Слушать новости

Сократить и выселить

В списки увольняемых с «АвтоВАЗа» попадут те, у кого были провинности перед администрацией

Первыми в списки увольняемых с «АвтоВАЗа» включат тех, у кого с начала года были провинности перед администрацией. Причем уволенных могут выселить из заводских общежитий. Корреспондент «Газеты.Ru» побывал в квартирах, где ждут беды и готовятся к бою.

Автозаводский район Тольятти довольно унылое место. В жилой зоне типовые кирпичные и блочные дома, мрачные черные рамы в окнах. Здесь расположены три заводских общежития, где живут 10 тысяч человек.Средний класс рабочих. Построен район в 70-е, но уже довольно запущен. Так же как сам завод, это режимный объект, со своей проходной и внутренней инфраструктурой, отдельной от остального города. Есть своя столовая, парикмахерская и магазин с льготными ценами. Стеклопакетов, кондиционеров, спутниковых тарелок на стенах – символов комфортабельной жизни — не увидишь. Во дворах запаркованы в основном старенькие «Жигули»: купить новую машину даже со своего завода в городе могут немногие. Нет и ярких витрин, манящих ресторанных вывесок — вместо этого несколько кафе в центре района. Промозглой осенью здесь наверняка депрессивно и без сообщений об увольнении 27 тысяч человек с главного предприятия города.

За один день, проведенный в Тольятти, создается впечатление, что все его жители работают на «АвтоВАЗе».

Таксист, носильщик, продавщица, официант в том самом единственном кафе. Если они сами и не числятся на заводе в штате, то их родные – отцы, деды, сыновья, матери, сестры – наверняка там работали, или пока работают, или собирались работать в будущем. Поэтому, стоит заговорить про завод, охотно рассказывают, что знают.

«Выгонят тех, у кого с начала года зафиксировано большее количество провинностей и, соответственно, выговоров за нарушение трудовой дисциплины. Таких много: в любой бригаде процентов сорок на чем-нибудь попадались», – говорит таксист Вячеслав. Он тоже работает в сборочном цехе на заводе, но познакомились мы, когда он вез меня из аэропорта Самары. Пенсионеров он не жалеет: «Давно надо было стариков на пенсию сплавить, они только за льготы цеплялись».

Зато сам работу терять не хочет, и сквозь его бахвальство и самоуверенность иногда проскакивает тревога.

Главная интрига и трагедия города в том, что именные списки сокращенных будут составлены только к середине октября. До этого момента каждый из 102 000 сотрудников не может быть уверен в своем будущем на 100%. В общежитиях страх перед увольнением принимает панические размеры, оттого что с потерей работы можно вылететь и из положенной по трудовому договору комнаты.

«Мы сейчас гадаем, кто это будет. Постоянно циркулируют разные слухи: то якобы увольнения вообще отменяются, то, наоборот, планируется сократить не треть, а больше половины завода, – рассказывает молодая женщина с коляской в благоустроенном парке при общежитии. – Кто-то просто тупо ждет приезда Путина: он даст денег и восстановит и рабочую неделю, и зарплаты в прежнем объеме. Самый больной сейчас вопрос — не будут ли выкидывать на улицу семьи сокращенных. У нас в арендном договоре написано, что общежитие предоставляется только сотрудникам завода. Администрация ничего конкретного, как обычно, не говорит, но дает понять, что на жилье уволенным рассчитывать не стоит». Впрочем, у нашей собеседницы есть какая-то болезненная уверенность, что молодых матерей тронуть не посмеют. Если она ошибается, семьи могут оказаться на улице в прямом смысле слова.

Цены на аренду квартиры в Тольятти, по сравнению с московскими, мизерные – около 6 тысяч рублей в месяц. Но и зарплаты – 9 тысяч в месяц в среднем.

В буфете, с белым тюлем на старых окнах и запахом выпечки, сидят по одному усталые, угрюмые, подлежащие сокращению старики. Их будущее уже определено.

«Я уйти согласился, когда по цехам начали менеджеры ходить, — рассказывает один из них, рабочий завода во втором поколении Павел. – Получу эту корпоративную пенсию, которую обещают за добровольный уход. А дальше? Не знаю. Может, вообще уеду». Он качает головой, потому что понимает, что эта угроза — все бросить и уехать — так же бессмысленна, как попытка найти работу в городе.

«Тут вот в чем дело: нельзя сказать, что «АвтоВАЗ» — единственное доступное место работы, — объясняет еще один житель общежития предпенсионного возраста. – Есть «Тольяттиазот», «Куйбышевазот», еще два--три завода, не испытывающих автовазовских проблем. Но такую массу народа, какую сокращают, они, конечно, не переварят. На «Куйбышевазоте», кажется, втором по численности работников предприятии города, заняты всего 15 тыс. человек. То есть вдвое меньше, чем выгонят с «АвтоВАЗа».

Что касается программы альтернативной занятости, активно пропагандируемой Минсоцразвития, то к ней отношение скептическое: «Там платят четыре с половиной тысячи. Как на такие деньги прожить?» — интересуются тольяттинцы. По данным городской службы занятости, из созданных в рамках этой программы 20 тысяч рабочих мест почти 19 тысяч уже заняты. Цены на продукты в городе вполне сравнимы с московскими.

Во дворах пьют пиво молодые ребята – рабочие цеха. Они настроены решительно, готовы угрожать возможным обидчикам в администрации и обсуждают планы мести.

«В нашей бригаде работает 25 человек. Из них у десяти--двенадцати хорошие шансы вылететь к Новому году. Из этих двенадцати по крайней мере трое готовы действовать всерьез, — хвастает один из них. — Знаете, какой объем токсичных, горючих и взрывоопасных материалов проходит через руки каждого из нас? Тот же ацетилен. И возможности оставить сюрприз есть у многих. Начальство это прекрасно знает: думаете, зря мы с прошлого года на завод ходим мимо автоматчиков? Они на всех проходных стоят – на случай если люди возмутятся и начнут дорогое оборудование разносить».

То, что к рабочим относятся как к угрозе общественному порядку, одним — повод для гордости, другим – для опасений. С разными интонациями рабочие рассказывают, что на случай митингов уже заготовлена водяная пушка и стоит она «в пожарном депо, рядом с заводом». Официальные лица слухи о водомете всячески отрицают, но это только добавляет уверенности, что пушка точно есть. 17 октября, когда независимый профсоюз «Единство» выведет на площадь в Автозаводском районе несколько тысяч протестующих, у горожан будет шанс проверить эти слухи.

Время акции выбрано не случайно: 14 октября станут известны имена сокращенных сотрудников. После этого многим оптимистам надеяться станет не на что.

Наверное, каждый в Тольятти уверен, что единственный надежный выход из ситуации – дотация из бюджета. Государство, по их мнению, непременно должно дать тольяттинцам денег – либо на поддержку самого завода, либо на пропитание им самим.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть