Обвинили другими словами

Националисту Даниилу Константинову предъявлено прежнее обвинение

Следствие повторно предъявило обвинение националисту и оппозиционеру Даниилу Константинову, который подозревается в убийстве. По словам его адвокатов, в фабуле обвинительного заключения практически ничего не изменилось, лишь место преступления описано другими словами.

Националисту Даниилу Константинову предъявлено обвинение в прежней редакции — ч.1 ст. 105 УК (убийство). Об этом «Газете.Ru» сообщил его адвокат Денис Зацепин.

По версии следствия, вечером 3 декабря 2011 года на юге Москвы Константинов вместе с «неустановленными лицами» увидел ранее незнакомых ему Алексея Темникова и Алексея Софронова. Ему якобы не понравилось, что молодые люди были панками. Используя «незначительный повод», а именно их внешний вид, Константинов, обладающий «физическим и моральным превосходством», подошел к 23-летнему Темникову и спровоцировал его на конфликт. Между ними завязалась драка, в ходе которой нападавший разбил Темникову лицо. Потерпевший попытался убежать, и тогда, как полагает следствие, у Константинова «возник умысел на убийство». Догнав жертву уже на улице, он достал нож и нанес не менее двух ударов в грудь, которые пришлись прямо в сердце.

Константинов свою вину с самого начала категорически отрицал, утверждая, что у него есть алиби — в день убийства он находился на дне рождения своей матери в ресторане рядом со станцией метро «Проспект Мира».

Уголовное дело рассматривал Чертановский районный суд Москвы, который в конце прошлого года должен был вынести приговор. Но вместо этого судья неожиданно отправила дело на дополнительное расследование. Как пояснили потом адвокаты, она руководствовалась тем, что во время предварительного расследования были допущены существенные нарушения Уголовно-процессуального кодекса (УПК). Так, показания свидетеля Софронова, которого допрашивали в закрытом режиме, не соответствовали фабуле предъявленного обвинения. Он утверждал, что драка между Константиновым и Темниковым произошла у вестибюля станции метро «Улица Академика Янгеля», а в предъявленном обвинении говорится, что удар ножом Константинов нанес рядом с домом 1 к. 6 по улице Газопроводная. Второе нарушение состояло в том, что вещественные доказательства — заказы столиков и вещи Константинова, в которых он был в тот день в ресторане, не были приобщены к материалам дела.

«Дело находилось на дополнительном расследовании у следователя, несколько месяцев оно у него лежало, что он там делал, непонятно, потому что в удовлетворении всех ходатайств защиты он отказал, — рассказал Зацепин. — И по итогам этих непонятных месяцев он заново предъявил обвинение, которое, по сути, такое же, что и в прошлом году.

Только другими словами описано то, что касается конкретно места преступления, добавилась специальная строительная терминология. Но ясности это не добавило, это просто формальная, показушная попытка выполнить требование суда.

Суд указал, чтобы следствие конкретизировало место преступления, вот они и показывают, что конкретизировали».

По словам адвоката, ориентировочно в понедельник следствие объявит о завершении предварительного расследования. «Мы сегодня заявили очередные ходатайства о разъяснении места преступления и мотива, думаю, что они будут рассмотрены, в них будет отказано», — сказал Зацепин. После этого обвиняемый и защита начнут ознакомление с делом.

«Я вижу принципиальное решение следствия и прокуратуры идти в тот же суд с тем же самым в надежде, что попадется более покладистый судья», — отметил адвокат.

Предельный 18-месячный срок содержания под стражей у Константинова истекает 29 мая, сказал Зацепин. В этот срок не входят дни, которые обвиняемый провел в СИЗО во время суда. «Но наш УПК написан таким образом, что если нельзя, но хочется, то можно. Срок 29 мая истечет, но это не значит, что его 29 мая отпустят, потому что на этапе ознакомления, если обвинение предъявлено более, чем за 30 дней до истечения предельного срока, то его можно дальше продлевать», — добавил Зацепин.