Лежачий отправлен на свободу

Освобожден парализованный заключенный Владимир Топехин

В Костроме суд освободил из колонии парализованного заключенного Владимира Топехина. Он сможет лечиться в гражданской больнице. Руководство колонии при помощи адвокатов заключенного смогло доказать, что не в силах содержать обездвиженного человека. Из-за затянувшегося освобождения состояние здоровья Топехина ухудшилось, говорит его защитник.

В четверг Свердловский районный суд Костромы по состоянию здоровья освободил от наказания парализованного заключенного Владимира Топехина, который ранее был приговорен к четырем годам лишения свободы за мошенничество. Судебное решение вступит в силу через 10 дней, если прокуратура не обжалует его. На заседании прокурор выступил против освобождения. На момент вынесения решения судом заключенный продолжает находиться в больнице при исправительном учреждении.

Обездвиженного по пояс 31-летнего заключенного, у которого к тому же действует только одна рука, пыталась отправить на свободу администрация костромской колонии №1, доказывая суду, что не может полноценно ухаживать за лежачим и оказывать ему медпомощь.

Судье пришлось пять раз переносить заседание, выясняя у ФСИН России, есть ли в стране хоть одна колония, где могут принять парализованного. В итоге ответ был отрицательным.

Адвокат правозащитной организации «Агора» Светлана Сидоркина, представлявшая интересы Топехина, рассказала, что после освобождения парализованный будет проходить лечение и реабилитацию в специализированной клинике. Она особенно подчеркнула, что отсутствие качественной врачебной помощи в изоляторе во время следствия усугубило состояние здоровья заключенного.

В заключении специалистов Центра судебно-медицинской экспертизы также указано, что у больного, которому поставлен диагноз «парапарез», нарушены функции внутренних органов, что в итоге может привести к тяжелым осложнениям и даже к летальному исходу. Таким образом, Владимир Топехин нуждается в длительном лечении и реабилитации в специализированных отделениях для спинальных больных.

Врачи не берутся прогнозировать, насколько высоки шансы Топехина восстановить утраченное здоровье хотя бы отчасти.

Сидоркина напомнила, что в Европейском суде по правам человека находится ее иск против России. Сейчас адвокат досылает туда последние документы и медицинские заключения. Она пояснила, что Страсбург, по всей вероятности, быстро огласит свое решение. «Жалоба будет рассматриваться по правилам 41-го регламента в приоритетном порядке», — сказала Сидоркина.

О случае московского аудитора Владимира Топехина стало известно в декабре 2013 года, после того как общественный наблюдатель и правозащитник Анна Каретникова узнала, что в СИЗО «Бутырка» содержится парализованный арестант, за которым приходится ухаживать другим заключенным. Он лежал совершенно голым под одеялом в обычной палате госпиталя изолятора, ходил в туалет под себя. Ему приходилось самостоятельно делать себе памперсы из тряпок. Благодаря правозащитникам информация о Топехине оперативно дошла до ЕСПЧ. Страсбург быстро отреагировал и затребовал у Москвы информацию об аресте и условиях содержания Топехина. Также ЕСПЧ обязал правительство России предоставить сведения о состоянии его здоровья и объеме медицинской помощи, которую он получает.

Неоказание должной медицинской помощи больным заключенным, согласно международным конвенциям, приравнивается к пыткам.

По данным УФСИН России, запрашиваемая информация была вовремя отправлена.

Травму позвоночника Топехин получил во время автоаварии незадолго до ареста в июле 2013 года. В заключении из-за отсутствия квалифицированной врачебной помощи травма у него обострилась, постепенно стали отказывать ноги. Охрана изолятора считала его симулянтом, поэтому пыталась силой доставить в суды. Во время одной такой процедуры его роняли на пол, из-за чего заключенный ощущал невыносимую боль. После такого обращения у него полностью перестали работать ноги и рука.

13 января 2014 года Топехин был приговорен к шести годам лишения свободы за мошенничество: по версии следствия, он взял на хранение у знакомых 10 млн руб. и не вернул, однако в ходе следствия сумма так и не была обнаружена. Позже Мосгорсуд снизил срок до четырех лет.