Реактивный наркоконтроль

Прокуроры предлагают наделить глав ФСКН и МВД правом вводить временное ограничение оборота спайсов

Московская городская прокуратура предлагает наделить директора ФСКН и главу МВД правом вводить временное ограничение оборота курительных смесей и спайсов. По мнению авторов идеи, это позволит привлекать к ответственности их распространителей до момента внесения смесей в перечень запрещенных веществ. Эксперты опасаются роста коррупции и злоупотреблений со стороны контролирующих органов.

Прокуратура города Москвы подключилась к борьбе с курительными смесями и спайсами. Надзорным органом подготовлен законопроект «О внесении изменений в статью 53 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», наделяющий директора ФСКН и министра внутренних дел полномочиями, позволяющими вводить временное ограничение оборота веществ, сходных по действию с наркотиками и психотропными веществами, а также признанных «не отвечающими требованиям безопасности и здоровья граждан».

Инициатива обсуждалась в понедельник на совместном заседании комиссий по здравоохранению и безопасности Мосгордумы. Внести документ в Госдуму должен именно региональный парламент: сама городская прокуратура правом законодательной инициативы на федеральном уровне не обладает.

Как напоминает в сопроводительных материалах к законопроекту прокурор города Сергей Куденеев, согласно ст. 2 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», контролю подлежат только те средства, которые включены в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утвержденный постановлением правительства РФ №681. При этом правоохранительными органами все чаще фиксируются новые виды курительных смесей, в состав которых входят психоактивные вещества, не включенные в этот Перечень.

По сути, это трава с различными химикатами, состав которых постоянно меняется. Эти вещества находятся в свободном доступе и не имеют никаких ограничений с точки зрения законодательства. А их популярность среди молодежи неуклонно растет.

«По данным УФСКН России по городу Москве, данная продукция получает все большее распространение. Данные проведенных исследований говорят о том, что средства, которые могут быть отнесены к наркотическим, психотропным и сильнодействующим веществам, не выявляются в более чем половине образцов. При этом их влияние на организм человека является аналогичным воздействию, оказываемому наркотическими средствами», — напоминает прокурор.

В то же время действия распространителей «дизайнерских» наркотиков не попадают под статьи Уголовного кодекса, а «правоохранительные органы лишены возможности оперативно реагировать и принимать меры уголовно-процессуального принуждения». Проще говоря, все задержанные продавцы спайсов и курьеры отпускаются без каких-либо санкций.

Ситуация усугубляется тем, что после начала борьбы со спайсами они начали маскироваться под безобидные соли для ванн, корм для рыб или ароматизаторы для пепельниц.

Основная проблема заключается в существующей процедуре включения психоактивных веществ в существующий перечень, рассказала на заседании старший прокурор организационно-методического отдела управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Москвы Ирина Залужная. Эта процедура не ограничена временными рамками и может затянуться на неопределенный срок. В случае же введения временного ограничения оборота сомнительного вещества до принятия решения о включении его в Перечень, такой оборот можно будет уже квалифицировать как преступление.

«Надо сократить временной промежуток от момента появления опасного вещества на рынке до начала реагирования, — заявил начальник управления по надзору за соблюдением федерального законодательства Евгений Манеркин. — В отсутствие правового рычага ограничения оборота дизайнерских наркотиков, правоохранительные органы не только не могут работать на опережение, но и намного отстают от преступников. В случае появления такого рычага, появится и возможность оперативно пресекать деятельность наркоторговцев».

Аналогичный законопроект уже имеется в Госдуме: разработанный ФСКН документ внесло летом законодательное собрание Пензенской области. В официальном отзыве на этот документ правительство РФ указало на необходимость его доработки. Документ предлагает наделить руководителя федерального органа наркоконтроля правом приостанавливать на срок до одного года оборот веществ, в отношении которых законодательством РФ не установлены ограничения и запреты, если эти вещества оказывают такое же воздействие на человека, как и наркотические или психотропные.

В законопроекте столичной прокуратуры предлагается дать такие полномочия еще и министру внутренних дел.

Как объяснили представители прокуратуры, это связано с тем, что задерживают наркоторговцев и изымают у них опасную продукцию представители и того и другого ведомства. Вопрос депутатов о том, почему между этими ведомствами нет должной координации, повис в воздухе.

Второе отличие московского законопроекта – «ограничение оборота курительных смесей, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья граждан». Межу тем, как отметил представитель международно-правового департамента ФСКН России Сергей Пенкин, соответствующих правил по отношению к курительным смесям не установлено, поскольку это не товар народного потребления и вообще не конкретный продукт, а нечто, обработанное специальными веществами. Потому-то и не применяется к распространителям неподконтрольных веществ статья 238 УК (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Кроме того, требования по этой статье устанавливаются Роспотребнадзором, не имеющим отношения к наркотикам.

Присутствовавший на заседании главный нарколог России Евгений Брюн согласился с данными о росте числа употребляющих курительные смеси молодых людей. Однако к предлагаемым прокуратурой мерам отнесся скептически.

«В мире существуют миллионы растений с психоактивными веществами и еще несколько миллионов синтетических веществ, и все закрыть нельзя. Мы все время будем бить по хвостам», — считает он.

Брюн предлагает «перевернуть ситуацию» — в случае появления любого нового продукта обязать производителей проводить исследование его психоактивных свойств, а конечную судьбу продукта решать по согласованию с Минздравом. Иначе из аптек исчезнет все, из чего гипотетически можно производить наркотики, как это произошло с тест-системами. «Не все так однозначно, — заявил Брюн. —

В декабре мы столкнулись с тем, что тест-полоски, с помощью которых мы тестируем школьников, из-за содержащихся в них молекул, из которых можно делать наркотики, попадают под закон о незаконном обороте наркотиков.

По мнению председателя комиссии Мосгордумы Михаила Антонцева, порядок приостановления оборота должен быть детально отработан, а его последствия тщательно просчитаны. «С одной стороны, если выяснится опасность продукта, должна быть неотвратимость наказания для его производителя и распространителя, — заявил он. — Но с другой, если опасения не подтвердились и нанесен ущерб конкретному лицу, как возмещать ему потери? И проверял ли кто-нибудь это проект на коррупционность?»

Депутаты все-таки поддержали законопроект прокуратуры. А председатель комиссии по здравоохранению Людмила Стебенкова предложила депутатам подумать над его доработкой. «На рынке сегодня появляется множество препаратов, содержащих в себе психоактивные вещества, под видом безобидных продуктов бытового обихода, — заявила она. — Внесение в Перечень новых веществ — процедура достаточно публичная, с чем и связаны наши опасения.

Пока осуществляется обновление списка запрещенных препаратов, все формулы вывешиваются на сайте ФСКН. К тому времени, как они внесены в Перечень, данные вещества уже исчезают с рынка.

Необходимо, чтобы мы работали на опережение и быстро утверждали Перечень. Подобный законопроект необходимо разработать и внести в качестве законодательной инициативы от Московской городской думы».

В бизнес-сообществе между тем опасаются непрозрачности и коррупционной составляющей будущего закона. Интересующие наркодилеров химические формулы широко используются и в промышленности – при производстве красок, растворителей и прочей бытовой продукции. И это открывает широкие возможности для вымогательства у ее добросовестных производителей под флагом борьбы со спайсами, считает председатель оргкомитета всероссийского движения «За честный рынок» Илья Хандриков.

«Существует явная угроза для предпринимателей – неконкретные формулировки будут очень вольно использоваться,— говорит Хандриков.

– Вымогательство контролирующих органов у нас в стране является нормой, и есть множество примеров людей, которые пострадали на ровном месте. Полномочия контролирующих органов позволяют им заниматься волюнтаризмом, и тем более в отсутствие четких правил, в данном случае — конкретного, утвержденного перечня запрещенных веществ».

Глава движения «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева считает, что ключевым в этом вопросе является установление критериев. «Нужны конкретные критерии, наблюдения, экспертизы, потому что курительной смесью является то же «Мальборо», — говорит Яковлева. — Так можно получить очень сильный инструмент влияния на рынок табака и кальянов. ФСКН, как правило, дает расплывчатые определения, которые трактуются так, как это выгодно в том или ином случае. Но это далеко от борьбы с реальными наркотиками».

По словам адвоката, полковника милиции в отставке Евгения Черноусова, глава силовой структуры ни в одной стране не имеет таких полномочий, которые предлагаются руководителям ФСКН и МВД.

«Это приведет к тому, что в скором времени клей и гуталин, который употребляют наркоманы, могут оказаться в списках запрещенных веществ, а полстраны получит судимость за их распространение, — считает эксперт. — И все равно наркоконтроль не угонится за ситуацией. Ее можно изменить, лишь запретив ввоз в страну любой курительной смеси».