Пенсионный советник

«Рособоронэкспорт» попал в индийский залог

Как Индия зарабатывает на «технических отсрочках» военных тендеров с участием России

Алина Черноиванова 11.02.2013, 12:07
Выступления «Русских Витязей» на авиашоу Aero India 2013 Manjunath Kiran/AFP/Getty Images
Выступления «Русских Витязей» на авиашоу Aero India 2013

Индия находит выгоду в «технических отсрочках» по военным тендерам. Компании, подающие заявки, вносят залоги и теряют право на возврат денег при одностороннем выходе из тендера. Залоги по будущим военным контрактам лежат в индийских банках, и участники конкурсов платят за обслуживание счетов. Один из самых крупных тендеров с участием «Рособоронэкспорта» — на 197 легких вертолетов разведки стоимостью до $3 млрд — длится более 12 лет.

За последние два года Россия упустила в Индии контракты более чем на $13 млрд. В частности, МиГ-35 проиграл истребителю Dassault Rafale (126 самолетов более чем за $10 млрд, причем, по данным источника в российском оборонпроме, Франция повысила цену контракта до $17 млрд за счет офсетной программы, когда, согласно контракту, часть средств от сделки инвестируется в экономику страны-импортёра, и переговоры по этому поводу между Индией и Францией продолжаются); боевой Ми-28НЭ «Ночной охотник» уступил вертолету AH-64D Apache (около $1,4 млрд); тяжелый транспортный Ми-26Т2 – американскому CH-47F Chinook (примерно $1 млрд); самолет-заправщик Ил-78МКИ-90 не смог выиграть тендер у A330MRTT производства Airbus (около $1 млрд).

Но в «Рособороэкспорте» не считают, что Россия теряет индийский рынок вооружений, объясняя проигрыши спецификой условий тендеров.

«Боевые характеристики российской техники не поддаются сомнению, — сказал на авиационном салоне Aero India 2013, прошедшем в Бангалоре, замгендиректора «Рособоронэкспорта» Виктор Комардин. – Возможно, в некотором смысле мы до сих пор уступали по эргономике. Сейчас, например, многие страны предъявляют к технике требования по участию в демонстрации силы. И в этом аспекте мы, может, и уступали. Но мы удерживаем индийский рынок на проверенной технике, которая лучшая для боевых условий, а сейчас всеми нашими КБ разрабатываются новые поколения вооружений».

«Если взять тендер по истребителям, там были приглашены истребители очень разных категорий — их боевое применение разное, — пояснил Комардин. – Все участники тендера равнозначные по качеству. Французский Rafale был выбран Индией под определенную нишу». То же с вертолетом Ми-26, добавил он: «Ясно, что по характеристикам российский поднимает в два раза больше, тут и сравнивать нечего. Он Chinook может поднять. Но по каким-то причинам Индии больше подошел Chinook».

Комардин уточнил, что официально «Рособороэкспорт» еще не оповещен о завершении тендера по тяжелым вертолетам. «На коммерческом этапе всегда оставляют двух участников, начинают переговоры с первым, и, если с ним переговоры не пойдут, например цену загнет, второй участник остается как альтернатива, — пояснил он. – Так что по тяжелым вертолетам мы пока остаемся в тендере».

Аналогичная ситуация с тендером по самолетам-топливозаправщикам. Его официальные итоги не объявлены, но уже известно, что Индия предпочла A330MRTT. «Если французский заправщик двухмоторный, переделанный из гражданского самолета в транспортный, то наш, на четыре двигателя, изначально рассчитан на работу в зоне боевых действий, — прокомментировал Комардин. – Он гораздо более живуч в бою, хотя и понятно, что четыре двигателя в обслуживании дороже, чем два». Но Индии подошел французский вариант.

«Удивляться, что мы проигрываем тендер с Ил-76, не стоит, потому что мы, по сути, не производили этот самолет, — пояснил президент «Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК)» Михаил Погосян. – Сейчас мы начинаем его производить вновь». Контракт с российским Минобороны, заключенный в 2012 году, на 39 Ил-76МД-90А стоимостью 140 млрд рублей кардинально изменит ситуацию, уверен глава ОАК. «И я думаю, это далеко не единственный контракт, — добавил он. – Есть интерес к использованию этих самолетов у МЧС, у других заказчиков. Видим определенные перспективы и на внешнем рынке; они будут расширяться по мере того, как будут выводиться из эксплуатации старые самолеты».

«Участие в конкурсе на танкеры включало в себя элемент авантюры, — считает Руслан Алиев, редактор профильного портала «Перископ.2» Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ). — Производства этих самолетов в России нет — аналогичный контракт с Китаем мы выполнить просто не смогли».

Портфель заказов «Рособоронэкспорта» с Индией сейчас составляет $7 млрд. Но на рынке активно продвигаются американские производители. «Boeing в один год нас обскакал, — признает источник в российской делегации на авиасалоне Aero India. — США заключили контрактов на $17 млрд. Но это уже не вопрос качества вооружений, это вопрос политики».

Индия купила тяжелые военно-транспортные самолеты Boeing C-17 Globemaster за $10 млрд, средние транспортные Lockheed C-130 Hercules ($2 млрд), патрульные противолодочные Boeing P-8I Poseidon ($1,41 млрд), перечисляет источник. «Мы спрашиваем у индийских военных, зачем вам Globemaster? Его используют только в США, Канаде и Австралии: это самолет, летающий через Атлантику. Индии он не нужен. Это перерасход средств, — рассказывает сотрудник одной из российских оборонных компаний. – Но выбор не военные сделали. Все эти закупки прошли без тендера». Он пояснил, что в Индии возможно закупить технику, если предмет закупки, по мнению правительства, имеет стратегическое значение. Тендер же по боевым вертолетам, где выиграл Apache, был под американский вертолет изначально заточен, убежден источник, пояснив, что все варианты российской стороны отсекались еще на техническом этапе тендера.

Сейчас Россия готовится к участию в нескольких новых индийских тендерах и ждет результаты крупного вертолетного конкурса.

«Впереди у нас тендер на вертолеты морской авиации, — сказал Комардин. – Мы считаем, у нас очень хорошие перспективы, так как наши вертолеты серии «Камов» с соосной схемой идеально подходят для морской авиации. Считаем, что мы здесь фавориты». По данным индийской прессы, речь может идти о 120 вертолетах на сумму около $6,5 млрд. Кроме того, «Рособоронэкспорт» получил от Индии запрос о возможных предложениях для участия в будущем тендере на поставку самолетов для береговой охраны. «В рамках участия в этом тендере мы, видимо, будем предлагать самолет Бе-200», — сообщил Комардин. Также Россия предлагает ВВС Индии системы противовоздушной обороны «Антей 2500» в дальнем радиусе действия, «Тор» в среднем радиусе и «Панцирь» ближнего радиуса. По этому направлению пока тоже идет запрос предложений.

Итоги индийского тендера на 197 легких вертолетов разведки и наблюдения для ВВС и сухопутных войск стоимостью до $3 млрд ожидаются уже не один месяц, а сам тендер длится более 12 лет (в 2007 году он отменялся, потом стартовал вновь). Сейчас Ка-226Т конкурирует с AS550 C3 Fennec компании Eurocopter. Причем в дни проведения Aero India источник Defense News в ВВС страны сообщил, что подведение итогов может быть опять отложено по «техническим причинам»: якобы индийских специалистов не устроила мощность двигателей у обоих соискателей. В «Рособоронэкспорте» об этом пока не слышали. «Конкурс находится на этапе рассмотрения заявок, — сказал Комардин. – Индия не спешит с выводами, и тендеры часто годами тянутся».

«Если участник первый начнет «задирать» цену, тогда идут ко второму, и хотя мы по каким-то тендерам понимаем, что переговоры пошли не с нами, но вынуждены ждать официального объявления итогов», — добавил он. Участие в тендере подразумевает в том числе внесение денежного залога, и, если сторона по собственному желанию выходит из тендера, залог не возвращается.

«Мы не можем выйти сами, и, пока Индия будет с первыми говорить – год, два, три, мы ловленные сидим. Деньги лежат в банке, и мы еще и платим за их обслуживание, — комментирует стандартный ход индийских тендеров осведомленный источник. – Тянут-тянут, а потом пошли выборы, новое правительство передумало, и потом нам говорят — мол, мы этот тендер закрываем».

Перспективы вертолетного тендера специалист обсуждать не берется, но напоминает, что весной 2014 года в Индии пройдут выборы, а уходящее правительство уже за несколько месяцев до них лишается возможности заключать контракты выше определенной суммы. «До конца года надо успеть провести всю контактную работу, так как с января 2014 года все будет заморожено, а новое правительство может начать с нуля», — говорит он.

Причины неудач российских вооружений в индийских тендерах и политические, и технологические, говорят опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

«У России уникальный опыт ВТС с Индией, при этом Индия не только клиент, но и партнер – по проектам «Брамос», истребителю пятого поколения, транспортнику МТА, — перечисляет Алиев. – У стран нет принципиальных разногласий во внешнеполитической сфере, поэтому уровень доверия весьма высок. Но запросы индийских военных растут — как в части сложности техники, так и объемов передачи технологий. И России становится все труднее соответствовать этим запросам».

Кроме того, в последние годы много говорилось об импорте вооружений в Россию. «Такого рода вибрации не ускользают от внимания потенциального заказчика, — поясняет Алиев из ЦАСТ. – Особенно если, например, российское Минобороны объявляет тендер на легкие вертолеты, условия которого составлены явно под Eurocopter, в то время как Eurocopter – конкурент «Вертолетов России» в индийском тендере. Если бы такая закупка состоялась, шансы на победу Ка-226Т в Индии были бы минимальны».

Нельзя не учитывать и историю с авианосцем «Викрамадитья», добавляет эксперт. «Общий фон постоянных задержек и неконтролируемого роста цены по этому проекту наносит ущерб имиджу России и может служить аргументом противников ВТС с Россией, — поясняет Алиев. – Были и другие задержки в исполнении контрактов – по фрегатам, АПЛ. Появлялась информация о недостаточном качестве постпродажного обслуживания». «Нашим производителям есть чему учиться у западных конкурентов, — согласен главный редактор отраслевого журнала «Взлёт» Андрей Фомин. – Например, в неукоснительном соблюдении сроков исполнения контрактов, в эффективном обеспечении послепродажной поддержки, в представлении на тендерные испытания техники, полностью удовлетворяющей требованиям заказчика, и т. д.».

Но неудачи в последних тендерах являются в первую очередь следствием индийской политики, считает Фомин. «В области закупок авиационных вооружений страна исповедуют прагматический принцип «не складывать все яйца в одну корзину», «разбавляя» поставки из России и совместные работы с отечественными производителями сделками с американскими и западноевропейскими компаниями, — поясняет эксперт. – Это вполне объяснимо и никакой трагедии собой не представляет, особенно с учетом масштабов российско-индийского сотрудничества по ряду других программ».

Индия ведет прямые закупки и лицензионное производство 272 истребителей Су-30МКИ (вдвое больше, чем планируется приобрести в рамках тендера MMRCA на 126 истребителей), поставки 45 корабельных истребителей МиГ-29К/КУБ (с перспективами дальнейшего увеличения заказа), перечисляет Фомин. Другие проекты – модернизация 63 истребителей МиГ-29 по программе МиГ-29UPG, совместная разработка перспективного многофункционального истребителя пятого поколения, в рамках которой, по последним данным, ВВС Индии планирует закупить не менее 144 таких самолетов, совместная разработка и производство перспективного среднего транспортного самолета МТА (планируется изготовить не менее 205 самолетов), закупки российских многоцелевых средних транспортных вертолетов Ми-17В-5 (в 2008 и 2012 годах подписано два контракта на более чем 150 вертолетов), и ряд других программ.

«Индия никогда не закупала только российское (советское) оружие, — напоминает главный редактор «Взлета». – Наряду с истребителями МиГ-21, МиГ-23 и МиГ-29, Индия приобретала французские «Миражи», а вместе с нашими истребителями-бомбардировщиками МиГ-27 – франко-британские «Ягуары» и британские «Харриеры», и этот список можно продолжать». Политика диверсификации поставщиков вооружений всегда присутствовала в Индии, и закупки американских военно-транспортных и патрульных самолетов можно рассматривать как развитие этой концепции, считает он.

Есть и глобальные стратегические приоритеты страны, добавляет Алиев из ЦАСТ. Индийцы опасаются роста экономического и военного могущества Китая, и череда крупных заказов у США обусловлена стремлением укрепить военно-политическое партнерство с США, считает эксперт.