Центробанк на крови

Греф в Давосе раскритиковал правительство и Центробанк за неэффективность

Сергей Титов 25.01.2013, 19:39
Глава Сбербанка Герман Греф высказал претензии к ЦБ Denis Balibouse/Reuters
Глава Сбербанка Герман Греф высказал претензии к ЦБ

Правительство неэффективно и живет в XIX веке, а экономика не будет расти, если не изменится политика Центробанка, — в пятницу в Давосе предприниматели и банкиры продолжают критиковать финансово-экономическую политику российских властей. В ЦБ считают претензии незаслуженными, так как низкие темпы роста стали новой нормой и раздавать дешевые деньги в такой ситуации было бы преступлением. Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев заявил, что готов отдать за это убеждение собственную кровь.

Критика политики Центробанка на давосских встречах российского бизнеса продолжилась: вслед за обвинениями со стороны владельца «Базового элемента» Олега Дерипаски с претензиями к ЦБ выступил глава Сбербанка Герман Греф.

«На мой взгляд, в условиях такой инфляционной динамики ставки могут быть ниже. И надеюсь, что они и будут ниже», — сказал Греф в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе.

При действующих ставках экономика не будет расти, подчеркнул глава Сбербанка.

Вопросы у Грефа не только к денежно-кредитной политике. «Правительства безбожно отстали, они живут в XX, а то и в XIX веке и пытаются управлять обществом XXI века. Неэффективные правительства — это корневой вопрос, корень всех проблем», — заявил он в пятницу. Все инициированные правительством реформы экс-министр экономического развития назвал «наноинновациями по сравнению с необходимыми инновациями в сфере управления».

На выпады главы Сбербанка пришлось отвечать первому зампреду ЦБ Алексею Улюкаеву. «Хорошо было бы, если бы мы вернулись к базовым ценностям XIX века: маленькое правительство, маленький welfare (соцобеспечение), малое количество накапливаемых обязательств, много труда. И это, как мне кажется, залог более или менее нормального развития», — высказался он.

Улюкаев не оставил без ответа и критику ЦБ. «Балансы будут сокращаться, левередж будет уменьшаться. Темпы экономического роста будут невысокими до моей пенсии точно, я буду всегда работать в такой ситуации», — описал обозримое будущее первый зампред.

В такой ситуации, по мнению Улюкаева, «давать дешевые деньги — это преступление перед бизнесом и народом, потому что ты провоцируешь таким образом накапливание рисков, которые имеют свойство материализовываться».

Старт жесткой дискуссии вокруг денежно-кредитной политики ЦБ дал первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Мы постоянно пытаемся убедить их (ЦБ), что им уже надо снижать ставки. А они отвечают: еще не время», — сказал Шувалов в интервью агентству Bloomberg. При этом первый вице-премьер заявлял, что ЦБ имеет возможность снизить ставки в пределах одного процентного пункта, но отказывается делать это ради борьбы с инфляцией.

«Центральный банк, на мой взгляд, как коновал, он выпустил всю кровь из экономики», — обрушился с критикой на ЦБ Дерипаска в интервью телеканалу «Россия 24» во время форума в Давосе. «Мы, соответственно, сжимаем экономический рост за счет сокращения инвестиций», — сетовал бизнесмен. В ЦБ «это не замечают, продолжают бубнить какими-то общими фразами суеверия свои центрально-банковские», — обвинил он ЦБ и призвал регулятор стимулировать рост, как это делают иностранные ЦБ.

«Если все-таки Центральный банк смягчит свою политику — это, мне кажется, было бы в интересах экономического роста», — менее жестко высказался глава ВТБ Андрей Костин в четверг на деловом завтраке «ВТБ Капитала» в ходе форума в Давосе. Смягчение политики приведет к экономическому росту на уровне выше 3%, прогнозировал он. Но Улюкаев на это ответил, что возможностей для фискального и монетарного стимулирования экономики нет, так как в настоящее время нет разрыва между фактическим и потенциальным ростом.

Дерипаске он предложил собственной крови: «У меня есть три с половиной литра, если нужно немножко, я готов ему по-донорски помочь», — отшутился Улюкаев.

Регулятор ужесточил денежно-кредитную политику в сентябре 2012 года, повысив на 0,25 процентного пункта ставку рефинансирования и процентные ставки по всех операциям на денежно-кредитном рынке. Решение ЦБ объяснил ростом цен и инфляционных ожиданий, что увеличивало риски превышения среднесрочных ориентиров по инфляции

На изменения практически сразу же отреагировал замминистра экономического развития Андрей Клепач, заявив, что повышение Центробанком основных ставок увеличит стоимость кредитования и затормозит рост экономики. В январе он же подчеркнул, что рост российской экономики отстает от своих потенциальных возможностей и его потенциал используется на 80%. «На наш взгляд, нужно смягчать и денежную политику (но сделать ее более избирательной), и бюджетную политику», — призвал он.

Снижение ставки необходимо как для загрузки текущих мощностей, так и для реализации модернизационных проектов, считает член правления Номос-банка Александр Ройко. «При снижении ставки рефинансирования на 0,5% реальная стоимость кредитных ресурсов для заемщиков составит 0,5—1%, — подсчитывает банкир. — Поэтому, если мы хотим, чтобы реакция была более заметной, снижение должно составлять более 0,5%».

Наибольшие риски возникают тогда, когда ЦБ раздает деньги по ставке ниже инфляции, объясняет руководитель отдела рейтингов кредитных институтов «Эксперт РА» Станислав Волков. «У нас инфляция — 6—7%, а ставка рефинансирования ЦБ — 8,25%, то есть возможности без серьезных рисков снизить стоимость денег у ЦБ есть, хотя не очень большие», — говорит эксперт.

Наша позиция ближе к взглядам Германа Грефа, говорит аналитик УК «Промсвязь» Георгий Окромчедлишвили. «Мы полагаем, что более мягкая монетарная политика в комплекте с рядом важных реформ в области госрегулирования способна помочь оживить российский экономический рост», — поддерживает аналитик сторонников курса смягчения политики ЦБ.