Как повысить качество учебников в школах

Государство в поисках рецепта отбора лучшей школьной литературы

Константин Чалабов/РИА «Новости»
На днях министерство образования и науки объявило результаты впервые проведенной за счет государства экспертизы учебников. 336 наименований, предложенных для включения в ФПУ, признаны неподходящими. Недоверие экспертизам, проводимым за счет издательств, высказывается давно. Общество регулярно обсуждает скандальные ошибки в учебниках. Как государство планомерно наводит порядок в этой сфере – разбиралась «Газета.Ru».

Федеральный перечень учебников – это список литературы, на основе которой школы закупают учебники за счет государственных средств. Право на общедоступное и бесплатное образование закреплено в Конституции России.

Реклама

Впервые список рекомендованных государством учебников в России появился в конце 90-х годов. С 90-х годов за экспертизу учебников отвечал «Федеральный экспертный совет» при Минобре. Помимо получения экспертных заключений все учебники для получения грифа «рекомендовано» проходили обязательную апробацию в нескольких регионах. Это было необходимо для практической экспертизы – подходят учебники для преподавания или нет. На этом же этапе выявлялись ошибки, неточности формулировок и прочий «брак».

В 2005 году по поручению президента Владимира Путина к экспертизе учебников привлекли Российскую академию наук и Российскую академию образования.

С одной стороны, привлечение к экспертизе понятных институтов повысило качество школьной литературы. С другой стороны, в самой РАН спустя несколько лет начали говорить о проблемах с контролем качества. Издательства заказывают экспертизу за свой счет напрямую у экспертов и при желании могут влиять на её результаты.

«Иногда оказывается, что издательство, получив отрицательный отзыв, отказывается подписывать акт о выполнении работ», – говорил Сергей Сидоренко из РАН. «Тут еще существенно вот что: на рецензию в РАН поступают оригинал-макеты. Мы не контролируем то, что затем печатается. Чтобы получить «допуск», издательство направляет нам справку о доработке и гарантийное письмо, в котором берет на себя обязательство исправить ошибки и предоставить новый оригинал-макет. Но часто этого не происходит, а учебник печатается как есть», – дополняет вице-президент РАН Валерий Козлов.

В дополнение к научной и педагогической экспертизам учебников в 2013 году ввели обязательную общественную. Начали плотнее работать с обратной связью от родителей и учителей. Но от ошибок в учебниках это не спасло. То в учебнике по географии и истории ХМАО Сургут оказывается на территории Ямала, а Крым и Калининградская область отсутствуют, то в учебнике по русскому языку школьников учат, что «Волга впадает в Чёрное море».

«В настоящее время сложилась практика оплаты экспертизы учебников заказчиком, что, по нашему мнению, ставит под сомнение объективность выводов и качество проведенных экспертных процедур», – отмечал на парламентских слушаниях замминистра образования Павел Зенькович.

Исправить эту ситуацию может перевод экспертизы учебников под контроль государства.

Тестирование нового подхода провел недавно Минобр – около 30% учебников, которые издательства хотели включить в ФПУ, получили отрицательные отзывы дополнительной экспертизы. До этого издатели провели экспертизу за свой счет и получили одобрение на те же самые учебники.

«Президент получил министерству повысить качество экспертизы учебников, входящих в федеральный перечень», – напоминает глава Рособрнадзора Сергей Кравцов.

К государственной проверке качества учебников привлекли независимых экспертов. По словам Сергея Кравцова, экспертизу каждого учебника проводили не менее трех экспертов: «Министерство образования поручило Российской академии образования подобрать независимых экспертов и проверить 1800 учебников, которые издательства предложили для включения в федеральный перечень. Экспертиза каждого учебника проводилась тремя экспертами, особое внимание уделялось актуальности материала, наличию в учебниках ошибок, опечаток, неточностей».

Во время обсуждения новой экспертизы учебников звучали предположения о масштабном изменении рынка.

Сергей Кравцов уточняет, что проведенный министерством образования эксперимент никак не скажется на издательствах: «На присутствии издательств на рынке проведенная экспертиза никак не скажется. Она пока не сокращает федеральный перечень учебников, а только лишь подтверждает, что его формирование требует новых правил. Экспертизу надо проводить под контролем государства, чтобы повысить качество закупаемых школами учебников».

Подтверждают слова Кравцова и издатели школьной литературы. По словам вице-президента «Просвещения» Виктории Копыловой, «современные издательства не сосредоточены только на выполнение госзаказов для ФПУ».

«У «Просвещения», например, существенная доля производства приходится на книги, которые выпускаются не в рамках перечня. Это учебные пособия для малых народностей - кстати, «Просвещение» в 2017 году выпустило 148 наименований таких книг на 29 языках общим тиражом более 45 тыс. экземпляров», – продолжает представитель «Просвещения».

«Важным социальным проектом можно считать создание книг для детей с ограниченными возможностями здоровья - таким ребятам нужны специальные учебники (например, со шрифтом Брайля), и «Просвещение» издало 146 наименований таких учебников (и 73 из них включены в ФПУ)».

Надеемся, что совместная работа издательств и министерства дадут свои плоды и школьники перестанут наконец находить нелепости в учебниках.