«Я вижу сцены ада»: кровавая бойня в Мадриде

«Людей рвало на части»: самый страшный день в истории Испании

,
Серия взрывов в пригородных электричках в Мадриде привела к гибели 191 человека, тысячи были ранены. Спустя 15 лет «Газета.Ru» приводит свидетельства очевидцев страшного теракта и рассказывает о судебном процессе, в ходе которого обвиняемых приговорили к более чем 40 тыс. лет тюремного заключения.

Бен Ладен против Испании

В апреле 2003 года Испания ввела войска в Ирак, вступив в борьбу с режимом Саддама Хусейна, инициированную США. В сентябре телекомпания «Аль-Джазира» показала видео, на котором глава запрещенной в России террористической организации «Аль-Каида» (организация запрещена в России) Усама бен Ладен призывал своих последователей к джихаду и восхвалял угонщиков самолетов 11 сентября. 18 октября того же года телекомпания показала еще одно обращение террориста, в котором он призывал наказать Испанию за ее поддержку коалиции и ввод военных в Ирак.

Позже следствие выяснит, что именно эти обращения бен Ладена стали толчком к тому, чтобы группа исламистов-радикалов, базировавшаяся в Испании, начала подготовку к кровавой бойне в Мадриде. Дату 11 марта выбрали не случайно — взрывы прогремели ровно через 2,5 года — 911 дней — после терактов в США 11 сентября 2001 года.

В обвинительном заключении суда по делу о терактах в Мадриде отмечалось, что сама идея организовать взрывы 11 марта зародилась среди кучки боевиков после того, как в Испании сразу после атак 11 сентября арестовали членов одной из ячеек «Аль-Каиды».

В весенний день 2004 года в короткий промежуток между 07:39 и 07:42 по местному времени (09:39-09:42 по мск) в четырех пригородных поездах, направлявшихся на мадридский вокзал «Аточа», взорвалось около десяти бомб.

Взрывы прогремели в час пик: утром электрички везли в испанскую столицу рабочих из юго-восточных окраин, где аренда жилья стоит значительно дешевле, чем в самом Мадриде.

По этой причине среди пострадавших было немало иммигрантов из стран Латинской Америки, Северной Африки и таких стран Восточной Европы, как Румыния и Польша. В этих же электричках к началу занятий обычно ехало много студентов самого крупного мадридского университета Комплутенсе. Однако накануне преподаватели вуза объявили забастовку, и многие студенты не пошли на занятия, решив отоспаться в это время дома, благодаря чему остались в живых.

Иммигрант из Эквадора Анибаль Альтамирано в момент взрыва находился в здании вокзал «Аточа»: «Люди рухнули на пол, как подкошенные. Все вокруг меня лежали и только я один стоял, не знаю почему. Все было, как на войне, никогда не забуду этого ужасного впечатления».

«Я вижу сцены ада. Люди в панике бегут в сторону станции «Аточа». Я вижу лежащие на земле тела мальчика и мужчины. В поезде, точнее в том, что от него осталось, я еще вижу людей», — так в прямом эфире описывала трагедию очевидица, дозвонившаяся на национальное радио Испании.

«Люди начали в панике бежать, они натыкались друг на друга, а пока мы бежали, прогремел еще один взрыв. Я видел людей, из которых хлестала кровь, людей, которые лежали на земле», — рассказал 50-летний Хуан Фернандес, который стоял на ж/д платформе в момент взрыва.

Рядом со станциями врачи развернули полевой госпиталь, в котором оказывали помощь раненым. Вскоре для транспортировки сотен пострадавших не хватило машин «скорой помощи», и раненых доставляли в больницы автобусами.

«Там людей просто рвало на части, разорванные, безногие. Два вагона просто разорваны в клочья, а под ними лежат куски человеческих тел. Нам приходилось собирать маленькие кусочки тел и класть их на носилки. Это самое страшное, что я когда-либо видел на своей работе», — заявил сотрудник «скорой помощи» Оскар Ромеро.

Вскоре больницы оказались переполнены ранеными, и пострадавших пришлось везти в пригороды испанской столицы, где их размещали в местных госпиталях. Испанские врачи, которые ранее участвовали в гуманитарных миссиях на Балканах и в Афганистане, рассказывали, что операции, которые им пришлось делать пострадавшим в терактах 11 марта, ничем не отличались от тех, что они делали в свое время в военных полевых госпиталях, сообщал канал CNN. Тем временем горожане, узнав о трагедии, выстроились в очереди в мадридские госпитали, чтобы сдать кровь для пострадавших.

Всего жертвами взрывов стал 191 человек. Еще одна девушка впала в кому и умерла в 2014 году, не приходя в сознание. Более 2 тыс. человек были ранены. Власти Испании в общей сложности выделили €325 млн в качестве компенсаций и на оказание различного рода помощи пострадавшим и их родственникам. После взрыва Боинга над Локерби в 1988 году, когда погибли 270 человек, теракты 11 марта стали самой кровавой трагедией в истории Европы.

«Тунисец» и «Китаец» подорвались, «Египтянина» отпустили

Сразу после взрывов СМИ по всему миру стали сообщать, что главный подозреваемый в совершении терактов — баскская националистическая организация ЭТА (перестала существовать в 2018 году), члены которой боролись за независимость Страны басков. Организация уже устраивала теракты в Испании, в том числе с использованием нескольких синхронных взрывов. Однако некоторые детали указывали на то, что ЭТА, возможно, не причастна к трагедии. Во-первых, радикалы имели обычай предупреждать полицию о готовящихся акциях, иногда они даже называли место и время (хотя зачастую и неверные) — в этот раз ничего подобного не было.

Во-вторых, теракты баскских сепаратистов, как правило, были направлены на должностных лиц, полицейских, военных, а теракт с таким количеством жертв среди обычных граждан наносил серьезный урон репутации организации в обществе.

В третьих, ЭТА обычно устраивала многочисленные, но мелкие акции.

Утром 11 марта в одном из четырех взорванных поездов обнаружили несработавшую бомбу с встроенным мобильным телефоном (через него планировалось привести бомбу в действие). Обнаруженное устройство дало правоохранителям много новых сведений, с помощью которых они смогли добраться до реальных организаторов терактов.

Как выяснилось, взрывы устроили члены «Боевой исламской марокканской группы» — выходцы из Северной Африки. СМИ сообщали, что эта группа была испанской ячейкой «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация), однако достоверно не известно, являлась ли организация местным «представительством» «Аль-Каиды» или ее члены наладили сотрудничество с террористами в ходе подготовки теракта в Мадриде. Также сообщалось, что организаторы взрывов 11 марта проходили подготовку в тренировочном лагере в афганском Джалалабаде, где и освоили технику приведения в действие взрывных устройств с помощью мобильного телефона.

Уже осенью того же года прошли первые судебные процессы, правда, в основном над пособниками террористов. Одним из первых тюремный срок в виде шести лет получил несовершеннолетний испанец, доставивший боевикам динамит, позже использованный для создания взрывных устройств.

В 2004 году полиция вышла и на след подозреваемых в изготовлении и закладывании взрывчатки в поезда. Уже апреле правоохранители попытались задержать боевиков в их штаб-квартире, однако штурм закончился неудачно: все семь человек покончили с собой. Среди них был Джамаль Ахмидан, или «Китаец», который, как считает следствие, был главным организатором бойни. Правоохранители отмечали, что «Китаец» имел целую сеть помощников — мелких преступников, которых впоследствии обвинили в соучастии в подготовке терактов.

Среди преступников, покончивших с собой при задержании, был также Серан бен Абдельмаджид, известный как «Тунисец», которого считали руководителем испанской террористической ячейки, организовавшей взрывы. В итоге из двенадцати исламистов, непосредственно устанавливавших бомбу в вагонах, на скамье подсудимых оказались только трое.

Основные судебные заседания начались три года спустя, в начале 2007 года. Тогда среди обвиняемых оказались 29 человек, среди них были выходцы из Марокко, около десяти испанцев, а также два сирийца, один алжирец и один египтянин. Исламистов обвиняли в планировании и организации взрыва, испанцев — в основном. в продаже взрывчатки исламским радикалам.

Материалы уголовного дела составили более 100 тыс. страниц. В примыкающем к зданию национального суда помещении, превращенном в бункер, в течение восьми месяцев заслушивали более 600 свидетелей, 98 экспертов и 49 адвокатов.

В ходе последующих слушаний восемь подозреваемых были признаны непричастными к взрывам. В итоге в октябре 2007 года обвинению удалось доказать вину 21 подсудимого.

Основную вину за взрывы возложили на марокканцев Джамаля Зугама, Османа эль Гануи и бывшего шахтера, испанца Эмилио Суареса Трасорраса. Зугама и эль Гануи признали организаторами терактов и приговорили к более чем 40 тыс. лет тюремного заключения. Испанец Трасоррас за продажу взрывчатки исламистам также был приговорен к нескольким тысячам лет лишения свободы. Несмотря на такие приговоры, вынесенные в совокупности за каждую из жертв и пострадавшего в теракте, реальный срок обвиняемых был гораздо меньше — согласно испанским законам, он не может превышать 40 лет лишения свободы.

После вынесения окончательного приговора СМИ писали, что процесс стал самым важным из всех, что когда-либо проходили в мире в отношении исламских террористов. При этом адвокаты некоторых обвиняемых заявляли, что следственные органы и прокуратура просто попытались найти козлов отпущения, чтобы удовлетворить требование испанского общества, жаждущего наказания виновных в трагедии 11 марта.

Так, защита обращала внимание, что у прокуратуры не было веских доказательств участия их подзащитных в терактах. Подсудимые, выступая с последним словом, также единодушно отрицали свою вину. В итоге в числе тех, кого признали невиновным, оказался Рабей Осман эль-Сайед, известный как «Египтянин», которого на первых слушаниях назвали одним из организаторов атак, а также создателем террористических групп в Испании, Франции и Италии. Ранее миланский суд уже приговорил его к десяти годам тюремного заключения за терроризм.

Независимые наблюдатели в Мадриде также обращали внимание, что следователям и прокуратуре, работавшим почти три года по сбору материала, так и не удалось собрать весомых доказательств участия подсудимых в подготовке мадридских терактов.