Труба пала жертвой обстоятельств

Заморозка тарифов не позволяет «Транснефти» построить трубопровод к Комсомольскому НПЗ «Роснефти»

Алексей Топалов 30.09.2013, 21:32
close
Юрий Смитюк/ИТАР-ТАСС

«Транснефть» отказалась строить отвод от нефтепровода ВСТО к Комсомольскому НПЗ «Роснефти», объясняя это заморозкой тарифов, которая делает невозможными долгосрочные инвестиции. Из-за нее трубопроводная монополия в следующем году недополучит около 30 млрд рублей и будет вынуждена увеличить сроки реализации своих проектов. Эксперты говорят, что заморозка тарифов негативно отразится на экономике, однако это вынужденная мера, без нее Россию ждет в лучшем случае стагнация, а в худшем — рецессия.

Из-за заморозки тарифов естественных монополий, запланированной правительством на следующий год, «Транснефть» отказывается от строительства трубы, соединяющей нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО) с Комсомольским НПЗ «Роснефти». Об этом в понедельник заявил первый вице-президент «Транснефти» Максим Гришанин.

О строительстве отвода до Комсомольского НПЗ «Транснефть» и «Роснефть» договорились год назад. Предполагалось, что будет построена труба мощностью 8 млн тонн в год, причем строительство профинансирует «Транснефть», которая затем компенсирует затраты за счет так называемого инвестиционного тарифа — повышенной платы за прокачку для сырья «Роснефти». Стоимость линейной части трубопровода оценивается в 27 млрд рублей, весь проект с учетом нефтеперекачивающих станций и линии внешнего энергоснабжения — в 53 млрд рублей.

«Проект пал жертвой обстоятельств, — говорит пресс-секретарь «Транснефти» Игорь Демин. — По нашим оценкам, он должен был окупиться за пять-семь лет, однако в нынешней ситуации, когда непонятно, что будет с тарифами, мы не можем инвестировать средства в долгосрочный проект».

При этом Демин отметил, что проект трубопровода до КНПЗ не был включен в инвестиционную программу «Транснефти».

Заморозка тарифов «Транснефти» официально пока не зафиксирована, но в субботу курирующий ТЭК вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что принципиальное решение уже принято.

Аналитик ФК «Уралсиб» Алексей Кокин считает, что «Транснефть» с самого начала была слишком щедра. «Безусловно, трубопровод до Комсомольского НПЗ необходим, так как поставки сырья железнодорожным транспортом в среднем примерно на 30% дороже, — рассказывает эксперт. — Но, например, НК «Альянс» самостоятельно строит отвод от ВСТО до своего нефтеперерабатывающего предприятия в Хабаровске, а «Транснефть» взялась финансировать трубу для «Роснефти».

В «Роснефти» «Газете.Ru» заявили, что в целях выполнения своих обязательств компания в настоящий момент изучает различные варианты логистических схем. Однако какие именно возможности рассматриваются, не уточнили.

По оценкам «Транснефти», из-за заморозки тарифов компания в следующем году недополучит около 30 млрд рублей. «И это без учета падения грузооборота, которое вызвано тем, что объемы нефтепереработки в России растут, меньше нефти идет на экспорт, следовательно, сокращается транспортное плечо», — поясняет Игорь Демин. По его словам, ни увольнять сотрудников, ни отказываться от программы ремонта нефтепроводной системы компания не собирается, и единственным выходом при заморозке тарифов для нее является увеличение сроков своих инвестпроектов.

«А строительство с каждым годом дорожает», — подчеркивает Демин.

Представитель «Транснефти» говорит, что компания выступает не столько против собственно заморозки тарифов, сколько против постоянного изменения правил игры. «Монополии являются долгосрочными инвесторами, в частности, «Транснефть» инвестирует не менее чем на пять лет (обычно семь-десять), — рассказывает Демин. — Но государство постоянно меняет условия тарифного регулирования, и в итоге общая инвестиционная стратегия приносится в жертву».

Главный экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров также отмечает, что правила тарифного регулирования меняются едва ли не ежегодно и это действительно мешает работе компаний, снижает их доходы и заставляет сокращать инвестпрограммы. «Однако экономическая политика опирается на общеэкономические ожидания, а еще год назад ожидалось, что в 2013 году мировая экономика будет расти, — говорит Тихомиров. — Вместо этого мы получили несколько волн коррекции, и в условиях замедления экономики власти ищут факторы для того, чтобы обеспечить ее рост в будущем».

При этом в краткосрочной перспективе заморозка тарифов и вызванные ею сокращения инвестпрограмм монополий, по словам Тихомирова, неблагоприятно скажутся на экономике.

«Но это вынужденная мера, призванная сократить инфляцию и снизить ставки банковских кредитов, что облегчит положение малого и среднего бизнеса, — объясняет эксперт. — Без этого нас ждет в лучшем случае стагнация, а в худшем — рецессия».