«Не бегаю за Леброном с лопатой»

Мозгов рассказал о переходе в «Кливленд» и игре в звездной команде НБА

Reuters

Лучший российский игрок в Национальной баскетбольной ассоциации Тимофей Мозгов в интервью «Газете.Ru» рассказал о своей жизни после перехода в «Кливленд», выступлениях под руководством экс-тренера сборной России Дэвида Блатта и своей роли в команде, лидером которой является лучший игрок лиги Леброн Джеймс.

Мозгов, долгое время выступавший в России за подмосковные «Химки», начал свою карьеру в НБА, летом 2010 года заключив соглашение с «Нью-Йорк Никс», а в феврале 2011-го российский центровой оказался в «Денвере». Этот сезон Тимофей начал в роли игрока стартовой пятерки «Наггетс», демонстрируя лучшую статистику в заокеанской карьере.

7 января он был обменян в «Кливленд Кавальерс», где его партнерами стали такие звезды НБА, как Леброн Джеймс, Кайри Ирвинг и Кевин Лав. Руководит же командой Дэвид Блатт – бывший главный тренер сборной России, в составе которой Мозгов завоевывал бронзовые награды Евробаскета-2011 и Олимпийских игр 2012 года в Лондоне.

— Около месяца прошло с момента вашего перехода в «Кливленд». Что-то поменялось за это время в вашей жизни, отношении к игре?
— Нет, не поменялось. Как старался профессионально относиться к делу, так и стараюсь. Работаю, делаю все то же самое, потому что самое интересное в жизни только начинается.

— Вы приходили в команду, которую в тот момент слегка лихорадило. Как осваивались в коллективе, который проходил довольно сложный период?
— На самом деле этот период прошел у меня довольно быстро. Все ребята меня приняли хорошо, тепло.

Реклама

Что же касается нынешней победной серии, то просто собрались всей командой, играем дружно. И приходит результат всего этого.

— «Собрались командой» – это было какое-то обсуждение в коллективе? Или, скорее, внутреннее чувство?
— Надо понимать, что тут в команде все – большие профессионалы. Поэтому мы не собирались отдельно, не говорили. Может, до моего обмена команда не так хорошо играла. Понятно, что она поменялась не из-за того, что я пришел. Может быть, внес свежей крови, но, помимо меня, еще два новых человека – Джей Ар Смит и Иман Шамперт. Команда и встряхнулась чуть-чуть, и заиграла так, как она должна играть.

Сейчас у нас 10 подряд побед, посмотрим, что будет дальше. Не то что мы выпендриваемся – самое главное, дальше продолжать так играть, дальше побеждать. Нам победы нужны как никогда.

— Из тех, с кем вы играете в команде, есть уже с кем-то отношения, которые можно назвать приятельскими?
— Я стараюсь со всеми общаться. Не могу пока сказать, что я с кем-то особенно сдружился. Но со всеми нахожу общий язык, и мне кажется, что это получается.

— Вы уже перевезли семью в Кливленд?
— Супруга прилетала ко мне, но пока мы еще не переехали в новый дом. Уже нашли его, остались детали. Переедем, пусть и получается это долго. Но что делать.

Получается, что после обмена я присоединился к команде сразу на выезде, который длился десять дней. Так что пока вопрос с переездом не решен, но уже скоро она переедет ко мне с сыном. И все будет хорошо.

— Некоторое время назад в СМИ основной из тем, возможно выдуманной, был конфликт между главной звездой «Кливленда» Леброном Джеймсом и тренером команды Дэвидом Блаттом. Почувствовали ли вы что-то подобное, находясь внутри команды?
— Понятно, что Леброн – самый авторитетный баскетболист. Но когда я пришел в команду, я ничего подобного в отношениях не заметил. Помню, что еще до моего перехода об этом много говорили: что у тренера с Леброном якобы какой-то конфликт. На самом деле ничего такого нет. Поэтому я даже не знаю, что об этом и сказать. Как видите, сейчас все прекрасно.

— Сейчас Леброн из-за череды мелких травм пропускает отдельные матчи. То, как играет команда с ним и без него, – это две большие разницы?
— Конечно, он просто огромная часть команды, самый лучший игрок на сегодняшний день. Но мы должны понимать, что один же в поле не воин. Когда у него была травма, мы тоже хорошо сыграли. Понятно, что это была одна игра и тяжело обобщать. Он – большая часть команды, конечно, нам его не хватало.

Травмы – это часть спорта. Не только у него есть такие микротравмы, они у всех, поголовно. Сколько в лиге человек, столько и микротравм.

— В этом сезоне лидеры команд как-то особо подвержены повреждениям…
— Это всегда так было. Потому что сезон длинный, ребята играют помногу. Некоторые приезжают в сборные, и получается, что играют без отдыха, с огромной нагрузкой на организм. Конечно, он дает сбои.

Плюс игровые моменты – например, кто-то неудачно приземлился. Все это превращается в травмы: чуть не повезло, накопилась усталость. Поэтому тут, наверное, нужно стараться как-то правильно восстанавливаться.

— Во всех предыдущих командах, за которые вы выступали — и в российских, и в заокеанских, — у вас была довольно жесткая конкуренция за место в стартовом составе. В «Кливленде» же, при травмированном Варежао, со стороны ее не наблюдается. А как это ощущается вами?
— То, что Андерсона нет, не означает, что для меня все идет хорошо и спокойно. Понятно, что я играю и тренер мне доверяет – это самое главное. Но давайте поймем, что никто просто так тебе ничего не дает: то, что ты играешь в «старте», значит, что надо выходить и показывать себя. Могут и кого-то другого туда поставить, это не такая большая проблема – взять и поменять игрока.

Тренер знает, на что ты способен, но надо выходить и на сто процентов все это показывать.

— Понятно, что при обмене самого игрока не спрашивают о желании играть за какой-то другой клуб, но тот факт, что «Кливленд» возглавляет бывший главный тренер сборной России Дэвид Блатт, как-то подействовал на вас?
— Вы правильно сказали: меня никто не спрашивал. Но я могу предположить, что он был одним из тех, кто был инициатором этого трейда, хотел меня видеть в команде.

— Да, он комментировал в положительных эпитетах вашу игру, указывая, что всегда с удовольствием звал вас в национальную сборную. А вы можете назвать Блатта, как говорится, «своим» тренером?
— В первую очередь он, конечно, очень хороший специалист. Не могу сказать, что мы с ним как-то близко дружим. Но отчасти, да, можно так сказать, что он «мой» тренер, потому что мы с ним многое прошли.

Может, это громко сказано и, надеюсь, в карьере у меня все еще впереди, но с этим тренером мы повидали многое – и в играх, и на тренировках.

— Когда вы переходили в «Кливленд», было много комментариев о том, что Мозгов приходит в команду звезд для того, чтобы делать за них черновую работу. Не задевало это?
— Не могу сказать, что я какую-то грязь копаю, с лопатой (смеется). Отвечу так: я делаю то, что у меня получается, стараюсь помочь команде. Я все равно занимаюсь своим любимым делом – играю в баскетбол.

Нет такого, чтобы мне сказали: «Все, ты не бросаешь мяч, делаешь только то-то!» Я просто играю в баскетбол, делаю то, что умею, и стараюсь делать это как можно лучше. А те же звезды – они тоже делают то, что они умеют. Вот и все. Какая-то работа называется черновой, какая-то нет. Как говорится, все профессии нужны, все профессии важны.

— Были и другие комментарии: тот же Леброн сказал в январе, что Тимофей, по его мнению, лучший «большой» игрок после Илгаускаса.
— Приятно, конечно, что он обо мне так отзывается, но я просто стараюсь оправдывать доверие – и его, и всей команды. Потому что на этот трейд было потрачено много усилий, и я стараюсь не подвести никого, и самого себя в том числе.

— Смотрите по СМИ, как оценивают вашу игру журналисты и эксперты?
— Иногда что-то такое попадается на глаза, но так чтобы сидеть в интернете и вычитывать… Не скажу, что мне даже хочется на это время тратить. Потому что и много хорошего могут писать, и много плохого. И многое о себе я уже слышал... Стараюсь сильно в это не углубляться.

— Вы перешли в клуб, который после всех трейдов сейчас рассматривается в качестве такого долгоиграющего проекта, нацеленного на чемпионство. Связаны ли у вас с этим какие-то личные надежды?
— Все мы занимаемся спортом для того, чтобы стать первыми. Это главный ответ на ваш вопрос. Тем более в ситуации, когда играешь с такими ребятами, у которых есть большое желание и амбиции, которые так отдаются работе.

Сейчас рано что-то говорить: ясно, что все мы этого хотим, все мы ради этого работаем и играем.

— В этом сезоне реально завоевать титул?
— Поживем – увидим.

— Тогда о сборной России, которая переживает сейчас не самые легкие времена, как и весь наш баскетбол, со всеми его ссорами и спорами…
— Подождите. Тут я бы вас поправил. Что касается баскетбола, то есть ребят, которые отвечают непосредственно за него, я не вижу никаких проблем. Ребята хотят приезжать в сборную и играют за нее.

Тут проблема не в баскетболе, а больше в организации и этих скандалах. Эти вещи надо разделять.

— Но иногда получается так, что происходящее в организационном плане, например отношения руководителей федерации с тренерами сборной, влияет на команду…
— Это, безусловно, так. И это самое печальное. Помимо того, что не получается нормально обеспечить процесс подготовки сборной, еще все это выливается непосредственно на баскетбол. Все эти споры и негатив.

Конечно, это неприятно, но мы стараемся сделать свою работу. Неважно, хорошо мы играем, плохо ли, мы всегда на сто процентов отдаемся, играем до последнего, играем с сердцем. Это главное.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице НБА.