«Я считаю, что это расправа»

Приговор Миронову — это отношение власти к «Другой России», заявил Эдуард Лимонов

Крайне жесткий приговор для активиста «Другой России» Олега Миронова вызвал негодование у лидера незарегистрированной партии Эдуарда Лимонова. За струю газа на концерте Андрея Макаревича судья дал три года колонии строгого режима. Лимонов заявил, что это несправедливое и несоразмерное деянию наказание. Сам Макаревич в ходе судебного процесса заявлял, что обидчика можно уже и отпустить — Миронов провел в СИЗО почти год.

Во вторник судья Замоскворецкого суда Москвы Алексей Кавешников дал три года колонии строгого режима активисту «Другой России» Олегу Миронову за струю газа на концерте Макаревича. Приговор был неожиданным для всех сторон. Фактически судья поддержал представителя обвинения, который просил именно такое наказание. Кавешников учел наличие маленького ребенка у Миронова, а также признал, что действия обвиняемого можно расценить как «принципиально отягчающий рецидив», передает «Интерфакс».

Газовый баллончик был признан предметом, который может использоваться в качестве оружия.

Вместе с тем судья переквалифицировал обвинение. Миронову вменяли хулиганство, совершенное по мотивам политической вражды группой лиц по предварительному сговору (ч. 1, ч. 2 ст. 213 УК РФ). Следователи не предоставили доказательств, что Миронов и другие хулиганы действовали сообща. Охранники на суде говорили, что им было известно о возможных провокациях на концерте, поэтому была вероятность, что акции против Макаревича готовили разные группы. В итоге он был осужден за хулиганские действия, связанные с сопротивлением охраннику, пресекающему нарушение общественного порядка (ч. 2 ст. 213 УК РФ). В своей речи на суде адвокат Миронова Дмитрий Аграновский напомнил, что его подзащитному шесть раз меняли обвинение, раз за разом утяжеляя его, при этом новых обстоятельств в материалах дела не появлялось.

28-летний электромонтер из Коми Олег Миронов крайне негативно оценил поездки артиста на Украину и его выступления там во время обострения военного конфликта в Донбассе.

Он выбрал для нападения концерт «Идиш-джаз», проходивший в Московском доме музыки в сентябре прошлого года. Как отметили представители Макаревича, это был концерт еврейской музыки в день еврейского праздника. В этот день евреи праздновали Новый год. В зале сидело около 500 человек. Во время концерта несколько человек, сидевших рядом, начали разбрасывать листовки от имени «Другой России» и выкрикивали оскорбления, а затем в зале был распылен газ. Миронов признался, что баллончик был у него в руке, но целился он поверх голов людей. В темном помещении началась суматоха, охранники попытались поймать виновников. Концерт был остановлен, спустя час помещение было проветрено и выступления продолжились.

Единственным задержанным оказался только Миронов, его обнаружили 3 октября в подвале дома на Ленинградском проспекте. В СИЗО он провел десять с половиной месяцев.

Сам Макаревич в суде во время дачи показаний не смог опознать задержанного. «Я не могу сказать на 100 процентов, что это был именно Миронов. Помню только, что на одном из участников акции были камуфляжные штаны», — сообщил суду артист. Он также заявил, что не хотел бы, чтобы обвиняемого обязательно посадили. «Я не одержим жаждой мести. Я знаю нескольких человек, которым пришлось после действия газа ходить по врачам. Идея устраивать акцию на концерте еврейской музыки в день еврейского праздника – не лучшая.

Но если это сделал тот парень, что сидит на скамейке, то он свое отсидел», — выразил свое мнение Макаревич.

В день вынесения приговора «Газета.Ru» дозвонилась до артиста, но он не мог говорить. «Извините, я далеко от родины, не могу разговаривать», — сказал Макаревич.

Более эмоциональным был лидер «Другой России» Эдуард Лимонов.

«Я был на суде, да. Ну, негодование такое, поскольку приговор несправедливый, — заявил «Газете.Ru» Лимонов. — Деяние незаконно квалифицировано как уголовное преступление, в то время как это было административное правонарушение. Это произвол такой был — нехороший, и показывает отношение власти к нам как к организации».

Лимонов подчеркнул, что есть масса примеров, когда за аналогичные действия виновному практически ничего не бывает. «Мы имеем случаи, когда сотрудник правоохранительных органов распылил в вагоне метро такой же газ. И ничего ему не было, абсолютно. Мы имеем массу других подобных ситуаций. За какие-то гигантские украденные деньги людям дают меньший срок. А тут три года строгого режима. Он всего-навсего крикнул: «Макаревич — предатель родины!» И пустил вот эту маленькую струйку — такую женщины в подъездах распыляют, пытаясь отогнать кого-нибудь, — поверх музыкантов, в несколько метров вверх. И вы думаете, он заслуживает три года строгого режима?

Я так не считаю, я считаю, что это расправа».

Защитник Миронова Аграновский добавил еще два примера: 5 ноября 2014 года в театре во время спектакля поддерживающая нынешний киевский режим активистка Екатерина Мальдон швырнула в актера Михаила Пореченкова металлическим макетом пистолета. На нее не завели даже административного производства. А 19 января этого года активисты арт-движения «Синий всадник» Олег Басов и Евгений Авилов провели у Мавзолея акцию «Изгоняющие дьявола. Осквернение Мавзолея», в ходе которой поливали Мавзолей, по их словам, «святой водой», и получили всего по 10 суток административного ареста.

На вопрос о том, является ли совпадением выбор еврейского Нового года в качестве дня для нападения, Эдуард Лимонов категорически отмел все домыслы. «У вас в голове грязные мысли», — отрезал он.

Впрочем, представители Макаревича указывают, что нападавшие могли бы выбрать и другой день: «Тогда за десять дней было четыре концерта».