Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Среди чеченцев уклонистов нет

Парламент Чечни выяснял в Конституционном суде, законно ли их призывников не берут в российскую армию

Никита Зея, Санкт-Петербург 23.09.2014, 19:35
ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Парламент Чечни попытался через Конституционный суд получить ответ на вопрос, законно ли их призывников не берут служить в российскую армию. Они попросили суд проверить закон о госслужбе, запрещающий занимать государственные должности гражданам, незаконно пропустившим армию. Ответ дал полпред президента РФ в КС, заявив, что чеченцев никто уклонистами не считает.

Во вторник Конституционный суд (КС) приступил к рассмотрению запроса от парламента Чечни. Суть запроса проста: в 2013 году в России приняли закон, по которому гражданам, незаконно не служившим в армии, нельзя занимать государственные должности. Новым законом, вступившим в силу в 2014 году, более всего остались недовольны в Чечне: более 15 лет юноши республики не призывались в Вооруженные силы РФ. Причем официальных документов, поясняющих, почему Чечню военкомы обходят стороной, на этот счет никто не видел. Об этой проблеме на прошлой неделе заявил и президент Чечни Рамзан Кадыров. Официальный ответ со стороны российских властей так и не прозвучал.

Парламент республики, по сути, попытался прояснить наконец статус чеченцев, не служивших в армии два десятилетия.

Депутаты указали, что закон о госслужбе запрещает всем чеченцам стать сотрудниками госструктур, и попросили КС официально ответить: нарушает ли закон о госслужбе конституционные права граждан.

Заседание КС, посвященное «чеченскому делу», вызвало большой интерес прессы. Представители силовых структур и власти также прибыли на обсуждение.

Парламент Чечни представлял депутат Хамзат Дадаев — юрист, кандидат юридических наук. Он напомнил, что наказание за уклонение от несения воинской службы прописано в ст. 328 УК РФ. При этом в ст. 47 УК РФ говорится о возможности наложения дополнительного наказания в виде запрета занимать определенные должности. Поэтому, по мнению Дадаева, не было смысла делать отдельный закон, в котором практически соединены эти два пункта. «Наша позиция основывается на том, что наличие в УК этого преступления и наказания — самодостаточный факт», — говорит депутат. Он отметил, что ст. 47 УК РФ дает возможность лишить человека права занимать должность на ограниченный срок — не более 20 лет. А в законе о госслужбе срок не ограничен, человека лишают права на госслужбу на всю оставшуюся жизнь.

«Получается, закон о госслужбе устанавливает более жесткую ответственность, чем Уголовный кодекс», — недоумевал Дадаев.

По мнению депутата, если человека привлекли к уголовной ответственности за уклонение от воинской службы, то он понесет еще и дополнительную ответственность по закону о государственной службе… Значит, нарушается ст. 50 Конституции: ни один человек не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.

«Такая норма в законе о госслужбе не имеет права на существование», — подытожил представитель парламента Чечни.

Дадаев считает, что ее надо отменить или внести изменения в УК: написать в ст. 328, что уклонист бессрочно лишается права поступления на госслужбу.

Судьи Конституционного суда заинтересовались, почему у представителей республики возникла необходимость обсудить закон о госслужбе.

«За непродолжительное время действия этого закона кто-либо из граждан Чеченской Республики пострадал от его норм? Имеются у вас такие примеры?» — поинтересовался судья Сергей Маврин.

«По имеющимся данным, граждане Чеченской Республики не пострадали», — ответствовал Дадаев.

Затем выступили представители федеральной власти, принимавшей закон о госслужбе. Полпред Совета Федерации в КС Алексей Александров минут 15 говорил о долге, важности и почетности срочной воинской службы, особенно в нынешних политических условиях. Под конец заявил, что уполномочен доложить о позиции Совфеда: «Совет Федерации считает, что закон о госслужбе соответствует Конституции».

По словам Александрова, «в данном случае права гражданина ограничены законом в целях обороны страны и безопасности государства».

В том же духе высказался и его коллега, полномочный представитель президента РФ в КС Михаил Кротов: «Норму закона следует рассматривать не как ограничение права, а как условие реализации права для поступления на госслужбу. Служба в армии является жестким и оправданным условием для прохождения гражданской службы».

По информации Кротова, такое же условие предъявляется к госслужащим и в других странах — Армении, Бразилии, Киргизии.

Закон не имеет обратной силы и распространяется только на граждан, поступивших на госслужбу с января 2014 года, напомнил Кротов. На этот счет имеется постановление правительства и решение КС, и никто не собирается задним числом увольнять чиновников, когда-то не отслуживших в армии, ответственно заявил он.

«Эти лица сейчас увольнению не подлежат, — сказал Кротов. — Это произойдет, только если они после 1 января 2014 года уклонялись, не явились по вызову в военкомат. В этом случае они будут уволены».

А затем представитель президента в КС наконец-то затронул самую важную тему — проблемы с призывом в Чечне.

Кротов заявил, что в Чечне призыв в армию не осуществлялся по «объективным обстоятельствам» и местные жители просто не могли быть уклонистами.

Однако что это за объективные обстоятельства, он не пояснил.

«Закон соответствует Конституции, не нарушает прав и интересов граждан, — заключил полпред. — Позиция парламента Чеченской Республики представляется необоснованной».

Начальник департамента судебно-правовой работы Минобороны Елена Стручкова сказала, что Министерство обороны не видит каких-либо противоречий в законе.

Решение КС по «чеченскому делу» будет приниматься на закрытом заседании, о дате объявят позже.

Напомним, с 1999 года в Чеченской Республике действовал режим контртеррористической операции, который был отменен только в 2009 году. Впрочем, в начале 2000-х в Чечне был налажен воинский учет и начали набирать призывников. В прессе сообщалось, что о создании подразделений с молодыми людьми из Чечни договорились начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин и тогдашний президент республики, отец нынешнего лидера Чечни Ахмат Кадыров. Однако вскоре СМИ начали писать о скандалах, связанных с призывниками-чеченцами: якобы они отказывались мыть полы и убирать постели в казармах, так как это «женское дело», требовали выделять им время на намаз, держали Коран в тумбочках и коврики под кроватями. В интернете до сих пор вспоминают избиение офицера чеченскими военнослужащими из спортроты в 27-й отдельной гвардейской мотострелковой бригаде, расположенной в московском районе Теплый Стан. Однако заявлений военной прокуратуры об этом случае найти не удалось. В последующие годы призыв из республик Северного Кавказа сошел на нет. И только недавно ситуация стала меняться.

На прошлой неделе президент Чечни Рамзан Кадыров заявил в своем блоге в сети Instagram, что министр обороны РФ Сергей Шойгу согласился отправить чеченских призывников служить в российскую армию. Якобы первый набор из 500 юношей отправится в войска уже в этом году. «В Чечне десятки тысяч молодых людей, готовых стать военными. Но по не понятным никому и не озвученным никем причинам в войска их не направляют», — сетовал он в своем инстаграме . Кадыров считает, что закон должен быть для всех один, а если есть какие-либо причины, по которым уроженцев Чечни в Вооруженные силы не призывали, эти причины следует объяснить «письменно». Однако официально в Минобороны это заявление никто не прокомментировал.

Председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова заявила, что это не самая лучшая идея. «Пока в армии останутся офицеры, служившие в Чечне, набирать призывников из Чечни — это очень плохое решение», — сказала она «Газете.Ru».