Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Шанс остановить хаос в Сирии без Запада

Пальмира и Алеппо: выводы российских военных о ситуации в Сирии

Михаил Ходаренок
Omar Sanadiki/Reuters

Правительственные силы и их союзники из Ирана и Ливана добивают оставшихся в Алеппо боевиков. При этом ситуация в Пальмире, где в результате паники и трусости, в том числе высшего командования сирийской армии, под угрозой оказался даже небольшой контингент российских военных, еще раз показала необходимость переходить к политическому урегулированию ситуации в стране. Для этого Россия подготовила все необходимые условия. Запад раздражает именно возможность мирного соглашения с умеренной оппозицией без посредников. О сложившейся ситуации рассказывает военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Вначале из Пальмиры поступали неполные и отрывочные данные по обстановке. Сейчас картина более или менее проясняется. Отдельные источники утверждали, что перегруппировку и сосредоточение боевиков для штурма Пальмиры проморгала разведка. Это не совсем так. Выяснилось, что необходимая информация сирийскому командованию все-таки была предоставлена.

Однако далее произошло то, что не мог предусмотреть никто: подразделения регулярной сирийской армии при первых выстрелах со стороны боевиков в панике, бросая вооружение и военную технику, бежали из Тадмора (Пальмиры). Доблестные сирийские вояки рванули так, что их с трудом остановили далеко к западу от Пальмиры, на подступах к авиабазе Т4 (Эт-Тияс).

Первоначально сообщалось, что российских военных советников в Пальмире не было. Это не так. «Игиловцы» (боевики запрещенной в России террористической организации «Исламское государство») даже опубликовали на своих сайтах снимки оставленного россиянами имущества.

Численность российского контингента составляла чуть более 200 человек (группа управления), плюс группа охраны — 120 спецназовцев. Они-то и остались в Пальмире, едва ли не в одиночку некоторое время обороняя город. В итоге бойцы были окружены превосходящими силами противника. Чтобы вывести их из Пальмиры, пришлось рубить специальный коридор. Российской авиацией было уничтожено 11 единиц бронетехники джихадистов. Россиянам пришлось бросить часть имущества (в основном из тылового обеспечения).

Паника и трусость

Впереди всех в панике отступающих сирийских подразделений бежал заместитель начальника Генштаба вооруженных сил Сирии.

За ним в полной растерянности, увлекая за собой рядовых бойцов и младших командиров, бежали начальник главного оперативного управления Генштаба Сирии, командующий ракетными войсками и артиллерией сирийской армии, командир и штаб 3-го армейского корпуса, командир 18-й танковой дивизии.

Замначальника Генштаба с трудом нашли через двое суток. Ничем другим, как элементарной трусостью, подобное поведение представителей высшего сирийского командования объяснить нельзя. С трудом удалось задержать паникеров и трусов, привести подразделения сирийской армии в чувство и к утру 11 декабря вернуть их на позиции, стабилизировав обстановку. Но затем сирийцы вновь побежали.

Под Пальмирой в частях и подразделениях сирийской армии царил полный хаос. По словам собеседников, знакомых с ходом сирийской кампании, Башар Асад согласился с российской оценкой действий сирийских военных. Бежавший замначальника сирийского Генштаба уже отстранен от должности и уволен с военной службы.

При этом во время штурма официальные власти в Дамаске упорно рассказывали населению, как героически, не щадя крови и самой жизни, сирийская армия обороняет Пальмиру.

Сирийские солдаты просто до жути боятся джихад-мобилей. Нет никакой уверенности, что они удержатся и на новых позициях к западу от Пальмиры. Иногда говорят, что боевики под Пальмирой захватили какие-то газовые поля. На самом деле они давно разрушены и не представляют собой никакой ценности.

Стоит ли отбивать Пальмиру?

Удержать Пальмиру в таких условиях, конечно, было невозможно. Стоит ли ее теперь отбивать? Пока таких планов, судя по всему, нет. Взять Пальмиру обратно при поддержке авиации не составит большого труда, но удержать ее в дальнейшем при таком уровне боеспособности сирийской армии невозможно.

Передислоцировав в Пальмиру боеспособные части из Алеппо, есть риск потерять и этот город. Там вполне возможна реинкарнация разбитых и отступивших вооруженных формирований. Сейчас активность крупных отрядов джихадистов заметна северо-западнее Алеппо, в районе населенных пунктов Анадан, Хайян и Храйтан.

Со стороны проправительственных сил воюет в первую очередь ополчение. Со стороны регулярной сирийской армии всего два подразделения: спецназ полковника Хасана Сухейля (Tiger Force) и подразделение «Соколы пустыни» братьев Мохаммеда и Аймена Джаберов.

Остальные проправительственные формирования, по признанию собеседников, знакомых с ходом операции, разве что вредят и откровенно бездействуют.

Ливанская «Хезболла», по оценкам военных специалистов, вообще не воюет, а больше разговаривает. Иранские «Фатимиды», которым поставлена задача наступать с западного направления, большого пыла в бою не проявляют. Подразделения Корпуса стражей иранской революции (Иран) тоже стоят как вкопанные и вперед не идут.

Иранский генерал может пять раз за сутки клятвенно уверять российских коллег и бить себя кулаками в грудь: «Боевая задача будет выполнена!» Уже через час, после вопроса, почему его бойцы стоят на месте и не наступают, он простодушно спрашивает: «А что, уже началось?»

Иногда его приходится разыскивать в течение трех часов. Он снова обещает выполнить боевую задачу, а затем выясняется, что иранцы просят оружия и представляют список на пять листов. После удовлетворения заявки оружие в течение непродолжительного времени куда-то исчезает. На вопрос, куда все пропало, следует простодушный ответ: «Война!»

Только ПТУР им поставили 1,5 тыс. штук. Выяснить судьбу этого оружия не удалось. Или увезли, или продали.

Военные советники разводят руками: и верить иранцам нельзя, и деваться откровенно некуда. Им уже говорят: черт с вами, хоть на месте стойте, не наступайте. Так и на месте стоять не могут. Среди российских военных у иранцев репутация законченных болтунов.

Что происходит в Алеппо

Тем не менее сейчас в распоряжении вооруженных формирований террористов остался клочок Алеппо площадью всего 1,5 кв. км. В ближайшие часы с ними будет покончено. Во второй половине среды проправительственные силы в Сирии переправились с восточного направления через водоканал и освободили квартал Сукари в восточной части Алеппо, говорится в официальном сообщении Минобороны.

До этого все задействованные в операции силы, следуя договоренностям с боевиками, в течение суток соблюдали «режим тишины». Российским Центром примирения враждующих сторон был подготовлен вывод незаконных вооруженных формирований из города через специальный коридор в западном направлении, в квартале Салах-ад-Дин и далее по дороге Кастелло в направлении Идлиба.

Здесь надо оговориться, что в Восточном Алеппо сидят многочисленные иностранные инструкторы, в том числе турецкие. Их загнали в угол и не выпускают из блокированных кварталов.

Накануне террористы заявили, что оставшиеся 2,5 тыс. боевиков готовы выйти из Алеппо. Огонь был прекращен. Подогнали 14 автобусов. Была организована прямая связь с командирами отрядов террористов и даже с Анкарой. Пустой транспорт держали до 21.00. В 2.00 боевики предложили забрать у них 36 раненых. Им было сказано: либо выходят все, либо — никто. В итоге начали боевые действия по добиванию террористов.

Разрешение кризиса без США и ООН

Скорее всего, после зачистки Алеппо, возможно в четверг, будет подписано Соглашение по преодолению кризиса в Сирии в одной из столиц сопредельных с Россией государств. Будет объявлено о полном прекращении огня до конца недели. Далее есть план организовать в Сирии конституционное собрание.

Многие из участников боевых действий, включая командиров вооруженных отрядов умеренной оппозиции, желают двигаться именно в этом направлении. Самое время переводить процесс в переговорное русло: создать специальную группу и заниматься вопросами политического урегулирования, причем шаг за шагом: новая конституция, условия и сроки выборов.

Все западные политики и СМИ больше всего недовольны именно тем, что Россия приблизила мирное разрешение сирийского кризиса без участия США, Европы и даже ООН. Поэтому и пытаются рассказывать и демонстрировать псевдоужасы о якобы гуманитарной катастрофе в Алеппо.

Что касается переговорной группы в Женеве, то российским военным специалистам абсолютно непонятно, кто там ведет переговоры, с кем и в какие сроки. Ясно только, что, увидев очевидный прогресс в достижении мирного урегулирования в Сирии без участия женевских экспертов, там началось возмущение, и теперь в Женеве уже хотят вести переговоры с Башаром Асадом.

При этом российскими специалистами высказывалась и такая точка зрения, что Башара Асада надо менять на более дееспособного лидера, способного навести порядок в стране и вооруженных силах.

Но есть и понимание, что только тронь Асада сейчас — и в Сирии все посыпется и развалится. Это реально будет последний день страны. В первую очередь разбежится ближайшее окружение президента, потом и остальные чиновники и военные. Пока замены Асаду объективно нет. Перефразируя Сталина, можно сказать: «Других президентов Сирии у меня для вас нет».

Сейчас основные задачи выглядят так: добить остатки боевиков в Алеппо, сформировать боеспособные части для удержания подконтрольных правительству территорий, подписать Соглашение о прекращении огня и сворачивать активные боевые действия. В конце концов, нельзя быть большим сирийцем, чем сами сирийцы.

Биография автора:

Михаил Ходаренок/facebook.com

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).