Вопиющее правосудие

Владимир Путин назвал «вопиющим случаем» приговор Илье Фарберу

Владимир Путин считает приговор сельскому учителю Илье Фарберу «вопиющим случаем». Об этом он заявил в интервью журналистам Первого канала и Associated Press. Адвокаты Фарбера рассказали «Газете.Ru», что направили ходатайство с требованием изменить приговор. В частности, за Фарбера готовы внести залог в 4 млн рублей, а доверенным лицом согласен выступить Российский еврейский конгресс.

В среду в ходе интервью Владимира Путина журналистам Первого канала и Associated Press Кирилл Клейменов задал президенту вопрос, касающийся сельского учителя Ильи Фарбера, который был приговорен Тверским судом по обвинению во взятке к семи годам заключения и штрафу 3 млн рублей. Правда, фамилию «Фарбер» Клейменов не называл. Он привел президенту в качестве примера необъективности и несправедливости судебной системы два случая, когда «чиновник средней руки в суде получил несколько лет условно за доказанное хищение 400 млн рублей и одновременно с этим сельский учитель за взятку размером 400 тыс. рублей получает семь лет строгого режима и 3 млн рублей штрафа».

Говоря о ситуации с Ильей Фарбером, президент назвал приговор «вопиющим».

«Данный случай, конечно, вопиющий. Существуют определенные санкции, в рамках этих санкций судья сам выбирает определенное решение по совету со своими коллегами, конечно. Могут быть и разные оценки этой общественной опасности. Взятка — это более общественно опасное преступление, чем просто кража. Понимаете? Это очевидная вещь. Но могут быть и ошибки», — заявил президент.

Президент также добавил, что суд в России является независимым. «Там, где судья не хочет быть независимым, там нет независимости, там он может и к губернатору забежать, и с тем посоветоваться, и с этим посоветоваться. Но я вас уверяю, так почти везде. А в целом, если судья занимает принципиальную позицию, с ним никто ничего не может сделать», — сообщил Путин.

Адвокат Ильи Фарбера Елена Романова узнала о словах Путина от «Газеты.Ru». «Я надеюсь, что если уж к адвокатам и общественности не прислушиваются, то, может, наше правосудие в лице Тверского областного суда все-таки услышит слова президента. Естественно, Путин не может влиять на судебную систему или как-то изменять приговор. Но выразить свое мнение он может», — сказала она. По ее мнению, суд обязан обратить внимание на слова президента.

«Мы подали краткие апелляционные жалобы, потому что у нас не было ни приговора на руках, ни протоколов заседаний. Сейчас готовим полные апелляционные жалобы. Окончательные апелляции будут переданы в суд на следующей неделе», — сообщила адвокат. Накануне Романова получила возражения на апелляции от прокуратуры, в которых говорится, что надзорное ведомство считает приговор законным и обоснованным и просит оставить его в силе, а апелляционные жалобы — без рассмотрения.

«Мы также подали ходатайства об изменении меры пресечения на любую иную, не связанную с лишением свободы, в том числе и залог. К нам обратились несколько человек, которые готовы внести за Илью Фарбера залог в размере 4 млн рублей. Российский еврейский конгресс в лице его президента Юрия Каннера готов выступить поручителем», — рассказала Елена Романова.

«Сто процентов, что слова Путина повлияют на дальнейшее решение суда. Мне это стало ясно, когда Кучерена (адвокат, член Общественной палаты. — «Газета.Ru») высказался по поводу Фарбера. Он же представляет власть, а не свободную адвокатуру. Поэтому уже тогда было ясно, что власть хочет изменить приговор в отношении Фарбера. А после слов президента, думаю, Фарбера освободят. Я просто знаю, что слова Путина — это истина в последней инстанции. И суды делают именно так, как он говорит», — рассказал «Газете.Ru» известный адвокат Генрих Падва. Анатолий Кучерена 6 августа сообщил журналистам, что считает приговор Фарберу слишком жестким. Тогда Общественная палата взяла дело Фарбера под свой контроль.

Адвокат Константин Ривкин не столь воодушевлен словами Путина. «С одной стороны, по статусу президент является гарантом Конституции, и в этой связи к его словам должны прислушиваться правоприменительные органы. С другой — законом не предусмотрены никакие полномочия президента РФ в плане каких-то посылов для корректировки судебных решений. Он не может ни надзорные представления внести, не предпринять каких-то других процессуальных шагов. Поэтому единственное, что возможно, если на декларативном уровне к его мнению прислушаются те структуры, которые вправе принимать соответствующие решения. Например, генеральный прокурор, который внесет надзорный протест в соответствующий суд. Но прямых механизмов никаких нет», — объяснил «Газете.Ru» Константин Ривкин. По его мнению, адвокаты Фарбера могут сослаться на слова Путина, однако они не являются обязательными для исполнения судебной инстанцией.

Между тем ранее Владимир Путин, который в среду столь неожиданно высказался насчет приговора Илье Фарберу, а также его представители неоднократно заявляли, что не комментируют решения судов.

В частности, в начале марта президент, отвечая на вопрос журналистов на встрече в Вологде о приговоре Pussy Riot, заявил: «Это зависит не от меня, а от соответствующих процедур и действующего законодательства. Мне не хотелось бы комментировать решения судов».

А в июле пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, комментируя ситуацию с приговором оппозиционеру Алексею Навальному, заявил: «Хорошо известно, что президент не дает и не может давать оценку судебным решениям». «Судебные решения нужно уважать. Это закон», — добавил Песков.

Сельского учителя Илью Фарбера Осташковский городской суд Тверской области 1 августа приговорил к семи годам и одному месяцу колонии строгого режима, а также к штрафу в размере 3,1 млн рублей за злоупотребление служебными полномочиями и взятку. Суд согласился с версией обвинения, согласно которой Фарбер потребовал взятку в 300 тыс. рублей от подрядчика, выполнявшего ремонт в доме культуры в селе Мошенка Тверской области. Директором клуба был Фарбер. Сам осужденный с обвинениями не согласен. Он утверждает, что требовал от бизнесмена вернуть ему те деньги, которые выделил из своих средств на ремонт, поскольку сроки выполнения заказа затягивались, а никаких результатов он не видел.