«Cвобода с адекватным уровнем ответственности»

В Мосгордуме отчитались о новшествах в системе образования Москвы

Столичные власти рассказали об очередных новшествах в городской системе образования. Директоров школ из нескольких предложенных чиновниками кандидатур будут выбирать управляющие советы, ученики одной школы смогут «по договору» изучать отдельные предметы в другой, а надзирать за проведением ЕГЭ приедут наблюдатели из других регионов.

Столичные власти рассказали об очередных изменениях в городской системе образования. Как сообщил во вторник на заседании комиссии по образованию и молодежной политике Мосгордумы руководитель департамента образования города Исаак Калина, вступивший в силу новый закон об образовании «предоставил образовательным организациям большую степень свободы с адекватным уровнем ответственности».

Калина отметил, что возрастает роль «государственно-общественного управления», имея в виду управляющие советы школ. Если на первых порах эта роль сводилась к распределению ресурсов, то сегодня управляющим советам предоставлено право выбирать директора своей школы не менее чем из двух кандидатов, предложенных окружным управлением образования. А процесс аттестации директоров на заседании городской аттестационной комиссии будет транслироваться в интернете.

Московская школа сегодня — это «солидное учреждение с солидным бюджетом», отметил Калина, поэтому при подборе ее руководителя «должно быть несколько фильтров».

«У управляющих советов есть возможность выбрать наиболее эффективного руководителя, действия которого будут поддержаны общественностью и коллективом учреждения. Директор должен стать гарантом того, что качество образования будет высоким, а учебное учреждение будет положительно влиять на климат в микрорайоне», — заявил Калина. Сами же управляющие советы сегодня, по его словам, — это не родительские комитеты, а объединения людей, представляющих интересы всего микрорайона.

Претерпели изменения и аттестации претендующих на первую и высшую категорию учителей, жаловавшихся, что по затратам времени и количеству бумаг, оторванных от реальной работы, эта процедура «могла сравниться с подготовкой к защите диссертации». «Рационального смысла это не имело, — признался руководитель департамента. — И мы постарались максимально упростить процедуру аттестации. Сейчас это оценка результатов труда». Оценивают эти результаты в департаменте по рейтингу показываемых школами результатов. И теперь первые в этом рейтинге 400 школ получили право самостоятельно аттестовать на первую и высшую категорию учителей, проработавших в них не менее двух лет.

Еще одна возможность нового закона, взятая на вооружение столичным департаментом образования, — сетевое образование.

Это когда ученик, числясь в одной школе, может по договору изучать отдельные предметы в другой. «Первые примеры такого взаимодействия появляются», — рассказал Калина. В ответ на вопрос депутатов, как в таких случаях будет решаться вопрос с подушевым финансированием, Калина заверил, что никаких проблем с этим не будет: финансирование из бюджета получает та школа, в которой числится учащийся, но сама она должна заключить договоры с «контрагентами».

Кроме того, у школ появилась возможность аттестовать своих учеников по физкультуре, музыке или рисованию по факту занятий в учреждениях дополнительного образования.

Так, тренер спортивной секции получит доступ в электронный журнал класса, где учится его воспитанник, и сможет выставить там оценку.

Особенно интересовал депутатов вопрос семейного образования детей. Были приведены примеры и конкретных жалоб жителей города. Калина пояснил, что по новому закону об образовании плата родителям за обучение своих детей, как это было прежде, не предусмотрена. Дети, находящиеся на семейном обучении, не входят в «контингент школы» (школа не получает за них деньги), но имеют право на прохождение «промежуточной или итоговой аттестации», бесплатные учебники, участие в олимпиадах и занятия в секциях.

Не забыли на заседании в думе и про ЕГЭ. По словам Калины, утечка вариантов заданий ежегодно искажает результаты экзамена и ставит в неравное положение выпускников из разных регионов. Но на федеральном уровне уже принято предложение московских учителей формировать контрольно-измерительные материалы (КИМ) методом случайной выборки из распределенных по уровням сложности банков, которые будут публиковаться в открытом доступе. Правда, реализовано это будет не раньше 2015 года.

Кроме того, департамент образования Москвы заявил о готовности пригласить в столицу на проведение ЕГЭ в 2014 году общественных наблюдателей из других субъектов РФ.

«Мы готовы принять их и обеспечить жильем, — рассказал Калина. — И надеемся на ответные приглашения. Мы уверены, что возгонка технических средств обеспечения объективности ЕГЭ — заведомо проигранная игра. Главное — добросовестное проведение экзамена и уничтожение возможности утечки КИМов». В Рособрнадзоре считают эту инициативу очень своевременной и актуальной и призывают другие регионы ее поддержать.

«Газета.Ru» попросила прокомментировать все эти новации уполномоченного по правам ребенка в Москве Евгения Бунимовича.

По мнению омбудсмена, озвученные Калиной новации сами по себе очень привлекательны, проблема лишь в том, насколько к ним готова система. «Сегодняшние управляющие советы очень разные, — напоминает Бунимович. — Одни, действительно квалифицированные и достаточно независимые, могут взять на себя ответственность за такой серьезный вопрос, как утверждение директора. Другие — карманные, и выборы с их участием будут декоративными, хотя и выглядящими внешне вполне демократично. Но в любом случае

процесс прохождения через совет может в дальнейшем заставить директора более внимательно слушать людей, представленных в этом совете».

Бунимович приветствует отход от бумажного принципа аттестации учителей, но не согласен с предлагаемым департаментом новым подходом. «Я некоторое время находился в аттестационной комиссии, и меня шокировало принятое положение вещей, — признался омбудсмен. — И дело даже не в ужасном количестве бумаг, а в совершенно нелепом принципе аттестации, когда учителя, для которого главное — проведение урока, умение общаться, создавать атмосферу, — аттестуют по бумагам.

Но сам определяемый по учебным результатам рейтинг школ, на основании которого предлагается аттестовать учителей, далеко не бесспорен».

По словам Бунимовича, в Москве достаточно много социально запущенных микрорайонов, неблагополучных семей и детей с девиантным поведением. И хорошо уже то, что они вообще ходят в школу и не проваливают ЕГЭ. «Это требует больших усилий от учителей, — напоминает омбудсмен. — Элитные школы получают более высокие баллы, а как оценить людей, которые работают со сложным контингентом, воспитанниками сиротских учреждений, детьми мигрантов? Если учитель может с ним работать, это говорит о его высочайшей квалификации, но его воспитанники вряд ли когда-нибудь покажут хорошие результаты ЕГЭ и ГИА».

По мнению омбудсмена, должно быть много разных рейтингов, составляемых по разным параметрам. «Меня, как уполномоченного по правам ребенка, гораздо больше, чем учебные, интересуют социальные результаты — воспитание, социальная адаптация, — отмечает Бунимович. — Да и успехи школьника должны оцениваться не по абсолютному результату, а по его приращению. Например, если у ребенка мигранта в начале учебного года было 25 ошибок в диктанте, а в конце — 15, то это огромный результат. Хотя и то и другое — двойка».