Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Калоша разносилась

Валерий Левитин, ИД «Коммерсантъ»
Тринадцать лет подряд самая талантливая и самая живая шоу-затея столицы — «Серебряная Калоша» — придавала светской жизни смысл и окраску. Нельзя сказать, что на четырнадцатый раз она совсем уж провалилась, но с прискорбием сообщаем: из всех «Калош» эта была самая слабая.

Впрочем, даже слабая «Калоша» все равно на несколько порядков выше прочего общемосковского трэша. И потому сначала расскажем о том, что было хорошо. Сочинители отлично подали спонсорский лист. «Калоша» по праву перенаселена спонсорами, и развернуть каждого из братской могилы лицом к гостям, чтобы и спонсоры были сыты, и зритель не разозлился, — задача не из простых. Однако же сценаристы справились и нашли во вступительной речи забавную привязку к каждому.

«Компания такая-то, — вещал вкрадчивый голос с потолка, — наш любимый мобильный спонсор. Но даже они выключат свой телефон на время церемонии».

Перед началом церемонии была двухчасовая препати. Как известно, загонять гостей в зал — дело практически невозможное: светские люди цепляются языками — и пиши пропало. И вот впервые для решения этой задачи были использованы мохнатые птицы-спонсоры. Когда fashion-продюсера Оксану Лаврентьеву в очередной раз прижали к дереву с вопросом, а что там с дизайнером Аленой Ахмадуллиной, «посодють» ее или нет, на шушукающихся девушек набросились мохнатая «загонятельная бригада» и с криками: «Чего стоим? Кого ждем?» — просто защекотала их.

«Калошу» обещали очень политической.

Мастера радийной культуры с «Серебряного дождя» давно определились, с кем они. Февральская церемония «Человек дождя» четко показала, что курс взят на приличных людей, а не на Мордор. И в мае приличные люди ожидали, что «Калоша» бичом сатиры свое отношение к Мордору выразит. Правда, отдельные искушенные личности пророчили в кулуарах, что «Калоша» стать «врагом отечества» не решится: были прецеденты. Когда на одной из первых церемоний ведущие сильно проехались по «всем эти гадам», то руководителя СТС (этот канал как раз вел трансляцию) в этот самый Мордор пригласили и сказали: «Вы уж определитесь, какой вы канал — политический или развлекательный. Если политический, то мы к вам и будем относиться совсем по-другому».

Увы, циники оказались правы. Заслуженно попало тем, кого обижать не опасно.

Лузерам Тягачеву и Мутко, козликам отпущения Лужкову и Матвиенко. Аккуратно проехались по молодой шпане с Селигера: «В наше время лучше вернуться с Селигера, чем не вернуться из Лондона». Но даже дать «Калошу» «Предстоянию» авторы побоялись. Ведущие показали железную перчатку комдива Котова и остроумно переименовали михалковское изделие в «Утомленные солнцем-2. Росомаха». Но, хоть зал и тянул вверх мандаты партии «СэКа», голосуя за Михалкова, всероссийский избирательный староста Чучин вынес вердикт «семьсот двадцать» не «Предстоянию», а зимней порнушке на Садовом.

На церемонии было несколько удачных шуток. Порадовала номинация «Речка движимость и недвижимость». «Ладу Калину», которую решил производить у себя Уго Чавес, забавно восславили припевом «Калинки-малинки»: «Калина, калина, калина моя, очень сделана голимо, калина моя».

Начиналась песня тоже забавно: «В городе Тольятти, инженеры, мать их», — но остальные куплеты были «не айс».

«Калина, калина, калина моя — штырит, как от кокаина, калина моя!» — мне это талантливым не кажется.

Любимейшая номинация «Плагиат года» в этот раз обрела отличный подзаг — «Отдавай-ка родимую в зад». Но гомерически смешных копи-пейстов или же беспредельно-наглого воровства «на хапок» в этом году не откопали. Так, утащил Рыбак композицию «Аэросмита», ну и черт с ним.

В целом пациенты этой «Калоши» были куда смешнее пародий на них. Оригинальный материал доставлял и без пародистов.

В номинации «У природы есть плохой погоды» Юрий Лужков загробным голосом вещал про огромных белых тараканов

— белых потому, что в подполье Большого Театра темно, и выросли они без света, и в руки не идут. Валентина Матвиенко предлагала жить в двадцать первом веке и сбивать сосули лопатой с оптическим наведением.

Но самый клинически чистый экземпляр был выставлен в номинации «Мудацкий поступок года» — и он тоже не нуждался в пародии: смешнее уже не бывает. «Калоша» показала оригинальные кадры, как в передаче Познера президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов рассказывал ведущему о своих контактах с инопланетянами. «Познеру надо дать приз как самому внимательному собеседнику», — заметила Ксения Собчак.

Однако «Калоша» досталась не «контактеру» Илюмжинову, а депутату Андрею Лебедеву. Пока мы вглядывались в лицо президента республики и с ужасом понимали, что он не шутит, оказалось — не шутит не только он.

Депутат Андрей Лебедев направил запрос президенту Дмитрию Медведеву, где интересовался, не спрашивали ли представители внеземных цивилизаций у господина Илюмжинова о каких-нибудь нюансах его профессиональной деятельности (а если спрашивали, то какие «показания» он давал)? А также просил президента выяснить, кто еще из руководителей субъектов РФ, членов правительства и других государственных чиновников общается с инопланетянами?

Естественно, номинация досталась Лебедеву, с ремаркой «реакция на мудацкий поступок есть поступок еще более мудацкий».

Зал отрыдал, и все это действительно смешно, пока не въедешь, что на самом деле смешно, да не до смеха. Не беда, если инопланетян с перепою видит дворник или сантехник. Ну а если с гуманоидами регулярно общается хирург? Или авиадиспетчер? Или руководитель субъекта РФ, президент республики, член правительства, государственный чиновник? А что будет, если завтра им гуманоид прикажет нажать на красную кнопочку? И как вообще эти «демьяны-змеевидцы» попали на самую верхушку? Как они все туда попадают?!

Увы, вопросами, подрывающими основы Мордора, «Калоша» в этом году не задавалась.