Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

«Михаил Ефимович похож на Мюллера»

,
Госдума не смогла отправить в отставку правительство, хотя Михаил Фрадков признался депутатам, что монетизация льгот получилась «корявой». Из-за «Единой России» предложение вынести кабинету министров вотум недоверия при нужных 226 голосах получило всего 112. Сами единороссы при голосовании схитрили.

Хотя «Единая Россия» не хотела отправлять правительство в отставку, открыто поддерживать Михаила Фрадкова партия власти не решилась. В итоге за вотум недоверия проголосовали 112 депутатов, против — 20, воздержались четверо. Все остальные, то есть подавляющее большинство, не голосовали вообще.

Таким образом, второй вотум недоверия, инициированный после прихода к власти Владимира Путина (первая попытка была предпринята фракциями КПРФ и «Яблоко» 18 июня 2003 года), провалился. Для отставки правительства были необходимы голоса простого большинства депутатов, то есть 226 человек.

Другого результата быть и не могло. Даже сами коммунисты, которые запустили процедуру отставки правительства, надеялись максимум на 150 голосов. Благодаря тому, что голосование было поименным, сразу после процедуры стали известны имена тех, кто голосовал за отставку и тех, кто так или иначе проголосовал против. Несмотря на жесткий наказ фракции не голосовать по постановлению о недоверии правительству, «за» вотум проголосовали члены «Единой России» Виктор Войтенко, Геннадий Гудков, Александр Харитонов и подписанты документа Николай Безбородов и Валерий Гартунг. «Воздержались» по вопросу вотума единоросcы Константин Затулин, Александр Лебедев и Александра Буратаева. 19 единороссов проголосовали «против» вотума, среди которых оказался и спикер Борис Грызлов. Собственно они и депутат Александр Невзоров и дали 20 зафиксированных в протоколе голосов противников вотума.

В КПРФ кнопки «за» нажали все 47 депутатов. В ЛДПР за отставку правительства проголосовали 10 депутатов, среди них Владимир Жириновский. В «Родине» проголосовали 35 членов фракции из 39. Четверых в Думе и не ждали в этот день: Сергей Шишкарев, Олег Шеин, Виталий Южилин и Марина Лебедева не подписались под вотумом, поэтому на заседании фракции им было рекомендовано на рассмотрении вотума не появляться в зале, что они и сделали. Среди независимых депутатов 16 человек вотум подержали, не голосовали Антон Баков, Николай Гончар и по какой-то причине «подписант» вотума исключенный из «Единой России» Анатолий Ермолин.

Низкая активность при голосовании (из 450 депутатов какие-либо действия с аппаратом для голосования проделали лишь 136 депутатов) дала всеми ожидавшийся результат – пропрезидентское большинство, состоящее сейчас из 306 депутатов, отказалось увольнять правительство. Левые считали, что гораздо больше голосов вотум недоверия наберет, если голосование будет тайным. На нем пытался настоять и Дмитрий Рогозин. «Мы хотим, чтобы депутаты от фракции «Единая Россия» и ЛДПР также имели возможность высказать свое мнение. Тайным голосованием у нас есть возможность узнать реальные позиции фракций ЛДПР и «Единой России» и их отношение к итогам работы правительства», — сказал он. Однако против тайного голосования высказался депутат Алексей Митрофанов (ЛДПР). «Я и сейчас могу все сказать свободно и независимо. Могу даже сказать, что Михаил Ефимович похож на Мюллера», — почти выкрикивал Митрофанов, имея в виду, конечно, актера Леонида Броневого, сыгравшего роль руководителя Гестапо. Большинство так и решило – предложение Рогозина было поставлено на голосование, но идею голосовать тайно поддержали всего 89 парламентариев.

Кроме этого, страна не увидела прямой трансляции публичной порки правительства, хотя коммунисты пытались настаивать на таком варианте заслушивания отчета Фрадкова.

«Единороссы» тем самым не позволили избирателям увидеть, мягко говоря, слабое выступление премьера, а заодно не стали публично позориться сами с молчаливым «голосованием ногами» в его поддержку.

Невозможность трансляции представителям оппозиции была объяснена следующим образом: председатель комитета по информационной политике Валерий Комиссаров заявил, что руководители центральных каналов отказались от идеи трансляции из-за невозможности в течение трех часов снять всю рекламу. Чтобы сохранить лицо, «Единая Россия» выступила даже с контридеей – депутат Борис Резник вместе с еще несколькими единороссами написал обращение к президенту с просьбой отправить в отставку не все правительство, а только Михаила Зурабова, который отвечает за социальную сферу.

На обсуждение вотума недоверия из правительства приехал только Михаил Фрадков (другие члены кабинета в то же время как ни в чем не бывало докладывали президенту о повышении довольствия военных). Премьер же перед депутатами признал свою вину только за одно – за неважное исполнение закона о монетизации льгот. «Правительство несет всю полноту ответственности за организацию и проведение этой реформы, — сказал премьер. — Я проработал в течение почти года и извлек уроки. Персонально как глава правительства от ответственности не ухожу, — отметил Фрадков, дав понять, что не опасается, что его отправят в отставку. — Впереди большая работа. Она интенсифицирована».

«Болевые точки найдены, и мы их чувствуем. Кстати, президент нас об этом предупреждал. И когда сейчас мы получаем от него в характерной манере его критику и рекомендации, поверьте, это действует подчас сильнее, чем ожидаемые публичные разносы».

Последняя тирада была явно адресована думской оппозиции и четко давала понять депутатам, какое значение лично Фрадков уделяет думской критике правительства. После получасового доклада премьера депутаты перешли к обсуждению собственно вопроса об отставке правительства. «Грехи» правительства аргументировано перечислила зампред бюджетного комитета Оксана Дмитриева. Она связала работу правительства с некомпетентностью и непрофессионализмом в проведении реформ, в качестве примера назвав административную реформу, по итогам которой чиновники стали еще больше брать взяток. «Вместо обещанного сокращения аппарата и снижения коррупции в госорганах мы получили увеличение количества ведомств, удорожание аппарата и рост взяток в 2 раза. Кабинет министров, допустив одну ошибку за другой, как врач, не может оставаться далее возле больного. Необходимо их (членов правительства – «Газета.Ru») отстранение, дисквалификация и запрет заниматься когда-либо такой деятельностью».

Такое же мнение высказали и другие инициаторы вотума. После короткой серии вопросов депутаты перешли к выступлению от фракций. Если выступавшие от «Единой России», КПРФ и «Родины» определились с позициями по голосованию, Владимир Жириновский заявил, что с идеей вотума фракцию ЛДПР «поставили в неудобное положение». «Мы проголосуем за это постановление. Но что нам делать? Вас — обратился он к правительственной ложе, где сидел Михаил Фрадков — не за что поддерживать, а вы — погрозил он пальцем коммунистам в зал — уже сто лет мучаете страну».

«Выхода нет. Поэтому предлагаю модное сегодня коллективное самоубийство. Мы с Рогозиным, Зюгановым и министрами Зурабовым, Кудриным и Грефом едем на дачу Зурабова, включим там угарный газ и умрем все вместе».

«Народ только спасибо скажет», — признался Жириновский, тут же отметив, что кабинет Фрадкова долго не продержится. А для упреждения народного бунта Жириновский предложил Фрадкову «сегодня же вечером произвести аресты руководителей левых организаций и кровью левых обагрить Красную Пресню».

Премьер впрочем, никак не отреагировал на призыв лидера либерал-демократов, но был вынужден вступить в дискуссию с инициатором вотума Дмитрием Рогозиным. Он поинтересовался, почему Михаил Фрадков не привел с собой главу Минздрава Михаила Зурабова, но активно рассказывал, как тот перемещался по стране и лично контролировал проведение в жизнь закона о монетизации льгот.

— Это возмутительно, что Зурабов и другие министры, ответственные за закон о льготных выплатах, в начале года отправились на зарубежные курорты. Объясните, как министры перемещаются по стране как бэтмены и суперстары? — с места вопрошал Рогозин.

— Что касается курортов, то у них были отпуска, и я не спрашивал, куда они едут, — ответил Рогозину Фрадков. — Они распоряжаются временем по своему усмотрению. Зурабов вчера прилетел из Санкт-Петербурга, ходил по складам, по аптекам, вечером — доложил мне лично о ценах, — отметил председатель правительства.

Заключительные выводы для отставки правительства суммировал независимый депутат Владимир Рыжков. Он перечислил, по его словам, четыре общепризнанных критерия работы любого правительства: ускорение экономического роста, рост инвестиционной привлекательности страны, рост благосостояния граждан и улучшение качества их жизни. «По всем четырем показателям правительство провалило работу. За последний год в стране заметен рост коррупции, социального расслоения общества, идет деградация образования, науки, здравоохранения», — зачитал Рыжков с места. Впрочем, для Фрадкова все обвинения в адрес кабинета показались неконструктивными. Перед голосованием он еще раз отметил, что учел критику депутатов. Спикер Борис Грызлов поставил постановление о вотуме недоверия правительству на голосование, и на экранах зала высветились цифры: 112 – «за» отставку, 20 – «против» и четверо воздержавшихся.

Уже на выходе из зала коммунисты не скрывали, что серьезно разочарованы итогами голосования. «Тот факт, что 281 член фракции единороссов вообще не принял участие в голосовании, говорит об их трусости, об их панической боязни, с одной стороны, своего партийного начальства, с другой — Кремля, и с третьей — избирателей. Они даже побоялись нажать кнопку «воздержался», — сказал Зюганов журналистам.