Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Только в случае войны Турция может перекрыть проливы»

Минобороны России разорвало отношения с армией Турции

Екатерина Згировская 27.11.2015, 17:59
Российские военные корабли в Черном море Владимир Первенцев/РИА «Новости»
Российские военные корабли в Черном море

Минобороны России прервало все взаимодействие с Вооруженными силами Турции после атаки турецкими ВВС российского Су-24 в Сирии. «Газета.Ru» разобралась, в чем сотрудничали страны и чем чреват разрыв отношений в военной сфере между ними.

Отношения между РФ и Турцией обострились после того, как во вторник из-за обстрела турецким истребителем F-16 потерпел крушение российский бомбардировщик Су-24, якобы пересекший турецко-сирийскую границу. Российский президент поручил принять меры в разных сферах взаимодействия между странами в ответ на турецкую агрессию. В день потери самолета ВКС РФ начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской заявил, что контакты с Турцией по военной части будут прекращены.

«Этот факт (атака турецких ВВС на российский Су-24) расценивается как грубейшее нарушение норм международного права с самыми тяжелыми последствиями и прямое нарушение Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов в Сирийской Арабской Республике, заключенного с США и распространяющегося на все страны коалиции, включая Турцию. Контакты с Турцией по военной линии будут прекращены», — сказал он.

Вечером в четверг официальный представитель Министерства обороны России генерал-майор Игорь Конашенков сообщил, что «в соответствии с ранее принятым решением прерваны все действовавшие каналы взаимодействия между Минобороны России и Вооруженными силами Турции».

Из Турции, в частности, отозвали представителя ВМФ, координировавшего действия Черноморского флота и турецких ВМС. Свернули «горячую линию» по исключению инцидентов в воздухе во время операции против террористов.

Около ста лет и сотни миллионов

Российско-турецкое сотрудничество началось почти сто лет назад. Оно зародилось, когда в 1920 году основатель Турецкой Республики Кемаль Ататюрк просил Советскую Россию оказать ему помощь и установить дипотношения. Переживавшая тогда последствия Гражданской войны Советская Россия тем не менее безвозмездно выделила турецкому руководству 10 млн золотых рублей, а также отправила в Турцию нескольких военных советников, оружие и военную технику.

Постсоветская Россия активизировала каналы взаимодействия с Турцией в 1992 году. Тогда Турция получила российское вооружение стоимостью около $100 млн. В том числе бронетранспортеры БТР-80, многоцелевые вертолеты Ми-8МТШ/Ми-17, автоматы и пулеметы Калашникова, винтовки Драгунова, а также реактивные системы залпового огня и многое другое.

Сегодня Россия оказывает сервисные услуги по этой технике.

Военные России и Турции вели консультации, совместные учения. Была создана Черноморская военно-морская группа оперативного взаимодействия «Блэксифор». Соглашение подписали в Стамбуле 2 апреля 2001 года шесть черноморских государств: Болгария, Грузия, Россия, Румыния, Турция и Украина. Цели создания группы исключительно мирные: проведение поисково-спасательных операций, морское разминирование, мониторинг экологической обстановки. Также проводились совместные учения. Руководство группы менялось ежегодно автоматически в алфавитном порядке названий стран-участниц.

Статус группы оставался под вопросом еще с весны 2014 года, когда из-за напряженности между Россией и Украиной в результате перехода Крыма в состав РФ Киев отказался от очередного этапа учений.

Не большая потеря

Как отмечает бывший начальник главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов,

«тесного военного и тем более военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией не было».

«Были контакты и визиты, но на серьезные решения не выходили. Разрыв этих отношений закономерен и не нанесет ущерба российским поставщикам вооружения и тем более Минобороны РФ», — сказал Ивашов «Газете.Ru».

По его мнению, от разрыва военного сотрудничества с Турцией, «кроме пользы, ничего не будет», а именно «лучше иметь Турцию в лице президента Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве явно обозначенного противника, чем «союзника», который может нанести удар в спину».

Другой экс-глава международно-договорного управления Минобороны России генерал-лейтенант Евгений Бужинский также считает, что прекращение военных взаимоотношений между странами «ничем не чревато».

«Ничем это не чревато, оно потому и называется сотрудничеством, что в нем нет никакого элемента конфронтационности. Например, с НАТО мы сотрудничали десять лет, разрабатывали планы, проводили совместные учения, была масса мероприятий, но уже два года не сотрудничаем. Ну и что? Открытости меньше, прозрачности меньше, но урона безопасности РФ от этого нет», — поясняет Бужинский.

Он отметил, что по плану международной военной деятельности ежегодно было по десять пунктов с каждой стороны: консультации, штабные переговоры, совместные учения. «Учения у нас с Турцией проводились только в рамках «Блэксифор», сейчас оно приостановлено», — сказал он «Газете.Ru».

Бужинский отмечает, что этот разрыв «неприятен, он не по военной линии», потому что не стоит ожидать тесного взаимодействия со страной, принадлежащей к другому военному блоку.

Также обе страны участвуют в международном договоре «Открытое небо», принятом 27 странами в 1992 году в Хельсинки для содействия открытости военной деятельности и снятия вопросов, вызывающих напряженность. В настоящий момент в договоре участвуют 34 страны, совершая по заранее оговоренному графику на специально оборудованных самолетах инспекционные полеты над государствами-участниками. По словам эксперта, от разрыва военных связей РФ и Турции договор не пострадает.

«Что касается «Открытого неба», то это международный договор. Там никакого сотрудничества нет, а есть его исполнение: мы совершаем полеты над их территорией, а они — над нашей, а совместных полетов с ними мы никогда не проводили», — пояснил Бужинский.

НАТО ввязываться не будет

Бояться того, что Турция попросит помощи НАТО развернуть дополнительные комплексы ПВО на ее территории или оказать какую-то еще военную поддержку, не надо, несмотря на то, что напряженность все же будет возрастать, считают эксперты.

«Последний совет НАТО на уровне послов, созванный по инициативе Турции, отказал ей в поддержке, не было даже общего заявления, что традиционно для НАТО. Столтенберг выступил от своего имени – это говорит о том, что

европейские члены НАТО не горят желанием бросаться в поддержку Турции», — говорит Ивашов,

отмечая, что Германия и Франция вряд ли будут участвовать в развитии российско-турецкого конфликта. Франция даже начала сближение с Россией после атаки Су-24 турками.

«Сейчас нам (России) нужно просто наращивать консультации с европейскими странами в двустороннем формате», — добавил он.

Бужинский же уверен, что о размещении каких-то дополнительных вооружений в Турции говорить не стоит: «А зачем им это? Они что, воевать собрались?»

Неприкосновенность черноморских проливов

Опасным моментом при разрыве сотрудничества с военными Турции может быть ситуация с использованием черноморских проливов Босфор и Дарданеллы и соблюдением Конвенции Монтрё о режиме проливов.

Конвенцию подписали 20 июля 1936 года по итогам конференции по пересмотру режима черноморских проливов, проходившей с 22 июня по 21 июля 1936 года в швейцарском городе Монтрё. Заключена она на 20 лет и регулярно автоматически продлевается.

Конвенция Монтрё ограничивает в мирное время проход через проливы военных кораблей нечерноморских государств.

Ограничение класса кораблей и судов и общий тоннаж с момента их захода в акваторию — 15 тыс. тонн. Кроме того, указаны лимиты для единовременного нахождения в Черном море: 30 тыс. тонн для всех нечерноморских держав вместе взятых, с соответственным повышением этого лимита, но не свыше 45 тыс. тонн в случае увеличения тоннажа самого сильного черноморского флота на 10 тыс. или больше тонн). Также есть ограничение срока пребывания в акватории — три недели.

Страны, имеющие выход к Черному морю, в ряде случаев могут проводить через проливы свои подводные лодки, а также крупные корабли без ограничения тоннажа при соблюдении определенных конвенцией условий.

За соблюдением конвенции следит Турция.

И если она окажется в состоянии войны или под угрозой войны, она может разрешать или запрещать проход через проливы любых военных судов. Если Турция в войне не участвует, то проливы закрывают для прохода кораблей воюющих стран.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отметил, что Россия рассчитывает на соблюдение норм права по прохождению черноморских проливов.

«Правила морского судоходства через черноморские проливы регулируются международным правом — Конвенцией Монтрё, — и здесь мы, конечно, рассчитываем на незыблемость норм свободы судоходства через черноморские проливы», — сказал Песков в пятницу.

Генерал Бужинский отметил, что Турция «очень ревностно относится к исполнению Конвенции Монтрё».

«Я не думаю, что Турция даже в условиях этой напряженности с Россией пойдет на нарушение Конвенции Монтрё, потому что если начать нарушать, то вернуться потом очень сложно. Можно задаться вопросом: может ли Турция перекрыть для России проливы? Теоретически — может, но для этого надо объявить нам войну, потому что Конвенция Монтрё предусматривает, что только в случае объявления войны Турция может перекрыть проливы», — пояснил собеседник «Газеты.Ru».

Как скоро можно восстановить отношения между военными России и Турции, эксперты не прогнозируют. По словам Бужинского, «все зависит от турок», в частности, от того, исполнят ли они пожелание российского президента Владимира Путина об извинениях за атаку на российский самолет: «Эрдоган извиняться не хочет, иначе это будет означать признание ошибки. От турок ждут извинений, если они не последуют, значит, эта спираль будет раскручиваться», — отметил он.