Анатолий Васильев: каким бы сложным ни оказался текст, я выйду на правильную тропу

Режиссер Анатолий Васильев рассказал, сразу ли он понял, как работать со «Взрослой дочерью молодого человека», когда ее прочитал.

«Нужно напомнить, что сначала эту пьесу начал репетировать Иосиф Райхельгауз. А потом, когда закрутилась эта печальная история (Иосиф Райхельгауз был изгнан из Театра имени Станиславского) и нужно было принимать какое-то непопулярное в театральных кругах решение, я отказался от своей новой, другой постановки и взялся за «Взрослую дочь…».

У меня никогда не бывает сомнений, что, каким бы сложным ни оказался текст, в конце концов я выйду на правильную тропу. Так и здесь. Я долго не мог найти правильного подхода к сценическому решению, пока не нашел, как говорят практики, «основное событие» драматического текста — то есть некий ключевой эпизод, где вдруг открылось действие. И парадокс — именно здесь действие было «вымыто». Это был эпизод с Бэмсом, Люськой и Ивченко, ближе к финалу первого акта. Там, вместо того, чтобы действовать, герой не действует, а соглашается с другими действиями, уже совершенными.

Когда я начал организовывать «не-действие», я понял, что здесь бытовая сценография невозможна. Здесь можно только построить игру с бытовым интерьером. Тогда всё встало на свои места. Хочу обязательно назвать имя сценографа и архитектора Игоря Попова, который прекрасно почувствовал «ягуаровый стиль» новой волны, — вместе мы мгновенно всё реализовали», — приводит его слова газета «Известия».