Пенсионный советник

Старые точки нового роста

Резервами для ускорения роста ВВП России до 6% должны стать инвестиции, ненефтяной экспорт и малый бизнес, считают в Минэкономразвития

Екатерина Карпенко 29.04.2013, 20:06
Глава Минэкономразвития Андрей Белоусов Екатерина Штукина/ИТАР-ТАСС
Глава Минэкономразвития Андрей Белоусов

Модернизация экономики, армии и социальной сферы потребует 7,5% ВВП ежегодно, но при нынешнем сценарии развития такие деньги появятся лишь через 7—8 лет. Найти их можно только через ускорение экономического роста до 6% ВВП. И это возможно, заявил глава Минэкономразвития Андрей Белоусов, предложив программу действий. Нужно изменить структуру экономики, вкладывать нефтяные сверхдоходы в инфраструктуру, повышать эффективность труда. Предложения ведомства не новы, напоминают экономисты. По их мнению, задействование резервов требует политических решений и мгновенного результата не даст.

Минэкономразвития нашло резервы ускорения экономического роста до обозначенного президентом Владимиром Путиным ориентира в 5—6%. Для этого нужно вернуть уходящие за рубеж инвестиции, нарастить ненефтяной экспорт, увеличить производительность труда за 10 лет вдвое и вывести из тени малый и средний бизнес. Эти резервы можно задействовать только при структурной модернизации, заявил на коллегии ведомства его глава Андрей Белоусов.

«Использование вышеперечисленных резервов позволяет выйти в 2014—2016 годах на траекторию 6-процентного роста и в 2017—2020 годах достичь почти 7% роста в год», — считает министр.

Реализация президентских указов требует дополнительных расходов в 2014—2018 годах на уровне 7,5% ВВП в год, подсчитали в Минэкономразвития. Повышение зарплат бюджетникам, переселение из аварийного жилья и другие задачи требуют 0,6% ВВП ежегодно, модернизация здравоохранения, образования и жилищно-коммунального сектора — 1,7% ВВП, транспорт и энергетика — 1,8% ВВП, сокращение нефтяной зависимости — 1,5% ВВП. Еще 0,4% ВВП нужно на развитие Дальнего Востока, юга России и Калининградской области, а военные расходы потребуют 1,5% ВВП. «Теперь давайте ответим сами себе, можем ли мы решить ответственные задачи без ускорения экономического роста и повышения его эффективности без структурной перестройки экономики, без технологического рывка, без институциональных реформ, без бюджетного маневра. Вопрос риторический», — сказал Белоусов.

Дополнительные деньги, необходимые в том числе на реализацию указов, при нынешних темпах развития можно найти только через 2,5 года, подчеркнул Белоусов. «А если учитывать, что через бюджетную систему перераспределяется только треть прироста ВВП, этот срок увеличивается в 3 раза — до 7—8 лет», — констатировал он.

Первый резерв — увеличение инвестиций. Согласно расчетам Минэкономразвития, валовые национальные сбережения в 2012 году составили 28,6% ВВП. Инвестиции в основной капитал — всего 20% ВВП, остальные деньги выводятся за рубеж, указал чиновник. «Задача за счет улучшения предпринимательского климата, снижения ставок, повышения внутреннего финансового рынка, реализации крупных инфраструктурных проектов уже к 2015 году достичь инвестиций в 25% ВВП, а в перспективе приблизиться к 30%», — заявил Белоусов.

Второй резерв — ненефтегазовый экспорт. Здесь министерство ставит на машиностроение. «Сегодня, имея ВВП по обменному курсу в $2 трлн и объем машиностроения в $173 млрд долларов, Россия экспортирует машинного оборудования всего на $27 млрд. Это просто позорная цифра», — посетовал Белоусов. По его словам, это показатели Южной Кореи 20 лет назад и Филиппин 10 лет назад.

Повышение производительности труда до стран еврозоны — еще один резерв, но требующий снижения процентных ставок и улучшения предпринимательского климата. Кроме того, Россия должна вывести из теневого сектора 18 млн предпринимателей и увеличить долю малого бизнеса в ВВП с 19% до 40—50%.

Структурные реформы, которые могут задействовать резервы экономического роста, прежде всего, заключаются в институциональных изменениях, а также о финансовом маневре в сторону здравоохранения и образования. Кроме того, сказал Белоусов, опережающими темпами должны развиваться технологии.

Еще одно средство проведения структурных реформ — инвестиции в крупные инфраструктурные проекты. Минэкономразвития не раз выдвигало инициативы по ускорению экономического роста за счет реализации транспортных и инфраструктурных проектов, что требует изменения бюджетного правила в части направления сверхдоходов в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ). Теперь, сказал Белоусов, есть предложения по таким инвестициям без нарушения бюджетного правила. Премьер-министр Дмитрий Медведев, в свою очередь, поручил такие предложения ему представить.

Министр снова раскритиковал идею накапливания денег в резервных фондах в условиях прогнозируемого снижения цен на нефть.

«А если они системно перейдут на новый пониженный уровень — $70—80 за баррель, — то мы просто проедим резервы за 2—3 года и останемся и без денег, и без дорог», — заявил Белоусов.

На инфраструктурные проекты из ФНБ уже с 2013 года можно направлять 200—400 млрд рублей, считает чиновник.

По подсчетам ведомства, структурная модернизация экономики России прирост ВВП к нынешнему уровню за счет роста потребления на 0,4 процентных пункта, за счет увеличения инвестиций — 3 п.п., роста неэнергетического экспорта — 0,5—1 п.п. По словам министра, с учетом наращивания импорта «выходим на планку в 5—6% ВВП».

Точка в дискуссиях относительно мер стимулирования экономического роста должна быть поставлена на очередном совещании у президента Путина. Этой теме было посвящено совещание 22 апреля, на нем глава государства поручил первому вице-премьеру Игорю Шувалову и помощнику президента Эльвире Набиуллиной подготовить предложения к 15 мая.

В докладе Белоусова были четко обозначены вызовы, необходимые ресурсы для их преодоления и направления действий, говорит замдиректора Межведомственного аналитического центра Юрий Симачев. «А как это между собой сшивается и как мы можем перейти в другое качество — не очень понятно. В частности, не очень понятно, как может быть осуществлен бюджетный маневр при сохранении бюджетного правила», — считает экономист. По его словам, перечисленные резервы экономического роста правильные, но все требуют дополнительных денег. «Часть этих резервов точно нельзя задействовать моментально, нужно время. А инвестиции в инфраструктуру предполагают долгий срок реализации, я не уверен, что от них можно получить эффект к 2014—2016 году», — отметил эксперт. «Государству предлагается начать тратить больше средств на ряд направлений, например, экспорт и инфраструктуру, но кардинально ситуацию это не меняет. Путин поручил Набиуллиной и Шувалову найти согласованные решения, напоминает Симачев, но в такое согласование не верит. «На совещании в Сочи были озвучены очень разные позиции. Согласование неизбежно потребует политического решения», — заключает эксперт.

Белоусов не представил никаких новых инициатив, с предложенными министром решениями трудно спорить, отмечает главный экономист банка «Открытие» Владимир Тихомиров.

«Многие шаги лежат не в экономической, а в политической плоскости. Нужна политическая воля, чтобы реально снижать долю государства в экономике. В самых привлекательных отраслях присутствуют госкомпании, которые не позволяют развивать конкуренцию и частный бизнес», — считает экономист.

Инфраструктура требует именно государственных вложений, так происходило во многих развитых странах, согласен эксперт. «Аргумент против распечатывания ФНБ — боязнь нового экономического кризиса, во время которого могут понадобиться деньги, или демографического кризиса, который потребует балансировки пенсионной системы», — указал экономист. «Другой аргумент — неэффективная бюрократическая система, особенно на низших уровнях, и боязнь, что средства будут неэффективно потрачены», — полагает Тихомиров. «Прежде чем вкладывать деньги в крупные проекты, надо перестраивать бюрократический механизм. Это опять политическое решение», — резюмировал он.