Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента
`

Донецк устал от Савченко

Жителей приграничного городка мало волнует судьба украинской летчицы

Герман Петелин (Донецк) 21.03.2016, 21:55
__is_photorep_included8134463: 1

Во вторник в Донецком городском суде началось оглашение приговора украинской летчице Надежде Савченко. Из Москвы этот судебный процесс представляется главным криминально-политическим событием года. Соцсети кипят от споров: Савченко — жертва или преступница? А местные жители недоумевают: для них пристальное внимание мировых СМИ к персоне Савченко — абсурд, а приговор, каким бы он ни был, означает возвращение к нормальной и спокойной жизни.

Накануне вынесения приговора в школьные дневники юных дончан учителя прикрепили вкладку с предупреждением: «Уважаемые родители! В связи с предполагаемым прибытием в город Донецк большого количества иностранных граждан с 20 по 23 марта 2016 года

не оставляйте детей без присмотра в целях обеспечения безопасности их жизни и здоровья. Администрация».

Однако наплыва иностранцев, за исключением десятка журналистов, включая украинских, приехавших на вынесение приговора Надежде Савченко, в Донецке не наблюдалось. А само объявление в городском отделе образования объяснили неправильной формулировкой.

«Имелись в виду каникулы, а не суд, — пояснила «Газете.Ru» специалист учреждения. — И вообще, без санкции руководства я не могу с вами разговаривать. Вот вы приехали на Савченко, ей бы и занимались. А у нас здесь и без нее хлопот полно. То ученики подерутся, то флаги со школы украдут».

Флаги с местной школы утащили в начале марта.

Неизвестные залезли на крышу и сняли российский триколор. Камеры видеонаблюдения зафиксировали злоумышленников, но поймать их местные полицейские так и не смогли.

Школьники даже организовали пикет и флешмоб с требованием как можно быстрее найти вандалов, и эта акция в Донецке стала едва ли не главной новостью месяца, которую осветили все местные СМИ. «Но Савченко и украинские провокаторы тут ни при чем, у нас своего хулиганья хватает», — говорит женщина напоследок, закрывая перед моим носом дверь.

Маленький приграничный шахтерский городок Донецк — тезка большого украинского Донецка. В сообщения мировых СМИ он попал благодаря суду над украинской летчицей Надеждой Савченко. Украинка обвиняется в убийстве двух журналистов телеканала «Россия» — Игоря Корнелюка и Андрея Волошина.

По версии Следственного комитета России, Савченко являлась военнослужащей вооруженных сил Украины по воинской специальности «оператор-наводчик вертолета Ми-24» и служила в батальоне «Айдар». Согласно данным следствия, Савченко была корректировщицей огня минометчиков, под чей обстрел попали журналисты. После этого она под видом беженки якобы уехала в Россию, где ее и задержали правоохранители. Судебный процесс над ней начался еще в прошлом году, и все это время городок находится под пристальным вниманием прессы.

«Ты понимаешь, ее же как возят: на шести машинах с охраной, перекрывают весь центр, ни пройти ни проехать, — говорит местный 45-летний житель Виталий Черевко. — И все журналисты только и волнуются: поела Надя или не поела Надя. А кому она нужна?

Если виновата, влепите срок, и не делайте из этого шоу. Лучше бы про дороги написали, у нас тут дорог нет, работы нет никакой. Безнадега».

Донецк считается шахтерским городком. Правда, шахт здесь уже и в помине нет. Последняя закрылась в 2008 году. Численность трудоспособного населения медленно, но неуклонно снижается. Если, по официальной статистике, в 2012 году их было 29,3 тыс. человек, то в 2015-м — 27,1 тыс. Впрочем, при этом Донецк не производит с первого взгляда впечатления депрессивного города: на въезде строится огромный детский сад, чистенькая центральная улица, много магазинов с ценами, сопоставимыми с московскими: килограмм свинины — от 250 рублей, колбаса — от 180 рублей за килограмм.

Правда, как только заходишь во дворы, то сразу же видишь обшарпанные стены домов, а среди нарядных магазинных вывесок то и дело натыкаешься на объявления о микрокредитах: до 50 тыс. рублей за 50 рублей в день. Нужен только паспорт.

«Сын у меня взял такой кредит под зарплату, а потом всей семьей выплачивали, еле расплатились», — рассказывает 68-летний пенсионер Николай Кежватов. В Донецке он живет с 1970-х годов, работал на шахте, сын тоже пошел по его стопам, но теперь работает вахтовым способом — перед Олимпиадой ездил в Сочи строить стадионы, а сейчас работает в Москве. На судьбу Савченко Кежватову наплевать:

«Она же ехала не хлеб сеять, а стрелять и убивать, а теперь делают из нее ангела. А я жизнь прожил и скажу: по ней сразу видно — не ангел точно.

Была бы нормальной бабой, рожала бы детей, а не с автоматом бегала».

При этом, по словам пенсионера, суд над Савченко напоминает фарс, который допускают сами власти. По его мнению, надо было судить Савченко «потихонечку», без привлечения журналистов. «А так устроили какое-то шоу», — разводит руками Кежватов.

Само заседание началось с долгого досмотра журналистов, которые хотели зайти в суд. Весь проспект Ленина, где располагается Донецкий городской суд, был оцеплен сотрудниками полиции, казаками и фсиновцами. Журналистов полицейские останавливали за двести метров от суда. Чтобы попасть в здание, надо было пройти два пункта досмотра, оснащенных рамками металлоискателей. Вначале, на улице, корреспондентов досматривали полицейские с собаками, затем, в фойе суда, — судебные приставы.

Там же, в фойе, по какому-то неведомому принципу пресс-секретарь суда решала, кому из журналистов идти в зал видеотрансляций, а кому — туда, где находится сама Савченко. Примечательно, что

поначалу в зал видеотрансляций «ссылались» украинские журналисты, которые по этому поводу активно возмущались.

Но потом оказалось, что часть их коллег попала в зал с самой Савченко, а часть российских журналистов, так же как и украинские, были вынуждены смотреть видео.

Приговор Надежде Савченко выносила тройка судей: председательствующий Степаненко, а также судьи Али Хайбуллаев и Евгения Черныш. Степаненко начал оглашение приговора с перечисления предъявленных обвинений Савченко. Она обвиняется в ч. 5 ст. 33 УК, п. «а», «е», «ж», «л», ч. 2 ст. 105 УК («Пособничество в убийстве двух и более лиц»), ч. 3 ст. 33, п. «а», «е», «ж» и «л», ч. 2 ст. 105 УК («Пособничество в покушении на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом по мотивам политической ненависти группой лиц») и ч. 1 ст. 322 УК («Незаконное пересечение границы РФ»).

Дальше судья Степаненко начал так нудно и долго зачитывать позицию следствия и самой Савченко, что некоторые из журналистов в зале видеотрансляции стали дремать. При этом он иногда запинался. Рядовые сотрудницы суда даже стали вслух гадать, успеет ли он прочитать все материалы за два дня? По их словам, прошедшие полгода были самыми горячими за всю историю суда и все уже, честно говоря, устали от процесса над Савченко.

Между тем после перерыва чтение приговора ускорилось. Степаненко дошел до оглашения заключения экспертиз, в которых говорилось, что Савченко могла вести огонь на поражение. После этого судья объявил перерыв до 22 марта.