Контролируемая росатомная реакция

«Трансперенси Интернешнл — Р» нашла нарушения в госзакупках «Росатома»

Ольга Алексеева 26.11.2010, 13:03
Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Госзакупки «Росатома» непрозрачны и проводятся с нарушением федеральных стандартов, утверждают аналитики «Трансперенси Интернешнл — Р» и группы «Экозащита». Причина — отсутствие внешнего контроля над госкорпорациями; эксперты сомневаются в целесообразности их существования.

Вывод о широких возможностях коррупции в сфере госзакупок «Росатома» содержится в новом исследовании центра антикоррупционных исследований «Трансперенси Интернешнл — Р» и группы «Экозащита». В частности, на закупки госкорпорации не распространяется действие закона № 94-ФЗ «О поставке товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд» ввиду особого статуса госкорпорации, говорится в исследовании.

Мониторинг выборки из 200 закупок показал многочисленные нарушения стандарта, в частности нарушения при выборе способа размещения заказа, и отсутствие сметной документации при закупке работ по строительству и ремонту зданий и сооружений (присутствует только в одном заказе), пишут аналитики. Нарушения стандартов были обнаружены в 83 закупках, это 27% от общего числа и 41% от 200 закупок, материалы которых изучались подробно.

Эксперты «Трансперенси Интернешнл — Р» отмечают отсутствие внешнего контроля деятельности подразделений «Росатома» в сфере закупок. «В отношении большинства государственных структур подобный контроль осуществляет Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которая не обладает аналогичными полномочиями в отношении госкорпораций. Центральный арбитражный комитет (ЦАК) госкорпорации «Росатом», созданный для контроля за размещением заказов, является органом внутреннего контроля и не сравним по полномочиям с ФАС», — поясняется в исследовании.

ЦАК — пассивный контролер и осуществляет проверки только на основании поступивших жалоб, тогда как ФАС имеет право проводить проверки по собственной инициативе. Различны и степени открытости этих органов. В отличие от ФАС ЦАК публикует не тексты решений, а общую статистику поступивших жалоб.

«Деятельность подразделений госкорпорации регулируется стандартом, уступающим по своим нормам федеральному закону. При этом мониторинг заказов показывает, что даже эти более слабые нормы зачастую не соблюдаются заказчиками. При осуществлении закупок отсутствует внешний контроль. Все эти факторы складываются в замкнутую систему, позволяющую заказчику допускать к закупкам лишь избранные компании и проводить закупки по завышенной цене с нарушением правил стандарта»,

— говорит заместитель директора центра «Транспаренси Интернешнл — Р» Иван Ниненко, курировавший данный проект.

«Атомная промышленность не зря ассоциируется с высоким риском коррупции. Достаточно вспомнить скандалы с лоббированием ядерного могильника для иностранных отходов на Дальнем Востоке или присутствие несуществующей офшорной фирмы в схеме оплаты приема ядерных отходов из Болгарии в 2001 году. В рамках исследования нам было интересно выяснить, насколько в госкорпорации «Росатом» заботятся о том, чтобы искоренить условия для коррупционной деятельности. Тем более что не так давно в прессе появлялись очередные обвинения, связанные со строительством Нововоронежской АЭС. Оказалось, что возможности для коррупции колоссальные, ведь внешнего контроля как не было, так нет», — добавляет сопредседатель группы «Экозащита» Владимир Сливяк.

В исследовании содержится призыв к российским властям либо пересмотреть законодательство для госкорпораций и добиться эффективного внешнего контроля, либо отказаться от такой правовой формы, как госкорпорация.

Екатерина Трипотень из «Брокеркредитсервис» не удивлена возможными злоупотреблениями в госкорпорациях. «Такие вещи в подобных структурах-не редкость», — сказала аналитик.

«Нарушения проистекают из-за того, что сама форма госкорпорации не была достатоночно хорошо продумана, — предполагает руководитель практики госконсалтинга ООО «Бизнес решения» Алексей Калинин. — У госкорпорации особый статус: это уже не государственный орган, но еще и не частная компания».

Исследование едва ли грозит «Росатому» серьезными имиджевыми рисками: партнеров компании за рубежом больше интересует стоимость и надежность блоков АЭС. «Компаний подобного масштаба в атомной отрасли немного», — резюмирует Трипотень.

Со своей стороны представитель «Росатома» Сергей Новиков сказал «Газете.Ru» что к «Росатому» при написании доклада «Транспаренси Интернешнл — Р» не обращалась. «Для них был важнее сам факт доклада, чем его суть, в противном случае многих ошибок можно было бы избежать», — считает Новиков. По его словам, упомянутым № 94-ФЗ госкорпорация все же руководствуется, когда речь идет о госзакупках, проводимых за счет бюджетных средств( на эту категорию приходится 15-20% всех госзакупок) . Закупки же, проводимые за счет собственных средств корпорации, регулируются правилами специально разработанного стандарта.

«94 закон предусматривает главным критерием цену предложения, в нашем стандарте главным фактором для принятия решения является безопасность, то есть наличие у участников торгов квалификации, компетенций, производственных, финансовых и трудовых ресурсов. В стандарте эти требования учтены и предъявляются к участникам торгов, что позволяет отсечь посредников, и допускать к торгам только компании, которые реально имеют возможности произвести продукцию или оказать требуемые услуги», — утверждает Новиков.

Отрицают в «Росатоме» непрозрачность и неподконтрольность , указывая на проверки Генпрокуратуры, Главного контрольного управления Президента и Счетной палаты
Кроме того, «Росатом» по своей инициативе (т.е. добровольно) в этом году первой из всех госкорпораций опубликовала публичный отчет, частично проаудированный PriceWaterhouseCoopers.