Пенсионный советник

Лукашенко ставит на энергонезависимость

Белоруссия больше не будет ориентироваться на Россию как на единственного поставщика энергоносителей

Денис Лавникевич (Минск), Рустем Фаляхов 26.08.2010, 11:31
РИА «Новости»

Белоруссия больше не будет ориентироваться на Россию как на единственного поставщика энергоносителей. Это предусматривает принятая Стратегия развития энергетического потенциала, утвержденная совмином Белоруссии и рассчитанная на период до 2020 года. Но на это нужно $45,9 млрд, которые изыскать будет непросто.

29 августа в порт Клайпеды должен прийти очередной танкер с венесуэльской нефтью для Белоруссии. За последние несколько месяцев белорусская сторона опробовала уже несколько маршрутов транспортировки сырья. Первые танкеры с венесуэльской нефтью прибыли в порт Одессы, откуда она была доставлена на Мозырский нефтеперерабатывающий завод. В июле поставки нефти пошли с балтийского направления – танкер прибыл в эстонский порт Мууга, откуда сырье было доставлено на новополоцкий нефтеперерабатывающий завод «Нафтан». Теперь же Минск решил попробовать организовать поставки через литовский порт Клайпеда.

Нефтью из Венесуэлы Минск рассчитывает заменить российскую нефть. Последняя резко подорожала после того, как в начале года Россия после затяжного спора ввела экспортную пошлину на поставки нефти для белорусских НПЗ и повысила цены на газ. В июне Белоруссия и РФ пережили «газовую войну» из-за спора вокруг взаимной задолженности за поставки и транзит газа. Правда, пока венесуэльская нефть с учетом транспортировки в Белоруссию обходится значительно дороже российской. В июле Белстат раскрыл цену, по которой Белоруссия получила нефть из Венесуэлы в мае (первая поставка 79,8 тыс. тонн): 1 тонна венесуэльской нефти обошлась Белоруссии в $656 (цена нефти из России составляет $398 за 1 тонну). Всего в текущем году Белоруссия намерена закупить у Венесуэлы 4 млн тонн нефти, в следующем – 10 млн.

Теперь Минск решил подойти к проблеме системно, разработав Стратегию развития энергетического потенциала. Этот документ был принят еще 9 августа, но первые пару недель был практически засекречен – его обнародовали только 24 августа. В стратегии, в частности, указывается, что Белоруссия в 2011–2020 годах должна будет потратить $45,9 млрд на модернизацию своей энергетики и снижение ее зависимости от импорта российских энергоресурсов.

Что касается газа, то диверсификация его поставок «будет продолжена посредством участия белорусских организаций в разведке и добыче газа за рубежом, поставки сжиженного природного газа (реализация проектов строительства на территории Литвы или Польши терминалов по приему и регазификации сжиженного природного газа), в том числе через Украину», отмечается в документе.

В случае реализации проекта поставок сжиженного природного газа «его объем может составить до 10 млрд куб. м в год, что значительно снизит зависимость от поставок природного газа из России». Попутно белорусское правительство планирует сократить к 2020 году зависимость от природного газа в энергобалансе страны до 55% (сейчас – 94%)

за счет программ энергосбережения и развития ветроэнергетики, на что предполагается направить $17 млрд. В частности, с немецкими инвесторами уже подписан контракт на строительство под Минском ветроэнергетического парка мощностью 160 МВт. Немецкая сторона вложит в него 360 млн евро.

Поставки нефти также будут диверсифицированы. Уже сегодня белорусские специалисты добывают нефть в Венесуэле и Иране – эти страны предоставили Белоруссии несколько месторождений, которые не могли разрабатывать самостоятельно. Белоруссия планирует за 10 лет добыть в Иране 9,3 млн тонн нефти. Кроме того, увеличена добыча и разведка нефти в самой Белоруссии. Нефти в стране немного, но это так называемая «легкая» нефть, обеспечивающая при перегонке высокий процент выхода дорогих нефтепродуктов. Собственное потребление республики составляет 7–8 миллионов тонн.

Отдельная тема – проект строительства в Белоруссии атомной электростанции. Уже определено и ее местоположение: Островецкая площадка в Гродненской области, недалеко от границы с Литвой. Первоначально два блока белорусской АЭС общей мощностью 2,4 ГВт предполагалось запустить в 2018 году. В Стратегии развития энергетического потенциала затраты на данный проект оценены в $9,3 млрд (сама АЭС плюс инфраструктура для нее). В 2008 году Белоруссия выбрала в качестве подрядчика строительства АЭС российскую компанию «Атомстройэкспорт». Минск также рассчитывал получить от России целевой кредит в размере $9 млрд. Но потом переговоры застопорились. Белорусская сторона хотела получить российские $9 млрд «живыми» деньгами и из них самостоятельно финансировать строительство как инфраструктуры, так и самой АЭС. Но российская сторона готова была перечислить только $6 млрд, причем напрямую «Атомстройэкспорту». Строить инфраструктуру белорусам предложили самим.

В начале августа президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что из-за проблем на переговорах Минск может заняться поисками нового подрядчика и инвестора для строительства АЭС. Однако уже 24 августа на пресс-конференции в Минске первый заместитель председателя государственного комитета по науке и технологиям Владимир Недилько заявил, что у Белоруссии нет другого партнера для строительства АЭС, кроме России. По его словам, был проведен тендер, для участия в котором приглашались представители разных стран, но конкретных предложений от других государств, кроме России, не поступало. А заместитель председателя президиума Национальной академии наук Белоруссии Сергей Рахманов сообщил, что «с самого начала строительство белорусской АЭС было сориентировано на российский проект».

Согласно стратегии, в 2011–2015 годах на строительство АЭС планируется потратить $3 млрд, а в 2016—2020 годах — $6,334 млрд. Для финансирования всех перечисленных выше реформ предполагается использовать как государственные средства, так и внутренние и внешние инвестиции, а также кредиты.

Кроме того, стратегия предусматривает создание к 2015 году в Белоруссии оптового рынка электроэнергии, после чего правительство обещает провести приватизацию госкомпании «Белгенерация», которую предполагается создать в 2012–2013 годах на базе крупных электростанций. «Стратегия, конечно, правильная и хорошая, но изрядно запоздавшая, – уверен минский политолог Виктор Демидов. – Экономические реалии меняются быстрее, чем белорусское правительство строит свои планы. Вот буквально вчера заместитель главы «Газпрома» Александр Медведев в интервью газете Financial Times Deutschland предсказал, что до 2012 года цены на газ почти удвоятся. А ведь именно с 2012-го, по всем договоренностям, Белоруссия будет платить за российский газ 100% его рыночной стоимости. В Белоруссии 90% потребляемой электроэнергии вырабатывается именно на электростанциях, работающих на газе. При этом энергоемкость белорусской промышленности в пересчете на единицу ВВП в три раза выше, чем в Европе. Таким образом, российский газ для Белоруссии резко подорожает уже через год, а строительство газовых терминалов в портах Литвы и Польши – это только проект, причем в начальной стадии проработки. Как страна будет выкручиваться в таких условиях, я не знаю. Времени на задуманную реформу энергетики и снижение энергоемкости промышленности просто нет».

Кроме того, изыскать внутри страны $46 млрд вряд ли получится. Даже если «экономия и бережливость», объявленные Лукашенко в качестве национальной стратегии, действительно дадут результаты. Так что у Лукашенко остается один вариант — кредиты на Западе. Дорожку туда батька уже протоптал. В январе Международный валютный фонд открыл кредитную линию для Белоруссии по программе stand-by в объеме $2,51 млрд. В июне фонд принял решение увеличить помощь еще на $1 млрд (до $3,52 млрд). При этом один транш кредита в размере $778 млн Белоруссия уже получила. Второй транш, также одобренный, составляет $679 млн. Таким образом,

предоставленный Минску объем ресурсов МВФ уже составил почти $1,5 млрд. Как ожидается, к концу года он превысит $2 млрд.

МВФ уверен, что финансовая помощь поможет Белоруссии «выполнить экономическую программу и позволит стране уменьшить воздействие мирового финансового кризиса». В фонде не скрывают, что в Минске и Вашингтоне по-разному оценивают возможности белорусской экономики. МВФ ждет снижения объема ВВП республики в 2010 году на 3,4%, тогда как белорусские власти рассчитывают, что он вырастет на 10–12%.

Выдавая кредит Белоруссии, руководство МВФ выразило надежду, что и «другие доноры, включая Россию, будут более активно оказывать финансовую поддержку Белоруссии». Россия действительно не первый год кредитует белорусскую экономику. Но теперь, похоже, кредит доверия к этой стране исчерпан. В ноябре и марте прошлого года Белоруссия получила от России на поддержку торгового и платежного баланса кредит на $1,5 млрд с пятилетним льготным периодом и ставкой менее 4% годовых. Первая часть кредита в размере $1 млрд была перечислена 18 ноября 2008 года. Но в конце мая министр финансов Алексей Кудрин пригрозил, что Россия может отказать Белоруссии в предоставлении очередного транша. Он дал понять, что Белоруссия увязла в долгах и в скором времени станет страной-банкротом. По мнению Кудрина, Минск принимает недостаточные меры по обеспечению стабильности и платежеспособности своей экономики. А происходит это из-за «иждивенческой позиции» страны. По уже взятым Белоруссией кредитам прирост погашений в 2011 году составит более $1 млрд, подсчитал российский министр. В ответ президент Белоруссии Александр Лукашенко потребовал от правительства республики не кланяться перед Россией, а идти искать счастья в другом месте, имея в виду западные страны. Белоруссия обратилась за финансовой помощью к ЕС, об этом сообщал министр финансов страны Андрей Харковец. Правда, речь о конкретных суммах пока не идет, уточнил министр.

Заявление Белоруссии о дистанцировании от России по линии энергетики — это бумажный тигр, пугалка для России и желание показать Западу свою независимость в преддверии президентских выборов,

уверен глава Центра политической конъюнктуры Константин Симонов. «Белоруссия никогда не соберет эту сумму. На одни только атомные реакторы они запросили $9 млрд. Никто не даст — тем более Лукашенко», — заключает Симонов. Эта идея, по его мнению, провалится так же, как провалилась идея Лукашенко о независимости от российской нефти. «Не договорившись с нами о пошлине на нефть, белорусы объявили, что будут получать ее из Венесуэлы. Какие-то поставки действительно осуществлялись. Но на днях были обнародованы данные Белстата. Из них видно, что импорт нефти в Белоруссию из России сократился на 50%. Но при этом экспорт переработанной российской нефти в страны ЕС упал на 40%. Это означает, что Белоруссия не смогла заместить в полной мере выпавшие поставки российской нефти. Это огромные потери», — отмечает эксперт.