«Во всем виновата Россия»: от кого спасали мир в Мюнхене

В Мюнхене завершилась 55-я конференция по безопасности

Мюнхенская конференция по безопасности подошла к концу. Несмотря на то, что в этом году форум посетило рекордное количество участников, больших прорывов достичь на нем не удалось. Страны мира пока не смогли выработать новые принципы взаимодействия с учетом сложной мировой обстановки и кризиса традиционных систем безопасности.

День первый: ДРСМД не спасти

Первый день конференции был посвящен, пожалуй, самой актуальной проблеме мировой безопасности: кризису системы контроля над вооружениями.

Реклама

Предсказуемо, центральную место в дискуссии было отведено будущему без Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). После того, как США в одностороннем порядке объявили о приостановке действия соглашения, а Россия ответила на это зеркальными мерами, возможные способы спасения договора активно обсуждаются в Европе.

Накануне, например, прошла встреча министров обороны стран-членов НАТО, на которой обсуждались действия альянса после «гибели» ДРСМД. Однако единственным ее итогам стали устные обещания политиков не размещать американские ракеты в Европе.

Ситуация должна была приблизиться к урегулированию именно в Мюнхене, где прошли переговоры главы МИД России Сергея Лаврова и генсека НАТО Йенса Столтенберга. Однако этого не произошло.

По словам генсека альянса, переговоры не увенчались успехом, и встреча с Лавровым не помогла сблизить позиции сторон. «С российской стороны не поступило новых сигналов», — подчеркнул Столтенберг.

В поисках новой площадки для диалога глава МИД ФРГ Хайко Маас заявил, что Германия поднимет вопрос усиления контроля над вооружениями в апреле в СБ ООН. «Кризис Договора о РСМД показывает, что мы должны более глобально относиться к ядерному вооружению и контролю над вооружениями, чем когда бы то ни было. Германия даст толчок этому в апреле, когда мы примем председательство в СБ ООН. Мы должны сообща позаботиться о том, чтобы технологическое развитие новых систем вооружения не составляло угрозы для нашей архитектуры безопасности», — сказал он.

Министр также отметил, что «в свете кризиса вокруг сохранения договора нам нужно больше диалога между американцами, европейцами и русскими», к дискуссии о контроле над вооружениями «мы должны также привлекать других участников, прежде всего Китай».

Развитию диалога мешает в том числе позиция стран НАТО, которые единогласно считают, что именно Москва несет ответственность за приостановление действия договора и говорят об угрозе со стороны РФ.

Министр обороны ФРГ обвинила Россию в попытках внести раскол в отношения между европейскими странами, а глава Минобороны Великобритании призвал принять меры «в связи с нарушением Россией ДРСМД». Генсек НАТО вновь заверил, что альянс не планирует размещать новое ядерное оружие в Европе.

День второй: Лаврову есть, что сказать

Ответить на все эти обвинения Россия получила возможность на второй день конференции, когда Сергей Лавров не только принял участие в пленарных заседаниях форума, но и дал большую пресс-конференцию. Тогда министр заявил, что

Вашингтон дал представителям стран НАТО указание не посещать совместный брифинг МИД и Минобороны РФ по крылатой ракете 9М729.

«Был приказ, у нас нет сомнений, что США сказали натовцам — не надо туда ходить. Оказалось, трое более-менее самостоятельных [Болгария, Турция, Греция], которые ослушались», — сказал министр.

Показ «спорной» ракеты, которую США считают нарушением договора, он назвал первым шагом на пути к профессиональному диалогу. «Они не пришли, никто из натовцев, за исключением Болгарии, Турции, Греции, не появились, ни на показе, ни на брифинге. Те, кто слышал брифинг, подтверждают, что он был очень профессиональный и достаточно убедительный», — обратил внимание глава внешнеполитического ведомства.

Он отметил, что у кого-то из тех, кто проигнорировал это мероприятие, в ходе брифинга могли возникнуть дополнительные вопросы, и российские военные были готовы ответить на них. «Но, как говорится, насильно мил не будешь», — заметил Лавров.

К тому же, по его словам, еще в октябре от американских официальных лиц было известно, что объявление президента США Дональда Трампа о выходе из договора, — это отнюдь не приглашение к диалогу, а окончательное решение.

«После этого мобилизовывать своих союзников на обвинение нас в сломе этого важнейшего документа не очень чистоплотно», — отметил министр.

К слову, в этот же день у Лаврова прошла целая серия встреч, часть из которых также была посвящена ДРСМД. Эта тема, например, обсуждалась на встрече с главами МИД Нидерландов и Германии.

День третий: все упирается в Ближний Восток

На третий день конференции ее участники отвлеклись от основных тем, чтобы провести обстоятельный диалог по ситуации на Ближнем Востоке. В завершающий день форума спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри заявил, что

США не хотят, чтобы сирийское правительство вернуло контроль над северо-востоком страны.

«Наши цели на северо-востоке не изменились. Они предполагают сохранение безопасности в регионе, а именно: это означает, что мы не хотим, чтобы режим туда вернулся, так как он не способствует стабильности», — сказал Джеффри.

При этом он отметил, что США выводят войска из Сирии, «поскольку основная цель, в связи с которой они вводились, а это оказание помощи сирийским демократическим силам и победа над террористической группировкой «Исламское государство» (организация запрещена в России) (ИГ, запрещена в РФ), выполнена».

Джеффри выступил с утверждением, что, несмотря на вывод войск, США продолжат борьбу с ИГ. «Мы сохраняем военно-воздушный потенциал, способность реагировать на угрозы, которые возникают в связи с наличием сил ИГ, — добавил он. Спецпредставитель заявил, что США не призывают к уходу президента Сирии Башара Асада, но требуют изменений в поведении Дамаска. «Мы призываем к серьезным изменениям в поведении режима», — добавил Джеффри.

Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар, включаясь в дискуссию по северо-востоку Сирии, заявил, что

курдские формирования из «Сил народной самообороны» (СНС) должны быть выведены с сирийской территории к востоку от реки Евфрат.

«Террористическая группировка СНС не должна присутствовать к востоку от Евфрата. Нашей приоритетной задачей на севере Сирии является обеспечение безопасности наших собственных границ и нашего народа. На протяжении многих лет с территории Сирии в этом регионе исходит угроза для нас, совершаются провокации», — сказал он.

Замглавы МИД РФ Сергей Вершинин в свою очередь считает, что диалог между Дамаском и курдами — единственный приемлемый способ урегулирования ситуации. «Назывались различные опции того, что можно сделать после того как или в случае того как США уйдут из Сирии, если не будет иностранных войск, о которых здесь тоже говорилось, скажем, на северо-востоке Сирии. Нам кажется, что, наверное, лучшим вариантом было бы решение этих проблем через диалог курдов и Дамаска», — сказал он.

«Конечно, мы знаем о тех проблемах, которые существуют в отношениях между Дамаском и курдами. Мы такой диалог поддерживали бы, это тот путь, по которому следует идти», — добавил дипломат.

Впрочем, дискуссия сосредоточилась не только вокруг вопросов политического урегулирования в Сирии, но и конфликтов Ирана и США, а также изоляции Катара.

Катар не согласен с мнением, что террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, организация запрещена в России) побеждена, заявил глава катарского МИД Мухаммед бен Абдеррхаман Аль Тани.

«Некоторые территории освобождены, но ИГ и терроризм еще не побеждены: идеология осталась, люди остались», — сказал он.

Также он выразил мнение, что идея США по формированию Ближневосточного стратегического альянса (MESA, официальное название «арабского НАТО») обречена на провал без урегулирования дипломатического кризиса в Персидском заливе.

«США прилагают усилия по созданию стратегического ближневосточного альянса. И наша позиция такова: прежде чем говорить об альянсе, нужно решить ключевую проблему. Мы не можем говорить о коалиции, в состав которой войдут страны, враждующие друг с другом», — сказал он, имея в виду Саудовскую Аравию, ОАЭ, Бахрейн и Египет, бойкотирующие Катар.

«Мы готовы [войти в альянс], поддерживаем идею, до тех пор пока она не противоречит международному праву, основана на концепции коллективной безопасности и взаимодействии», — добавил он.