Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Завещание Эштона Картера

Уходящий глава Пентагона призвал ВС США не уступать в гонке внедрения инноваций

Михаил Ходаренок
Министр обороны США Эштон Картер в Силиконовой долине, 2015 год Clydell Kinchen
Министр обороны США Эштон Картер в Силиконовой долине, 2015 год

Уходящий министр обороны США Эштон Картер опубликовал в издании The National Interest программную статью. В ней он пишет, что главное достижение Пентагона — постоянное внедрение инноваций. Рано или поздно все они обернутся перспективными вооружениями, которые позволят одержать вооруженным силам США уверенную победу в войнах будущего.

Доктор теоретической физики и министр обороны США Эштон Картер, который уйдет со своего поста вместе с остальной демократической администрацией Барака Обамы после инаугурации избранного американского президента Дональда Трампа, призвал Пентагон «думать и за пределами стен своего пятиугольного здания».

«Превосходство американских войск не является их неотъемлемым правом. Это право должно зарабатываться снова и снова в этом отчаянно конкурентоспособном мире», — подчеркивает Картер.

Министр поделился впечатлениями от организованных самим Пентагоном хакерских атак на общедоступные сайты военного ведомства.

По его словам, участвовавший в них подросток Дэвид Дворкин «не носит военную форму, не имеет заработной платы от правительства США, однако в этом году он сделал вооруженные силы Америки более сильными и в целом сделал более безопасной всю свою страну».

В атаке для тестирования сайтов минобороны США приняли участие около 1,4 тыс. дипломированных «белых хакеров» (легально зарабатывающих поиском уязвимых мест в информационных системах). В течение 13 минут после старта была найдена первая лазейка в сервисах минобороны США. К концу дня их было уже 138, включая несколько, выявленных Дворкиным. Подобные способы стимулирования мер безопасности, подчеркивает Картер, давно распространены в частных компаниях. Дворкин утверждает, что еще раньше нашел слабые места в сайтах Netflix и Uber и сообщил руководству компаний. Обычно он делает это за небольшое вознаграждение, но хакерская атака на Пентагон, по словам подростка, была выполнена из чувства долга и патриотизма.

Подготовка пилота ВВС обходится США в общей сложности в $150 тыс., пишет Картер. Привлечение фирмы со стороны, чтобы провести полную проверку защиты и оценку компьютерной уязвимости военного ведомства, стоит во много раз дороже.

«Однако это освобождает талантливых штатных киберспециалистов министерства обороны от подобной работы, позволяя им сосредоточить свои усилия на более важном», — пишет Картер.

При этом в ходе организованных Пентагоном хакерских атак выяснилось, что решения даже самых сложных технологических проблем военного ведомства США могут быть найдены любым гражданином США и, по сути, где угодно среди огромных человеческих, корпоративных и институциональных ресурсов Америки, уверен Эштон Картер.

«Я горжусь инновационной культурой вооруженных сил США, и как министр обороны я связан с новшествами, внедренными в армии, авиации и на флоте в недавнем прошлом, — пишет Картер. — Одна из моих основных обязанностей как министра обороны — инновации в вооруженные силы США для будущего, чтобы гарантировать: мы опередили быстро изменяющийся мир, удержали лидерство среди решительных конкурентов, использовали самые совершенные технологии, поняли потребности и вкусы новых поколений и привлекли их на службу нашей стране».

По мнению американского чиновника, сегодня для вооруженных сил США недостаточно просто поддерживать свой статус как самой боеспособной и оснащенной по последнему слову науки и техники армии, которую когда-либо знал мир.

«Идущий пешком никогда не выигрывает соревнований по бегу», — пишет Картер.

Гонка вооружений в эпоху «холодной войны» характеризовалась непреклонным, но устойчивым накоплением военной мощи в соревновании со страной, имеющей больше оружия и временами даже лучшего качества, продолжает он.
Сегодняшняя эра характеризуется дополнительными переменными, такими как скорость и гибкость в инновациях. Лидерство в гонке теперь часто зависит от того, кто может внедрять инновации в военном деле быстрее, чем все остальные, и изменять правила игры на ходу.

В области инвестиций это уже не просто вопрос, какое вооружение и военную технику закупает министерство обороны США, отмечает Картер. «Теперь более чем когда-либо имеет значение, как быстро и творчески мы можем приспособить закупаемое вооружение и военную технику при помощи различных инновационных способов к будущим угрозам», — объясняет он.

Инновации тем более необходимы, поскольку перед Соединенными Штатами возникли угрозы, не существовавшие при жизни нынешнего и предыдущих поколений.

По мнению Картера, основных вызовов для американцев пять, ключевой из них — угроза российской агрессии, особенно в Европе.

На втором месте — необходимость контроля за историческими изменениями в Азиатско-Тихоокеанском регионе, «критически важной области для будущего Америки».

На третьей позиции — ядерная угроза и ракетные провокаций со стороны Северной Кореи.

На четвертом и пятом местах — «пагубное влияние» Ирана в Персидском заливе и война с запрещенным в России «Исламским государством» в Ираке, Сирии и по всему миру, а заодно защита союзников США на Ближнем Востоке.

У министерства обороны США нет возможности выбора между этими проблемами, считает Картер. И, по его словам, технологии — один из самых главных факторов решения глобальных задач. «В начале моей собственной карьеры в национальной безопасности несколько десятилетий назад большая часть технологических изменений произошла именно в Америке. По большей части они финансировались федеральным правительством, особенно министерством обороны, — напоминает Картер.

— У нас были длительные партнерские отношения с оборонно-промышленным комплексом США, которые привели к созданию интернета и GPS, а перед этим — спутниковой связи и реактивного двигателя.

Но сегодня проблемы и возможности страны требуют, чтобы мы усилили это устойчивое партнерство взаимовыгодными способами».

Картер подчеркивает, что он был первым почти за 20 лет американским министром обороны, который посетил Силиконовую долину. С тех пор военное ведомство США удвоило усилия по поддержанию и установлению связей с многими центрами инноваций в США — не только в Силиконовой долине, но и в Сиэтле, Бостоне и многих других.

Поддержание этих партнерских отношений, по словам Картера, требует открытости со стороны министерства обороны США. Между военным ведомством и технологическим сообществом существуют противоречия. Есть различные точки зрения, с которыми Пентагон не всегда соглашается.

«Но это не может остановить нас, — подчеркивает Картер, — на самом деле мы должны не только ожидать и относиться с пониманием к возникающим разногласиям между наукой, промышленностью и военными, но приветствовать их. В результате энергичных дебатов рождаются впечатляющие идеи и происходят реальные преобразования».

Сегодня Пентагон остается крупнейшим спонсором в сфере высоких технологий. Однако глобальный характер технологической гонки приводит к тому, что многие страны спешат внедрять готовые инновации самостоятельно, часто модернизируя стандартные продукты, находящиеся в их распоряжении.

По словам Картера, с одной стороны, уверенность США в надежности таких технологических систем, как спутниковая группировка и интернет, за последнее время существенно выросла. Однако и они, считает глава военного ведомства США, обладают слабыми местами, которые противники США стремятся использовать в своих целях.

«В последние годы такие страны, как Россия и Китай, пытаются преодолеть технологический разрыв с Соединенными Штатами», — считает Картер.

Более того, высокие военные технологии за последнее время распространились настолько широко, что иногда становятся доступными таким странам, как Северная Корея, Иран, и даже негосударственным субъектам, уточняет для «Газеты.Ru» заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

По мнению российского специалиста, чтобы парировать эти угрозы и сохранить лидерство Америки перед конкурентами, министерство обороны США пытается выйти за границы возможного в самых актуальных научных технологиях: науке о данных, биотехнологии, кибербезопасности, радиоэлектронной войне, робототехнике, подводной войне, автономии, искусственном интеллекте и машинном обучении.

Последний военный бюджет США, напоминает Макиенко, предполагает вложение в научные исследования $72 млрд в следующем году. Это в два раза больше, чем израсходовали в прошлом году при аналогичных исследованиях Apple, Intel и Google вместе взятые.

Министр обороны США должен быть во главе этого процесса и в некоторых случаях восстановить мосты между Пентагоном и технологическим сообществом Америки, уверен Картер.

По словам Картера, в прошлом году под его руководством Пентагон создал «Экспериментальные оборонные инновационные единицы» (Defense Innovation Unit-Experimental, DIUx), чтобы навести мосты со стартапами и другими коммерческими технологическими фирмами, расположенными в инновационных экосистемах страны.

Министерство обороны открыло офисы в Силиконовой долине, Бостоне и Остине (штат Техас), чтобы быстрее воспринять технологии, которые могут помочь вооруженным силам США.

Сейчас DIUx уже руководят проектами в девяти государствах и взаимодействуют с компаниями из 31 страны. Во многом благодаря им в ближайшее время стоит ждать революции в торговле, машинном обучении, обработке больших объемов данных. Все это позволит вооруженным силам США повысить свою осведомленность обо всем происходящем в мире и укрепит национальную космическую инфраструктуру.

Морские лаборатории США сегодня разрабатывают подводные беспилотные аппараты разного водоизмещения и с разной полезной нагрузкой. Это очень важно, объясняет Картер, поскольку подводная война должна стать сферой американского преобладания. К тому же беспилотные подводные механизмы могут работать на мелководье, где обитаемые подводные лодки вести боевые действия не в состоянии.

Лаборатории сухопутных войск США работают сегодня над проблемами защиты от артиллерийских снарядов и управляемых ракет. В будущем это может значительно удешевить борьбу с целями, запущенными по баллистической траектории.

Лаборатории военно-воздушных сил ведут исследования в области искусственного интеллекта, которые включают аппаратные средства, программное обеспечение и системы, созданные по образу и подобию человеческого мозга.

Такие технологии могли бы преодолеть существующие ограничения вычислительных возможностей и расширили бы информационное превосходство США в воздухе, космосе и киберпространстве.

Картер призывает в дальнейшем проявлять необходимую заботу обо всех сделанных за последнее время долгосрочных инвестициях, чтобы они в будущем принесли ожидаемые плоды. Вырвать их с корнем и закрыть эти статьи расходов в бюджете военного ведомства США будет всегда заманчиво при очередных финансовых и экономических затруднениях. Однако любые инновации рано или поздно обернутся перспективными системами вооружения и военной техники, которые позволят одержать вооруженным силам США уверенную победу в войнах будущего, резюмирует Картер.

-