«Так мне приказал Аллах»

Сыщики разыскивают подстрекателей, уговоривших няню на убийство ребенка

,
__is_photorep_included8104061: 1
В Москве состоялось первое заседание суда по делу о жестоком убийстве четырехлетней девочки ее няней Гюльчехрой Бобокуловой. На суде Бобокулова много улыбалась, смеялась, с готовностью отвечала на вопросы и заявила, что совершить зверское убийство «ей приказал Аллах». Тем временем СК заявил, что в деле могут появиться новые фигуранты — подстрекатели, которые толкнули няню на преступление.

На подходе к Пресненскому суду, куда в среду утром привезли 39-летнюю няню из Узбекистана Гюльчехру Бобокулову, одиноко расчищает снег дворник азиатской внешности в спецовке. Оказывается, что он в курсе дела, а Бобокулова — его землячка, тоже из Самарканда. По словам Сабира, у их семей есть общие родственники.

«Мне самому страшно, если честно, — признается Сабир. Он действительно напряжен и словно ждет подвоха. — Я бы ее казнил за то, что она сделала».

Зал суда едва вместил всех желающих посмотреть на Бобокулову вживую — помимо многочисленных журналистов пришли и обычные зрители. При этом независимо от цели, с которой они приехали в суд, все обсуждали один и тот же вопрос: зачем няня это сделала?

Впрочем, вскоре сама Бобокулова ответила на этот вопрос. Ее ввели под конвоем в зал суда — бодрую, энергичную, в синем фартуке, как у продавца продуктового магазина, с некогда крашенными темными волосами.

«Зачем вы это сделали?» — спросили ее из толпы, едва она оказалась за решеткой.

«Мне приказал Аллах», — невозмутимо ответила Бобокулова.

Поведение няни в целом было нетипичным для арестантов, которые два дня назад совершили столь тяжкое преступление. Она вела себя непринужденно и уверенно: смеялась, улыбалась собравшимся, позевывала в те моменты, когда судья что-то обсуждал с обвинением и защитой.

Впрочем, в прениях действительно не было ничего интересного: адвокат Бобокуловой был назначен следствием и явно не собирался спорить с обвинителем.

«Полностью со всем согласен», — отреагировал защитник на предложение следствия арестовать Бобокулову на два месяца.

Оживилась Бобокулова лишь тогда, когда речь зашла лично про нее. Она заявила, что планировала это преступление уже давно и что она раскаивается. Однако

на вопрос прессы о том, хочет ли она попросить прощения у родителей, Бобокулова заявила, что не собирается извиняться ни перед кем, кроме Аллаха.

Также няня рассказала, что на родине у нее остались муж и трое детей, старшему из которых 16 лет. Все они, по ее словам, живут с отцом, потому что «детей у нее отняли». Сама няня не уточнила причину, по которой у нее отняли детей, однако, возможно, это связано с наличием у Бобокуловой психического заболевания: ранее ряд СМИ со ссылкой на полицию Узбекистана рассказали, что женщина уже много лет страдает шизофренией. Однако во время суда вопрос психического заболевания обвиняемой не поднимался.

В результате суд решил арестовать Бобокулову на два месяца. На слова судьи обвиняемая фактически никак не отреагировала.

Расследование жестокого убийства тем временем продолжается: СК в среду заявил, что в деле могут появиться новые фигуранты. Речь идет о неких «подстрекателях», которые, по словам следствия, подтолкнули Бобокулову к убийству. Предположительно, речь может идти о друзьях няни по переписке — неизвестных, с которыми она общалась через соцсети незадолго до убийства, когда находилась в подавленном состоянии из-за проблем с сожителем. Не исключено, что собеседниками Бобокуловой были радикальные исламисты, поскольку, по словам друзей потерпевшей семьи,

последнее время няня якобы много интересовалась исламистскими сайтами.

Напомним, утром 29 февраля в квартире на улице Народного Ополчения произошел пожар. Потушив его, пожарные обнаружили труп четырехлетней девочки без головы. Через час около метро «Октябрьское Поле» появилась женщина в хиджабе, держащая в руках окровавленную детскую голову. На видеозаписи, снятой очевидцами, слышно, как

она кричит: «Я ненавижу демократию! Я террористка! Смотрите, я смертница!»

Женщина была задержана. Ею оказалась няня убитой девочки — 38-летняя уроженка Самаркандской области Узбекистана Гюльчехра Бобокулова. По данным «МК», Бобокулова работала няней в семье убитой девочки три года, а погибший ребенок имел особенности в развитии — с трудом мог ходить и почти не умел говорить.