Япония выросла спросом

Экономический рост Японии составил 5,9%

Павел Сморщков 15.05.2014, 19:15
iStockPhoto

Экономика Японии выросла почти на 6% в первом квартале за счет всплеска потребительского спроса накануне повышения налога с продаж. Власти надеются, что этот бум даст импульс для выхода Японии из «дефляционной спирали». Однако, скорее всего, экономика Японии останется стабильной, но почти не растущей: слишком много проблем ожидает страну в будущем.

В первом квартале 2014 года ВВП Японии вырос на 5,9%. Это самый быстрый рост местной экономики за последние 2,5 года. Подобные темпы роста не характерны для Японии. Кварталом ранее экономика страны подросла всего на 0,3%.

Ни одна из крупнейших экономик мира не могла похвастать таким ростом, какой показала Страна восходящего солнца в этом году. Это рекорд среди стран «большой восьмерки».

Для сравнения — ВВП США в первом квартале 2014 года относительно аналогичного периода прошлого года вырос на 2,3%, стран еврозоны – на 0,9%, Евросоюза – на 1,4%. Экономика России в годовом измерении выросла на 0,8%. Такие темпы роста характерны для развивающихся рынков, а не развитых (в Китае, лидирующей развивающейся экономике, за этот период прибавка ВВП составила 7,4%).

Впрочем скачок ВВП Японии в первом квартале был достаточно предсказуем. Повторилась ситуация первого квартала 1997 года, когда правительство увеличило налоговую нагрузку в следующем квартале. С 1 апреля 2014 года в Японии был с 5% до 8% повышен потребительский налог с продаж, и граждане ринулись покупать товары, а корпорации увеличили закупки основных и оборотных средств. «К тому же торговые сети для привлечения максимального числа покупателей объявили о дополнительных скидках, что в совокупности спровоцировало настоящий потребительский бум в торговых сетях и в дилерских автоцентрах», — отмечает инвестиционный аналитик ФК «Инвестпрофит» Сергей Коробков.

В результате потребительский спрос, на который приходится 60% японского ВВП, вырос на 2,1% по сравнению с предыдущим кварталом, что стало рекордом с 1997 года. Капиталовложения компаний увеличились на 4,9%. Это лучшие цифры с конца 2011 года, когда Япония активно восстанавливала экономику после катастрофы в Фукусиме, отмечает аналитик «Инвесткафе» Дмитрий Демиденко.

Перепало и иностранным поставщикам: импорт подскочил на 6,3% по сравнению с предыдущим кварталом.

Опрошенные накануне оглашения цифры информационным агентством Bloomberg экономисты, впрочем, ожидали роста ВВП в первом квартале лишь на 4,2%. То, что он увеличился сильнее ожидаемого, можно объяснить, в частности, хорошим спросом на японские автомобили, в результате чего экспорт по сравнению с предыдущим кварталом увеличился на 6%. Кроме того, помогло ослабление иены до 102–103 за доллар после 94–95, отмечает старший преподаватель отделения востоковедения высшей НИУ ВШЭ Андрей Фесюн.

При этом новый налог поддержал общий потребительский пессимизм, царящий в Японии. Доверие потребителей к экономике Страны восходящего солнца в апреле снова упало (уже пятый месяц подряд) — до 37 пунктов по сравнению с 37,5 пункта в марте. Это минимум с августа 2011 года. Поэтому он неизбежно приведет к временному спаду экономики:

во втором квартале опрошенные Bloomberg экономисты ожидают снижения ВВП Японии на 3,3%.

Дальнейшая интрига заключается в том, насколько потребительский всплеск даст импульс, достаточный для преодоления негативного фактора повышения налога с продаж. После введения налога в 1997 году в экономике Японии наблюдались кризисные явления, но то была иная ситуация: общерегиональная конъюнктура была очень плохая — начался валютный кризис в Азии, отмечает научный сотрудник Центра японских исследований Института Дальнего Востока ФАНО Дарья Сенина. Поэтому надежда на быстрые улучшения есть, тем более что, по аналогии с тем же 1997 годом,

спрос может восстановиться уже в июле, и именно в этом месяце Банк Японии определит, будет ли менять свою денежно-кредитную политику, указывает Сенина. Аналитики Bloomberg в третьем квартале прогнозируют рост ВВП на 2%.

«Сильный рост ВВП расценивается как повод для сохранения масштабов программы количественного смягчения на прежнем уровне», — считает Демиденко. «23 февраля 2013 года на пост главы японского Центробанка был назначен Харухико Курода, разработавший беспрецедентные меры монетарного стимулирования японской экономики, — напоминает Коробков. — Банк Японии ежемесячно скупает облигации японского правительства на 7 трлн иен, впрыскивая таким образом в экономику порядка 84 трлн иен ежегодно, что почти соответствует масштабам поддержки американской экономики со стороны ФРС на пике программы QE3».

Впрочем, влияние этого смягчения, составляющего часть политики «абэномики» (названной в честь премьер-министра Синдзо Абэ), не стоит преувеличивать: сами по себе они не очень действенны, считают эксперты «Газеты.Ru».

Против надежд на восстановление потребительского спроса играет немало факторов, и похоже, они перевешивают.

Японцы считают проблемой угрозу дефляции, поэтому сопровождавший увеличение потребительской активности рост цен мог бы дать сигнал к улучшению. Но всплеск индекса потребительских цен к 1 мая до 2,7%, пусть даже это рекорд с апреля 1992 года, оказался меньше, чем ожидалось, при этом инфляция все равно больше, чем темп роста зарплат, указывает Сенина.

«Сказать, что спрос восстановится или даже будет расти, очень сложно в условиях, когда работодатели в Японии не повышают заработные платы или повышают не теми темпами, которые необходимы для того, чтобы выйти из дефляционной спирали», — отмечает она.

В то же время бурный рост ВВП дает возможность для нового повышения налогов, считает Демиденко. А это еще больше будет угнетать потребительский спрос.

Японцы планируют и дальше повышать налог с продаж,

примерно до 10% к 2017 году, причем на этом не остановятся и могут довести его до 12–15% по примеру Кореи, где он составляет около 30%. Это делается для пополнения бюджета, который «объективно» был бы отрицательным, если бы не колоссальный объем внутреннего долга, а это бомба замедленного действия, отмечает Фесюн. «Согласно оценкам Fitch, госдолг в 2020 году достигнет пика в 245% от ВВП, — указывает Демиденко. — Для того чтобы замедлить его динамику, необходимо сокращать расходы и увеличивать доходы бюджета».

Но и это не все вызовы для экономики Японии. «Основными проблемами японской экономики, наряду с наиболее крупным среди развитых стран размером государственной задолженности, являются отрицательная реальная доходность долгового рынка и зависимость иены от внешних факторов, — считает Демиденко. — Первая проблема заставляет пенсионные фонды, которые являются основными операторами на долговом рынке, искать активы за рубежом. В условиях старения населения выплатить пенсии, ориентируясь на суверенный рынок долга, становится все труднее и труднее».

Что касается иены, то валюта Страны восходящего солнца используется как спасительная гавань в период глобальных потрясений, поэтому

при возрастании геополитических рисков иена может дорожать, а это нежелательно, так как сильная валюта создает сложности для достижения цели Банка Японии по инфляции, отмечает Демиденко.

Также к проблемам можно отнести увеличение зависимости Японии от производств, переносимых за рубеж, усиление конкуренции в ключевых для нее отраслях и необходимость расконсервации ряда АЭС, поскольку электричества от тепловых электростанций не хватает, что вызовет большие расходы на новые методы защиты, считает Фесюн.