онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
«Получил, что заслужил»: Мамаев о колонии и страхе потерять жену

«Наконец-то! Заслужил»: жена Мамаева жестко высказалась об аресте игрока

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Супруга Павла Мамаева Алана заявила в интервью Тине Канделаки, что первой ее мыслью после ареста футболиста было: «Наконец-то. Догулялся! Сидишь — заслужил». Сам футболист также признался, что считает свое наказание справедливым, однако ни за что не отказался бы от этого года в заключении, поскольку полностью пересмотрел там свои взгляды, ушел в религию и понял, что не является неуязвимым. Также Мамаев рассказал, как этот инцидент повлиял на его отношения с Александром Кокориным и почему он боялся потерять жену.

Павел Мамаев после освобождения из Белгородской колонии гораздо меньше появлялся в информационном пространстве, чем Александр Кокорин.

Так, нападающий «Сочи» уже дал несколько весьма откровенных интервью (одно из них набрало на Youtube около 3 млн просмотров), где высказался об отношениях с «Зенитом», который насильно отправил его в аренду в «Сочи», рассказал о перспективных переговорах с зарубежными клубами, а также о том, как супруга не давала маленькому сыну забыть его во время годичной разлуки.

Что касается Мамаева, то его самым громким интервью на данный момент оставался разговор с собственной женой Аланой, которая решила развивать Youtube-канал и организовала несколько бесед с футболистом сразу после его освобождения.

Однако, справедливости ради, в жизни Мамаева не происходило столько неоднозначных событий, как у Кокорина (чего стоил только январский сериал с переводом во вторую команду «Зенита»), да и в Европу никто 31-летнего полузащитника не зовет, так что громких инфоповодов он не давал.

Футболист спокойно подписал контракт с «Ростовом» Валерия Карпина, успел сыграть в одном матче Российской премьер-лиги (РПЛ) до остановки сезона из-за пандемии (против ЦСКА) и отличился голом, после чего вновь залег на дно.

Имя Мамаева вновь прогремело недавно только из-за истории с иском, который ведущая Первого канала Ольга Ушакова подала в суд на него, Кокорина и еще двоих участников потасовок октября 2018 года, требуя возместить ущерб за поврежденную тогда машину.

Вскоре после этого Тина Канделаки решила взять у хавбека интервью о том, какие теперь его связывают отношения с Кокориным, десятилетие дружбы с которым он так неудачно отметил двумя драками, СИЗО и колонией, и как на него повлиял этот год несвободы.

Мамаев заверил, что случившееся не изменило его отношений с давним другом и что они даже не пытались выяснять, кто кого втянул в потасовки и, соответственно, кто больше виноват во всех возникших проблемах:

«Мы с Сашей поговорили между собой и пришли к определенным общим выводам по ситуации, однако никто не винил другого, — мы сами в это вляпались. Не было такого, что я хороший, а ты плохой.

Не боюсь ли я теперь ходить с Сашей в ресторан? Нет, зачем бояться. Мы не собираемся держаться друг от друга подальше».

Более того, Мамаев заявил, что не отказался бы от этого года, проведенного в СИЗО и колонии, даже если бы у него была возможность все переиграть, поскольку это дало ему огромный опыт и заставило понять, что он не является всемогущим.

«Когда живешь в своем мирке, не зная, что творится снаружи, тебе кажется, что ты неуязвим. А за этот год я осознал, что не супермен. Без этой ситуации я бы никогда такого опыта не получил — плыл бы дальше по течению и думал, что все вертится вокруг меня. А оказалось, что это все мы крутимся вокруг чего-то.

Уверен, жизнь — справедливая вещь. Ты получаешь то, что заслужил», — признался Мамаев.

Также футболист рассказал, что был уверен почти на 100%, что супруга уйдет от него из-за того, что он наворотил, и речь в данном случае не только о потасовке с водителем телеведущей Ушаковой и чиновниками Денисом Паком и Сергеем Гайсиным.

Дело в том, что в тот же период, когда Мамаев оказался в СИЗО, его жена узнала информацию о возможной измене (в которой она не сомневалась) и начала откровенно рассказывать о скандальной ситуации подписчикам в Instagram. Отношения висели на волоске, однако супругам каким-то чудом удалось примириться в сложный момент, и супруга дождалась футболиста из заключения.

«Я на 99% был уверен, что Алана меня бросит. Тогда сложилась ситуация, что ты 24 часа находишься в размышлениях, тебе некому позвонить и написать… Ты приходишь и думаешь, что сам к этому привел.

И человек на 200% имеет право от меня уйти. Я сам привел к этому», — заключил Мамаев.

Алана тоже взяла слово во время интервью, подчеркнув, что все еще не забыла мужу отношения на стороне.

«Вы реально думаете, что измену можно простить? Я просто люблю Пашу, сама не пойму за что. Вы еще красоту его не видите. У нас в семье Паша — самый красивый, самый знаменитый, самый лучший. Он, когда выходит из душа, говорит: «Гляди, какой у тебя красивый муж». К тому же он продолжает развиваться, иногда делает такие умозаключения, что я поражаюсь: «Блин, он же не должен был этого понять».

При этом Алана заявила, что раньше в их отношениях каждый день был похож на войну, и подчеркнула, что ее супруг полностью заслужил свой срок в колонии.

«Пашу же не просто так задержали, к этому шло. Когда его взяли, я подумала: «Наконец-то. А я же говорила, что надо себя нормально вести! Догулялся! Сидишь — заслужил».

Теперь же, по словам женщины, в семье «нет никаких проблем» и даже на карантине супруги друг друга «не достают».

Мамаев тем временем признался, что основательно ушел в религию, что, возможно, кардинально повлияло на его характер. Еще во время пребывания в СИЗО он устраивал в камере иконостас, а теперь активно посещает церковь, поскольку в свое время «нашел в вере и семье защиту».

«Я прочитал Библию много раз. До этого тоже читал, но не вкладывал в себя понимание, а теперь для меня все проясняется: есть хорошее, есть плохое. Последний год стараюсь никого не осуждать. Когда вижу негативные комментарии, жалею этих людей. Когда-то я тоже таким был, но сегодня так уже не поступил бы. Я смотрю на них как на несчастных», — отметил футболист.

Также игрок объяснил, как ему удалось не сломаться в местах не столь отдаленных, когда могли нахлынуть мысли о конце карьеры, снаружи периодически доносилась серьезная критика, а последние остатки имиджа разлетелись на части.

«В тюрьме никому не было интересно, кто я такой. Я попал в обстоятельства, в которых надо было как-то жить и оставаться честным человеком. В то время я не загадывал, что в будущем могу лишиться футбола. Думал только о том, что мне надо жить там.

Критика людей тоже на меня не влияла, потому что никто не знает ситуации, в которой я побывал. Если бы те, кто кричат, кто является плохим человеком, а кто — хорошим, оказались в моей ситуации, неизвестно, как они из нее вышли бы. А я был уверен, что возьму из этого только хорошее и все будет хорошо», — подытожил Мамаев.