Террористы при дворе

Власти Катара считают неприемлемыми требования арабских стран

Naseem Zeitoon/Reuters
Катар считает неприемлемыми требования четырех арабских стран — Саудовской Аравии, Бахрейна, ОАЭ и Египта — по урегулированию дипломатического кризиса в регионе. В списке из 13 требований есть и пункт о прекращении сотрудничества Дохи с террористическими группировками, в том числе действующими в Сирии «Исламским государством» и «Джебхат ан-Нусрой» (запрещены в России). «Газета.Ru» разбиралась, как монархии Персидского залива замешаны в сирийской войне.

Катар назвал неприемлемыми и нереалистичными требования арабских стран по разрешению дипломатического кризиса в регионе. Об этом 24 июня заявил министр иностранных дел Катара аль-Тани, сообщил телеканал Al Arabiya.

«Список требований подтверждает то, о чем Катар говорил изначально: незаконная блокада не имеет ничего общего с противостоянием терроризму, это ограничение суверенитета Катара и попытка повлиять на его внешнюю политику», — сказал аль-Тани.

Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и ОАЭ, которые в начале июня разорвали дипломатические отношения с Катаром, выдвинули требования, которые Дохе необходимо выполнить для прекращения блокады. Список включает в себя 13 требований. Для того чтобы четыре арабских государства восстановили отношения с Катаром, ему необходимо выполнить все требования в течение 10 дней, сообщило Reuters со ссылкой на представителя властей одной из стран, выдвинувших Дохе ультиматум.

Опрошенные агентством аналитики сочли выдвинутые требования «настолько агрессивными, что разрешение этого конфликта практически невозможно разглядеть».

В частности, арабские страны требуют от Катара разорвать дипломатические отношения и военное сотрудничество с Ираном, прекратить строительство турецкой военной базы в эмирате и отказаться от любого военного сотрудничества с Турцией на катарской территории, закрыть финансируемый катарским руководством телеканал Al Jazeera и его филиалы и прекратить вмешательство во внутренние дела суверенных стран.

Помимо этого, Доху обязали разорвать связи с «Братьями-мусульманами», «Исламским государством», «Аль-Каидой», «Джебхат ан-Нусрой» (все четыре группировки запрещены в России), а также с ливанской «Хезболлой».

Катар должен официально объявить эти организации террористическими, признать список террористических организаций, составленный Саудовской Аравией, Бахрейном, Египтом и ОАЭ, а также заранее согласиться со всеми его будущими обновлениями.

Четверка стран также потребовала от Катара прекратить финансирование отдельных лиц, групп и организаций, признанных ими и другими странами террористическими, а также предоставить личные данные всех членов оппозиции, которых поддерживал Катар, и подробно рассказать о характере этой поддержки. В документе прописано, что для разрешения конфликта Катар должен прекратить любые контакты с политической оппозицией Саудовской Аравии, ОАЭ, Египта и Бахрейна.

На протяжении последних десяти лет Катар и другие монархии Персидского залива поддерживали оппозиционные группировки в гражданских войнах на Ближнем Востоке. В 2012 году катарское руководство оказывало содействие «Братьям-мусульманам», которые пришли к власти в Египте, однако спустя год были свергнуты в результате госпереворота. За это Доха подвергается критике со стороны нынешних властей Египта и Саудовской Аравии. В сирийской войне Катар также активно поддерживает оппозицию, хотя сирийские оппозиционные группировки не упоминаются в перечне тех, с кем Доха должна прекратить сотрудничество для восстановления отношений со своими соседями. При этом Катар является не единственной монархией Персидского залива, оказывающей помощь боевикам в Сирии.

Джихадисты-модернисты

Катар и Саудовская Аравия были уличены в финансировании одной из ведущих повстанческих группировок в Сирии — «Ахрар аш-Шам». Это одна из самых боеспособных исламистских организаций, действующих в Сирии, а также самая многочисленная — ее состав насчитывает до 20 тысяч боевиков, писал The Economist. Помимо аравийских монархий группировку также финансирует Турция. Формирование «Ахрар аш-Шам» как крупной мощной структуры происходило во многом за счет помощи салафитских фондов стран Персидского залива.

Организация была создана в начале 2012 года. Ее основали исламисты, освобожденные из сирийской тюрьмы по амнистии 2011 года.

В отличие от запрещенных в России группировок «Джебхат ан-Нусра» и «Исламское государство», в «Ахрар аш-Шам» практически нет иностранных боевиков, а руководят группой исключительно сирийцы.

В сентябре 2014 года лидер группировки Абу Абдулла аль-Хамауи (настоящее имя Хасан Аббуд, был осужден за связи с салафитами-джихадистами, амнистирован в 2011 году) и десятки других командиров погибли в результате взрыва заминированного автомобиля в Идлибе. Ответственность за теракт, в результате которого погибло почти все руководство «Ахрар аш-Шам», никто на себя не взял.

После смерти первого лидера группировки ее новым руководителем был избран выходец из сирийской провинции Алеппо Абу Джабер. По данным «Би-би-си», он родился в 1968 году. Во время войны в Ираке Абу Джабер предположительно воевал на стороне запрещенной в России «Аль-Каиды» и помогал попасть в страну джихадистам из Сирии. Позже в Сирии он был арестован и осужден, а в 2011 году вместе со многими другими исламистами, отбывавшими срок преимущественно по политическим статьям, вышел на свободу. Абу Джабер возглавлял «Ахрар аш-Шам» почти год, пока добровольно не покинул свой пост в сентябре 2015 года.

Среди руководства «Ахрар аш-Шам» связи с «Аль-Каидой» (и лично с ее лидером Айманом аз-Завахири) имел не только Абу Джабер, но и многие другие командиры. Ресурс War on the Rocks называл одним из идеологов группировки учителя Усамы бен Ладена Абдуллу Аззама. Сын Аззама Худхифах называл «Ахрар аш-Шам» одним из лучших наглядных примеров воплощения взглядов своего отца — одного из ключевых идеологов современного салафизма.

Члены «Ахрар аш-Шам» не отрицают своих связей с салафитами, но подчеркивают, что их движение носит умеренный и модернистский характер. Еще с момента основания группировки ее целью являлось свержение режима президента Сирии Башара Асада, который боевики «Ахрар аш-Шам» считают тираническим, и установление вместо него государства, основанного на шариате.

«Ахрар аш-Шам» не стремится построить глобальный халифат. Джихад в идеологии группировки ограничивается только территорией Сирии. В этом состоит ее принципиальное отличие от «Исламского государства».

В государстве, которое стремится построить «Ахрар аш-Шам» вместо режима Асада, боевики собираются жить по исламским законам, обещают уважать права женщин и меньшинств, в том числе шиитов, христиан и курдов. Помимо сирийских правительственных сил боевики «Ахрар аш-Шам» сражаются с «Исламским государством», идеологию которого в группировке называют слишком жестокой и не имеющей отношения к исламу.

Связи с «Аль-Каидой» боевики «Ахрар аш-Шам» отрицают, хотя признают, что сотрудничают с ее сирийским подразделением «Джебхат ан-Нусра» в рамках борьбы против режима Асада и ИГ. «Ахрар аш-Шам» признают террористической организацией Сирия и ОАЭ. Ее также называли террористической Россия, Иран и Египет, но в список террористических организаций в этих странах она не включена, а после соглашения о прекращении огня в конце 2016 года даже попала в перечень умеренной оппозиции по версии Минобороны России. 19 июня ведомство сообщило о подписании с боевиками группировки, базирующимися в Алеппо, четырех соглашений о перемирии.

«Ахрар аш-Шам» не использует террористов-смертников, предпочитая им бомбы с дистанционным управлением. На занимаемых территориях Сирии (группировка базируется преимущественно в провинции Идлиб) «Ахрар аш-Шам», в отличие от многих других повстанцев, пытается поддерживать социально значимую инфраструктуру, в том числе восстанавливает дороги и обеспечивает население продовольствием.

Нерукопожатные джихадисты

Катар и Саудовская Аравия также были замечены в поддержке более радикальных исламистов, в частности боевиков «Джебхат ан-Нусры» и аффилированных с нею структур. Становление «Ахрар аш-Шам» как самой многочисленной повстанческой фракции произошло во многом благодаря ослаблению «Джебхат ан-Нусры».

«Ан-Нусра» считалась сирийским крылом «Аль-Каиды», пока не открестилась от нее летом 2016 года. Тогда группировка сменила название на «Джебхат Фатх аш-Шам», а в январе 2017 года объявила об объединении с четырьмя более мелкими фракциями, сотрудничавшими с «Ан-Нусрой», для создания нового альянса «Хайят Тахрир аш-Шам» (HTS).

Так, в HTS вошла одна из самых крупных группировок радикальных исламистов из провинции Алеппо — «Нур ад-Дин аз-Зенки», которая долгое время считалась умеренной на Западе и получала помощь от Вашингтона. Помимо этого, группировка поддерживается Саудовской Аравией.

«Нур ад-Дин аз-Зенки» существует с 2011 года. В середине 2014 года саудиты увеличили свое финансирование группировки. Ранее боевики получали более скромную помощь от Эр-Рияда, так как входили в коалицию «Джейш аль-Муджахидин» (финансируется Катаром), связанную с «Братьями-мусульманами» (организация запрещена в Саудовской Аравии и России). Группировка вышла из коалиции в мае 2014 года.

«Нур ад-Дин аз-Зенки» считалась умеренной, пока не прославилась летом 2016 года, когда ее члены записали на видео, как они обезглавливают 11-летнего мальчика из Палестины, который якобы участвовал в сирийском конфликте на стороне правительственных сил.

Инцидент заставил власти США задуматься о пересмотре своей политики по финансированию и поддержке оппозиционных группировок в Сирии.

Боевики «Нур ад-Дин аз-Зенки» действуют преимущественно на севере Сирии, в сельских районах Алеппо. В исследовании Российского совета по международным делам о сирийской оппозиции группировка обвинялась в неизбирательных бомбардировках и похищении местных жителей. Как рассказал «Газете.Ru» начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития, эксперт Российского центра по международным делам Антон Мардасов, «Нур ад-Дин аз-Зенки» заняла одну из лидирующих позиций в альянсе HTS, однако после событий в Восточном Алеппо (город был полностью освобожден от боевиков в декабре прошлого года) группировка стала «нерукопожатной» для всех остальных оппозиционных фракций, так как нападала на их склады с оружием и сотрудничала с «Ан-Нусрой».

Саудиты отошли от дел

Как уточнила в разговоре с «Газетой.Ru» директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности Евгения Гвоздева, сейчас альянс «Хайят Тахрир аш-Шам» (HTS), созданный на базе бывших боевиков «Ан-Нусры», поддерживается и Саудовской Аравией, и Катаром. Она отметила, что в случае обеих монархий большую роль при поддержке играет личностный фактор: разные члены королевских семей Саудовской Аравии и Катара поддерживают разные силы в Сирии.

«Катар в последние годы оказывал поддержку широкому спектру джихадистских группировок в Сирии, поэтому вряд ли сегодня имеет смысл говорить о единой государственной политике Катара в сирийском конфликте и, соответственно, ее изменении в ближайшее время», — предположила эксперт.

ОАЭ, которые вместе с Саудовской Аравией разорвали дипломатические отношения с Катаром, также обвинялись в связях с Израилем и поддержке исламистов на Ближнем Востоке, однако позицию Абу-Даби на фоне других участников этого дипломатического кризиса, которые открыто и разнообразно участвуют в финансировании исламистов в Сирии, скорее можно назвать нейтральной, объяснила Гвоздева. Нейтральную позицию по Сирии занимает и Бахрейн, также разорвавший дипотношения с Дохой.

При этом Мавритания, которая присоединилась к аравийским монархиям в их конфликте с Катаром, уже не первый год подозревается в сговоре с «Аль-Каидой» на правительственном уровне, заметила Гвоздева.

«Вопрос финансирования и поддержки исламских групп в Сирии достаточно сложный. Конфликт идет шесть лет, и почти все вышеперечисленные страны на разных этапах финансово поучаствовали в деятельности исламистских группировок в Сирии», — продолжила эксперт. По ее мнению, и Катар, и Саудовская Аравия небезосновательно подозреваются в прямом и опосредованном финансировании «Ан-Нусры», ИГ и других исламистов в Сирии: финансирование ведется от «частных доноров», которым правительство, как правило, не препятствует.

Вместе с тем, по данным Мардасова, Эр-Рияд приостановил массированную поддержку сирийской оппозиции еще около года назад, так как Саудовская Аравия «очень сильно застряла в Йемене».

Он также отверг сотрудничество королевства с «Ан-Нусрой», так как, по утверждению эксперта, правящий в Эр-Рияде режим, с точки зрения группировки, является нелегитимным.

«Поддержка, возможно, оказывалась фракциям, союзным с ней, для противовеса Дамаску», — предположил Мардасов. По словам собеседника «Газеты.Ru», из стран Персидского залива связи с «Ан-Нусрой» имеет только Катар.

«Но тут опять же не все так просто. «Ан-Нусру» можно разделить на «легкую» и «тяжелую», как ее делят американцы. «Легкая» — это сирийцы, примкнувшие к «Ан-Нусре» как к одной из наиболее боеспособных фракций. «Тяжелая» — это чистая «Аль-Каида», джихадисты, прошедшие войны в Ираке и Афганистане. В случае ослабления «Ан-Нусры» «легкая» часть группировки может перейти в состав менее радикальных фракций, например того же «Ахрар аш-Шам», и катарские власти могут этому поспособствовать», — рассуждает востоковед.

При этом он допустил, что конфликт в Персидском заливе может негативно сказаться на поддержке сирийской оппозиции, в том числе и умеренных ее фракций: более радикальные группировки начнут еще активнее нападать на них в случае, если они останутся без поддержки извне.