Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

Моральное право

Анна Шавенкова снова получила отсрочку

Дело Анны Шавенковой, сбившей в Иркутске двух женщин, в глазах общественности не было судом над водителем, нарушившим правила, — это был суд нравственный.

Водителя, виновного в аварии, в которой погибли люди, всегда судят за убийство по неосторожности. Даже совершая грубое нарушение правил с выездом на красный свет или на встречную полосу в пьяном виде, водитель не собирается никого убивать. Ну а если удастся доказать, что он хотел убить конкретного человека и использовал для этого свою машину, обвинение переквалифицирует статью.

Анна Шавенкова не собиралась никого убивать. Она была безответственным водителем, часто нарушала правила, что доказал адвокат потерпевшей стороны, и не оплачивала штрафы. В день аварии она превысила скорость, когда ехала по скользким трамвайным путям. Не справилась с управлением и вылетела на тротуар.

Все произошло так быстро, что, скорее всего, она даже не успела сообразить, что происходит, когда ее Toyota врезалась в здание института и от удара в машине сработала подушка безопасности.

Елена и Юлия Пятковы, две сестры, оказались под колесами абсолютно случайно. Они тоже не успели сообразить, что произошло, когда тяжелая машина в одно мгновение размазала их по крыльцу института. Елена погибла на следующий день от полученных травм, Юлия перенесла множество операций и осталась инвалидом. За эту аварию Кировский районный суд Иркутска приговорил Анну Шавенкову сначала к трем годам лишения свободы с отсрочкой на 14 лет, а после обжалования приговора потерпевшей стороной и отмены его в высшестоящем суде суд даже смягчил наказание до двух с половиной лет в колонии-поселении, также с отсрочкой.

Эта авария и приговор Шавенковой вызвали волну негодования в обществе, хотя людей на тротуарах сбивают постоянно и нередко суды выносят за это мягкие приговоры или даже дают условные сроки. Шавенкову обвиняли не в нарушении правил, а в жестокости и безнравственности за поведение после аварии. Все, что произошло, было зафиксировано камерой наблюдения, и эти кадры попали в интернет.

Шавенкова не сбежала с места ДТП, как часто делают виновные, подчиняясь первобытному животному страху и желанию избежать наказания.

Она вышла из машины, обошла ее, осмотрев разбитый бампер. Подошла к пассажирской двери, достала сумку и отошла в сторону, чтобы позвонить мужу. То, что звонок был не в скорую, позже подтвердила детализация ее счета, запрошенная адвокатом потерпевших. В это время Елена и Юлия лежат на ступеньках крыльца без сознания.

Но, скорее всего, дело не в ее черствости и бесчувственности: Шавенкова могла не увидеть, что она сбила людей. Ее машина выскочила на тротуар из-за внедорожника, который ехал в правом ряду и закрывал от нее сестер Пятковых. В момент аварии – сотая доля секунды – машину накрыло облако пыли от штукатурки с крыльца, а в машине сработала подушка. Выйдя в шоке из машины, с разбитым лицом, она просто машинально пошла за телефоном, чтобы позвонить мужу. Шавенкова на момент аварии была беременна и могла испугаться за свое здоровье. На пленке видно, что и прохожие тоже не сразу замечают, что в этой аварии есть пострадавшие. Сначала люди просто проходят мимо.

Но и поняв, что случилось, и на протяжении всего процесса (и первого, и второго) Шавенкова, следствие, защита и суд вели себя так, словно не видят женщин, которые попали под ее машину.

Дочь экс-председателя областного избиркома (действующего на момент аварии), консультант аппарата «Единой России» в областном заксобрании несколько недель проходила по делу как свидетель. Статус подозреваемой она получила только после огласки. Как утверждают родственники пострадавших, им предлагали замять дело и давали ясно понять, что им не на что рассчитывать. Решение суда это подтвердило: 14 лет отсрочки на воспитание ребенка, родившегося в ходе следствия. После того как областной суд это решение отменяет, защита пытается использовать беременность Шавенковой в качестве смягчающего обстоятельства. Адвокаты смогли убедить суд отправить на психиатрическую экспертизу Шавенкову, чтобы доказать, что на момент аварии с ней случился психоз беременной, сделавший ее поведение неадекватным. Но экспертиза этого не подтвердила. На момент вынесения нового приговора Шавенкова уже была снова беременна, о чем суду была представлена справка. Для воспитания детей она получила отсрочку до 2024 года.

Гуманное решение суда выглядит несколько натянуто.

Дело в том, что в колонии-поселении, где Шавенкова должна отбывать наказание, допускается проживание заключенных со своими семьями. Причем разрешается снимать дом или квартиру не только на территории колонии, но и за ее пределами. В этом случае заключенные просто должны регулярно являться в колонию для регистрации. Это прописано в статье 129 УК.

Сочувствие матерям и водителям у российских судей обычно избирательно и соотносится с должностным положением обвиняемых. Беременную мать двоих детей, бывшего юриста ЮКОСа Светлану Бахмину в 2006 году приговорили к шести с половиной годам лишения свободы за присвоение имущества ОАО «Томскнефть» на сумму 8 млрд рублей и уклонение от уплаты налогов на сумму более 600 тысяч рублей. Адвокаты Бахминой неоднократно просили суд отсрочить исполнение наказания для их подзащитной, так как экс-юрист – мать двоих несовершеннолетних сыновей, 7-летнего Федора и 11-летнего Григория. Кроме того, на момент вынесения приговора Бахмина была беременна. Однако суд доводы защиты не учел.

К водителям, виновным в авариях, суды гораздо строже, если в ДТП пострадали чиновники.

На прошлой неделе гражданина Таджикистана, водителя «МАЗа», протаранившего при обгоне машину главкома ВДВ Владимира Шаманова, приговорили к 6 годам колонии-поселения. Генерал был ранен, а его водитель погиб. Отец троих детей Давлатшо Элбегиев приехал в Россию на заработки. Его обвинили не только в нарушении правил, но и в угоне «МАЗа» фирмы, что позволило снять ответственность с работодателя. При этом в момент аварии в машине лежали документы, а заявление об угоне поступило только через 4 дня после ДТП. Даже адвокат потерпевших считает дело фальсифицированным.

Моральное право выносить приговор в зависимости от социального положения подсудимых суд оставляет за собой. Поэтому каждое уголовное дело, в котором фигурируют чиновники, становится для общества нравственным.

Новости и материалы
У телеканала «Дождь» сменился генеральный директор
Белорусские власти ограничили выплату дивидендов гражданам недружественных государств
В США рассказали, для чего им нужен законопроект о замороженных активах РФ
В столице Болгарии возобновился демонтаж памятника Советской армии
Ученые выяснили секрет притягательности больших порций фастфуда
На Украине планируют переименовать более 300 топонимов
Испанский солдат погиб на учениях НАТО
Эксперты назвали главные страхи россиян
Россиянам объяснили, зачем нужны лекарства в разных формах
В КНДР проведены ядерные учения
Над Белгородом сработала система ПВО
Экономисты предложили создать в России орган управления наукой
Армянская оппозиция назвала незаконной передачу Азербайджану территорий без референдума
В Белгороде отменен сигнал ракетной опасности
Президент Германии назвал неожиданное блюдо национальным немецким
Россияне рассказали, чем займутся на майских праздниках
В 12 регионах Украины объявлена воздушная тревога
В Дании обнаружили древнее украшение для щита с лицом Александра Македонского
Все новости