Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Якутский Шекспир
и маоистская «Турандот»

Фото: www.smotr.ru
Объявлены номинанты на «Золотую маску». Критики округляют глаза, театралы клянчат отпуск: десятилетие театральной премии оргкомитет обещает отметить массой всего заманчивого.

Объявлены номинанты на национальную театральную премию «Золотая маска» и программа весеннего фестиваля, где будут эти самые лучшие спектакли России сезона 2002/2003 демонстрировать. А за два месяца до фестиваля, в честь десятилетия «Маски», в Москве начнется юбилейный марафон: отовсюду свезут «знаковые спектакли – символы постсоветского театра». Выслушав перечисление «знаковых» имен, театральные критики, уже захлебнувшиеся в волне фестивалей, накрывших столицу этой осенью, снова стали хватать ртом воздух.

Все начинается 9 февраля — в Москву приезжает из Питера балет Эйфмана с тремя спектаклями. Поклонников этого душераздирающего балетного кича — толпы. За Эйфманом приедет Някрошюс со своей шекспировской трилогией. Дальше – Мариинка с несколькими постановками, додинский МДТ почти со всем репертуаром, за ним – боевые питерские акционисты АХЕ. Из Дрездена явится инфернальное клоунское «Дерево» с четырьмя спектаклями, Гришковец в один день покажет все свои представления, целую программу выставит проект «Новая драма» (там будут, кроме прочего, два грандиозных моноспектакля Александра Лыкова). Будет еще знаменитый «Саха-театр» Андрея Борисова с тремя постановками, погружающими в якутский фольклор все, от Айтматова до Шекспира. И чудесные «Провинциальные танцы» Татьяны Багановой из Екатеринбурга. Закончится марафон 26 марта, а с 27-го – уж будьте любезны – начинается сам фестиваль «Золотая маска».

Программа на этот раз тоже дай Бог, будто театры в прошлом сезоне специально напряглись, чтобы к юбилею показать товар лицом.

Во-первых, это касается музыкального театра. В опере, конечно, есть и классические помпезности, соответствующие традиции жанра: вагнеровское «Кольцо Нибелунга» и «Чародейка» Чайковского из Мариинки, или пафосная, в стиле маоистских торжеств, «Турандот» из Большого. Но есть и шокирующая всех, почти соц-артовская, «Жизнь с идиотом» из Новосибирска на музыку Шнитке и сюжет Виктора Ерофеева. Есть невероятно эффектные и стильные «Похождения повесы» Стравинского, которые на новой сцене Большого поставил лучший отечественный оперный постановщик Дмитрий Черняков, уже получавший «Маску» за «Китеж» в Мариинке. И есть, наконец, изящная постановка действительно современной оперы (с этим в России традиционно плохо) – «Человек, который принял свою жену за шляпу», на премьеру которой приезжал сам автор, саркастичный Майкл Найман, и остался доволен. А вот мюзиклы — знаменитые лишь эффектами «Иствикские ведьмы» и старомодная «Мэри Поппинс, до свидания», поставленная в питерском театре «Карамболь» той же командой, что снимала фильм — хочется опустить.

В балетных номинациях все тоже выглядит достойно. Как обычно, много Питера, в том числе Мариинские реконструкции одноактовок Стравинского, поставленных когда-то Брониславой и Вацлавом Нижинскими. Один из шлягеров – «Светлый ручей» Шостаковича, сделанный новым руководителем Большого Алексеем Ратманским в духе комедий советского большого стиля. В разделе современного танца, как всегда – парадоксальная и эксцентрическая Татьяна Баганова с «Полетами во время чаепития», Александр Пепеляев, поставивший свое корявое «Лебединое озеро» из ненависти к «прекрасному», и совсем новая версия «Весны священной» француза Режиса Обадья, которую он придумал для камерного балета «Москва».

И все же в «Золотой маске» важнейшим из всех искусств является драма. Тут всегда главные интриги, обиды и скандалы: кого выдвинули, кого задвинули, кому дали по блату, кого обнесли наградой.

Список номинантов нынешнего года, сделавший бы честь любому солидному фестивалю, предполагает битву титанов. Среди режиссеров спектаклей «большой формы» литовец Някрошюс («Вишневый сад», кстати, его же «Времена года» признаны лучшим зарубежным спектаклем года из гастролировавших в России), англичанин Доннеллан («Двенадцатая ночь»), Додин («Дядя Ваня»), Фоменко («Египетские ночи»). Не говорю уже о Фокине («Ревизор» в Александринке) и Женоваче («Правда хорошо, а счастье — лучше» в Малом). И об омских «Дачниках» Евгения Марчелли, о которых эксперты рассказывают с восторгом. А ведь есть еще спектакли «малой формы», где оттягиваются самые молодые и скандальные, а также любители новой драматургии вроде Нины Чусовой (у нее два спектакля – большой «Мамапапасынсобака» в «Современнике» и маленький «Вий» в Пушкинском), Кирилла Серебреникова («Терроризм»), Владимира Агеева («Пленные духи»), Михаила Бычкова («Зима» и «Нора»). А еще в драме, как и в опере, номинируется спектакль Дмитрия Чернякова («Двойное непостоянство»), и снова, как и за постановку Стравинского, он выдвинут на премию и как режиссер, и как художник. Два спектакля, выдвинутых по пяти, то есть по всем возможным, номинациям на национальную премию и четыре персональных номинации – неплохо для тридцатитрехлетнего режиссера, который не сидит в президиумах, не надувает щеки, а ходит с рюкзаком по городу и свистит.

О текущих московских премьерах с февраля до середины апреля можете забыть: если они будут такими же кислыми, как премьеры начала сезона, вы ничего не пропустите. Если будут лучше – сможете догнать. Готовьте силы и кошельки: директор «Золотой маски» обещал такую вилку цен, что дешевые билеты будут по карману и студентам.