарифам. «Дело в том, что стоимость ДМС для розничных клиентов «с улицы» в несколько раз выше, чем для работников компании, — пояснил «Газете.Ru» начальник отдела макроэкономического анализа страховой компании «Согласие» Максим Чернов. — При розничном страховании в тариф закладывается негативная селекция риска: добровольно покупать медицинскую страховку будут преимущественно люди, уже испытывающие проблемы со здоровьем, тогда как при страховании персонала в рамках соцпакета страховщик получает сбалансированный портфель».

По мнению специалистов, сегодня существует два принципиальных препятствия для активного предложения полисов ДМС физическим лицам в России. «Во-первых, страховым компаниям очень сложно отслеживать медицинскую историю пациента и, соответственно, сложно провести правильный расчет рисков по этому пациенту, выставить соответствующую стоимость. У страховщика же есть задача не только продать полис, но и обеспечить рентабельность страхования», — подтвердил слова Чернова Александр Лапунов, директор департамента андеррайтинга и методологии добровольного медицинского страхования «АльфаСтрахования». Вторая причина заключается в том, что в случае возникновения конфликта между застрахованным и страховой компанией суды практически всегда встают на сторону застрахованного, что не способствует предотвращению страхового мошенничества. «Сейчас человек не несет никакой ответственности, если предоставляет в страховую компанию заведомо ложную информацию о состоянии своего здоровья. Хотя во всем мире такая ответственность предусмотрена», — отмечает эксперт.

Кроме того, страховая культура в России находится на низком уровне: как утверждают участники рынка, большинство россиян хотят купить полис для оптимизации расходов на оплату уже необходимого лечения.

«Это выглядит примерно так же, как попытаться застраховать уже разбитую машину. В страховании должен применяться единый для всего мира принцип — каждый здоровый платит часть убытков больного», — добавляет Лапунов.

Для того чтобы сегмент ДМС для физических лиц стал массовым и рентабельным, необходим большой пул пациентов, чего в России пока не наблюдается.

Не стоит считать всех жителей России мошенниками, стремящимися нажиться на страховых компаниях: основная проблема заключается не в дороговизне лечения, а в низком развитии ранней диагностики. Из-за недостаточной ориентации нашей медицины на диспансеризацию и профилактику заболеваний у подавляющего числа россиян нет возможности системно следить за своим здоровьем и обращаться к врачам на ранней стадии заболевания. Так, выявление рака у нас, к сожалению, зачастую происходит только в третьей и четвертой стадиях, когда для спасения жизни человека можно сделать уже не так много. «В последнее время стало расти число компаний, которые осознают важность превентивных мер по поддержанию здоровья персонала и включают в корпоративную программу ДМС услугу ежегодной диспансеризации работников», — добавляет Чернов.
 
Высокая степень неопределенности дальнейшего развития российской экономики, безусловно, вызывает опасения у участников рынка страхования, однако они отмечают, что медицинское страхование как часть социального пакета стало традиционным для работодателей. «Часть наших текущих и потенциальных клиентов просят нас перестроить программы с целью оптимизации стоимости, чтобы вписываться в свои утвержденные бюджеты, но отказа от страхования мы не наблюдаем. Не отказываются от ДМС даже клиенты, которые вынуждены прибегнуть к сокращению штата, некоторые из них даже сохраняют пакет услуг, некоторые пересматривают его в сторону уменьшения», — резюмирует Лапунов.