Доктора Смерть посадили пожизненно

Диана Игошина 22.11.2003, 14:07

В Санкт-Петербурге осужден на пожизненное заключение Доктор Смерть. Врач «скорой помощи» Максим Петров убивал одиноких пенсионеров и грабил их квартиры. Убийцу удалось вычислить по следам инъекций, которые он оставлял на руках своих жертв. За три года Петров убил не менее десяти и ограбил минимум 47 пенсионеров.

В пятницу Санкт-Петербургский городской суд приговорил врача 1-й категории 5-й подстанции «Скорой помощи» Максима Петрова к пожизненному заключению. Суд признал 38-летнего медика виновным в убийстве 10 пенсионеров. Старики умирали не по халатности доктора, он убивал их целенаправленно, а затем грабил их жилища.

Как установило следствие, криминальная история Петрова началась еще в 1997 году. Однако детали, позволившие заключить, что престарелые пациенты Петрова умирают не своей смертью, у следователей появились лишь два года спустя. Весной 1999 года в квартире на Васильевском острове милиционеры обнаружили труп бывшей примы Мариинского театра Елизаветы Фирсовой. Пожилая артистка была задушена, из ее квартиры пропали антикварные вещи. Местная прокуратура возбудила уголовное дело, но следствие быстро зашло в тупик — убийца не оставил никаких следов.

Вскоре на соседней улице был найден еще один труп пенсионерки. Зоя Степанова, ветеран войны и труда, была задушена капроновым чулком, который так и остался на ее шее. Из квартиры убийца унес все правительственные награды.

Почерк обоих убийств оказался одинаков: пенсионерки погибли от асфиксии, но никаких следов взлома на входных дверях не было. По всей видимости, жертвы сами впустили убийцу в свой дом.

16 декабря 1999 года на Каменноостровском проспекте после пожара в одной из квартир были найдены два трупа — пенсионерки Анны Терентьевой и ее дочери. Молодая женщина была заколота ножницами, а старушка задушена капроновым чулком. Из квартиры, по словам родственников погибших, были похищены видеоаппаратура и норковая шуба. Как и в предыдущих случаях, никаких следов преступник не оставил, но следователей привлек один факт. На локтевом сгибе одного из тел эксперты обнаружили свежий след укола. Следователи не исключали, что женщина страдала каким-то заболеванием и перед смертью ей просто сделали инъекцию. Но параллельно у сыщиков родилась мысль, что убийцей мог оказаться человек с медицинским образованием. Вскоре в милицию обратилась пенсионерка, ставшая жертвой необычного разбоя. К ней в квартиру пришел «доктор из поликлиники», которого она не вызывала.
Он сказал старушке, что у нее якобы плохие анализы. Престарелая женщина действительно недавно сдавала анализы, поэтому без опаски открыла дверь.
По ее словам, молодой человек сделал ей укол, и она быстро уснула. А когда проснулась, увидела, что квартира перевернута вверх дном.

Сыщики обратились в архив, чтобы выяснить, были ли у других жертв следы от инъекций. Оказалось, что у задушенных пенсионерок тоже нашлись такие следы. Версия о том, что убийца знаком с медициной, нашла свое подтверждение. Но вычислить врача-убийцу пока не представлялось возможным. Он действовал в разных районах города, отдавая предпочтение Фрунзенскому. В период с 1997-го по 2000 год преступник успел ограбить стариков в Василеостровском, Невском, Красногвардейском и Адмиралтейском районах.

Но все же в нескольких случаях Доктор Смерть, как окрестили его журналисты, «прокололся». Его оставшиеся в живых жертвы смогли дать описание преступника.

Оперативники определили круг лиц, подлежащих проверке. Вычислили и способ, которым убийца намечал своих жертв. Оказалось, что «клиентов» он выбирал из списка пожилых легочных больных.

Во все поликлиники района были отправлены опергруппы, которые определили, что из 600 граждан пожилого возраста, обращавшихся в лечебные заведения, 72 человека не забирали результаты своих анализов. В их квартирах оперативники устроили засады. Все медицинские учреждения Фрунзенского района были взяты под наблюдение сотрудниками милиции, а сам район частично оцеплен. Всем постовым были выданы фотороботы «доктора» и дано указание в первую очередь обращать внимание на профессиональную принадлежность подозрительных лиц.

Всего в операции по задержанию врача-убийцы было задействовано более 700 милиционеров.

Задержали медика-душителя в одной из квартир дома № 27 по улице Турку, где оперативники устроили одну из засад. Убийцей оказался врач «скорой помощи», педиатр по образованию Максим Петров. При задержании у него были изъяты нож, остро заточенная опасная бритва, капроновый чулок, девять наполненных сильнодействующими веществами шприцев для инъекций и прибор для измерения давления.

Шесть дней задержанный вообще ничего не говорил — он был в шоке. Но затем откровения буквально посыпались. Вскоре, по словам следователей, в деле не осталось белых пятен. Петров изложил все свои похождения и вел себя на допросах интеллигентно и вежливо.

У следователей сложилось впечатление, что Петров наслаждался своими рассказами, ничуть не испытывая раскаяния.

Действовал он всегда по одной схеме. Приходил в квартиру, где, как ему было известно, живет одинокий старик. Представлялся сотрудником поликлиники, к которой приписан пенсионер. «Я от вашего участкового врача», — говорил Петров, добавляя, что ему нужно измерить давление у хозяина квартиры. После этого он обычно сообщал, что пациенту нужно сделать укол. После «лечения» старики засыпали, а Петров грабил квартиру. Если пенсионеры просыпались раньше времени, врач их душил.

Как признался на следствии Петров, он вошел во вкус. Грабежи были организованы с таким размахом, что ему с определенного времени стало не хватать снотворных препаратов, и врач-убийца стал изготавливать их самостоятельно. Разумеется, преступник не заботился о качестве снотворного, из-за чего некоторые его жертвы, если оставались живы, по несколько месяцев мучились в больницах.

Однако в своем последнем слове на суде Петров отказался от всех показаний. Он сказал, что давал их под давлением следствия и признал себя виновным только в том, что использовал поддельные документы для проезда в общественном транспорте.

Однако суд, основываясь на показаниях свидетелей и доказательствах следствия, вынес решение о наказании бывшего врача по десяти эпизодам, которые не вызвали у судьи никаких возражений.