5 главных итогов госрегулирования интернета

На «РИФ+КИБ 2015» подвели главные итоги последних двух лет регулирования рунета

Интернет чем-то похож на религию, и взять его под контроль государства оказалось гораздо сложнее. Как выяснилось, госрегулирование не спасает рунет от влияния зарубежных интернет-компаний. Ни закон о защите персональных данных, ни дата-центры на территории РФ не защитят ни персональные данные, ни рунет от «рубильника США». К таким выводам пришли участники интернет-форума «РИФ+КИБ 2015».

Первый день интернет-форума «РИФ+КИБ 2015» стал своеобразным подведением итогов последних двух лет, когда государство стало серьезно воспринимать интернет как отрасль. Выяснилось, что глобальная сеть чем-то похожа на религию, и взять ее под контроль государства гораздо сложнее, чем казалось сначала. О том, чем делились чиновники, законодатели и кибербизнесмены, сообщает с форума корреспондент «Газеты.Ru».

Итог первый: госрегулирование не спасает рунет от роста влияния зарубежных интернет-компаний.

Чиновники и законодатели говорят о развитии инфраструктуры и импортозамещении, но молчат о контроле и цензуре.

Лейтмотивом открытия форума стали показатели развития рунета, которые говорят о его быстром росте, несмотря на негативные явления в экономике. Директор Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергей Плуготаренко представил итоговые цифры по отрасли за предыдущий год. Аудитория рунета выросла на 7,4% и составила 73,8 млн пользователей, при этом 60,8 млн пользователей (+8% за год) выходят в интернет ежедневно.

Растет мобильный интернет. Если аудитория десктопов снизилась на 1%, то количество пользователей, которые выходят в сеть со смартфонов, увеличилось на 34% за год, и уже 9% аудитории выходит в сеть только с мобильных устройств. Больше всего выходит в сеть со смартфонов молодая аудитория с 12 до 24 лет. Охват здесь достиг уже 80,4%.

И если в десктопном сегменте лидерство по охватам удерживает «Яндекс», то в мобильном первую строчку занимает Google, а в первую десятку уже вошли Viber и Instagram. Если бы не второе место «ВКонтакте», то можно было бы сказать, что российский интернет-бизнес теряет свое доминирование в отрасли.

Министр связи Николай Никифоров говорил о развитии оптико-волоконных магистралей, которые должны обеспечить широкополосным доступом даже самые удаленные и маленькие города России. И это единственный способ замедлить рост охватов российской аудитории иностранными интернет-компаниями, что неизбежно произойдет, если жители этих городов попадут в сеть через мобильные платформы, где сейчас господствует Google.

Итог второй: государство признало интернет стратегически важной отраслью.

Объем интернет-рынка за 2014 год оценивается в 1 трлн руб., и еще 7 трлн руб. составляют отрасли, зависимые от интернета. Объем рынка электронной торговли составил 645 млн руб. (+42% за год) и 25 млн онлайн-покупателей.

Глава Института развития интернета (ИРИ) Герман Клименко заявил о том, что впервые за 21 год существования доменной зоны .ru президент России поручил создать «дорожную карту», или план, развития отрасли до 2030 года. Да и само появление ИРИ говорит о том, что власть хочет наладить более тесную коммуникацию с отраслью и ставит перед ней задачу разработки соответствующих методологий.

Первыми важнейшими задачами, которыми займется ИРИ, станут импортозамещение в госорганах и госкомпаниях, розничный экспорт российских IT-продуктов и острая проблема принудительной подписки абонентов мобильной связи на платные услуги.

В деятельности ИРИ потенциально сможет принять участие любой гражданин, став членом экспертного сообщества института. Благодаря этому можно построить свою карьеру в интернете. Привлечение экспертов через Региональный общественный центр интернет-технологий стартовало сегодня прямо на форуме.

Итог третий: забота о пользователе.

Два года попыток государственного регулирования (борьбы за соблюдение авторских прав, противодействия киберпреступности и защиты персональных данных) уперлись в низкую компьютерную грамотность российских интернет-пользователей. Можно сколь угодно ужесточать правила пользования интернетом, но это лишь остановит его развитие, но не решит проблему. Необходимо поддерживать и обучать пользователей.

Результатом стал перезапуск Регионального центра интернет-технологий под руководством депутата Госдумы Леонида Левина. В рамках РОЦИТ запускается четыре важных инициативы: «голос рунета» (опросы пользователей), «горячая линия», BUDUGURU.ORG и Индекс цифровой грамотности (карты уровня грамотности населения, государственных органов, развития интернет-технологий).

«Горячая линия» рунета призвана значительно поднять уровень защищенности граждан в интернете. Сервис будет принимать, объединять и направлять жалобы граждан в соответствующие инстанции, а также консультировать заявителей по фактам нарушения их прав, противоправных действий и хищений данных и денег. Сейчас граждане не знают, куда обращаться, а у сотрудников компетентных органов не хватает компетенции.

Однако, как сказал корреспонденту «Газеты.Ru» Сергей Гребенников, директор РОЦИТ, малого бизнеса защита не коснется, так как организация защищает пользователей, а не бизнес.

Таким образом, мелким интернет-бизнесменам с хакерскими атаками и троянами по-прежнему придется разбираться самостоятельно.

BUDUGURU.ORG призван увеличить эффективность использования человеческого капитала страны. Он будет собирать талантливых молодых людей со всех регионов и помогать им находить свое место в IT. С учетом чудовищной нехватки кадров, это очень важная задача. Позднее РОЦИТ займется и переквалификацией старшего населения.

В свою очередь, собственный доклад Левин посвятил непосредственно защите прав граждан России в глобальной сети.

«Гражданин приходит в полицию жаловаться, что у него украли деньги через мобильный телефон, а на него смотрят, как на марсианина», — заявил он.

Итог четвертый: закон о защите персональных данных и дата-центры на территории РФ не защитят ни персональные данные, ни рунет от «рубильника США».

Дискуссия относительно устойчивости российского сегмента интернета и его зависимости от США получилась жаркой. Участники разделились на два лагеря. Михаил Якушев, представляющий российский сегмент в Корпорации по управлению доменами ICANN, говорит о том, что корпорация уже в процессе передачи из ведения США в управление международным сообществом, и корневой сервер Восточной Европы и Африки находится в Турции, а азиатский — в Шанхае, и суды США не смогут заблокировать домены в зоне .ru.

Попытки административного давления на глобальный интернет равносильны нажатию «ядерной кнопки» — это можно сделать только один раз, после чего глобальное доверие будет подорвано и система перестанет работать, что не выгодно никому.

Ему возражают представители Совфеда и Госдумы России. В случае «ядерной кнопки» есть паритет, и Россия не может ждать, когда ей выключат рубильник, пусть это даже и произойдет один раз. Достаточно примера с Крымом, когда крымские бизнесмены лишились своих доменов.

Что касается дата-центров, то хоть российская IT-отрасль выиграла за счет доходов от размещения персональных данных на территории России, но их защита по-прежнему не обеспечена, так как доступа к ним нет. Дело в том, что управляют ими и обрабатывают их на Западе, а отозвать разрешение или хотя бы узнать, согласие на использование и распространение каких персональных данных и кому дал пользователь, невозможно. В итоге надо не пытаться регулировать чужое, как Европа, а создавать свое.

Итог пятый: закрытие российского сегмента — путь к поражению.

Отрасль уже страдает от излишней внутренней направленности госрегулирования. Законодатели и чиновники стараются отгородить от внешних угроз наших пользователей, при этом даже не думают о мировой аудитории как о своей, а значит, Россия рискует остаться за бортом.

Например, в России действует законодательство, запрещающее использование криптографических систем зарубежного производства, однако повсеместно продолжает использоваться зарубежный стандарт AES и удостоверяющие сервера, хранящие ключи, находятся за рубежом. При их отключении перестанет работать защита таких важных систем, как, например, сервисы электронной демократии России.

При этом существует отечественный ГОСТ, который можно стандартизировать на международном рынке и который с удовольствием будет взят в качестве альтернативы западным системам во многих странах, но стандарт закрыт ФСБ.

Аналогично, Финляндия активно используется для постройки дата-центров благодаря дешевой электроэнергии и холодному климату, а районы Сибири с аналогичными условиями — нет. И одним из ключевых выводов, который можно сделать, является идея о том, что нужно не только самим хранить персональные данные своих пользователей, но и создавать условия для привлечения зарубежных заказчиков, чтобы они хранили у нас свои данные. А для этого надо создавать прозрачные условия, льготы и гарантии.