«Вы что, думаете, Чикатило был здоровым?»

Дмитрий Виноградов, расстрелявший людей в аптеке «Ригла», по мнению экспертов, психически болен



На процессе по делу устроившего бойню в офисе аптек «Ригла» Виноградова выступили...

На процессе по делу устроившего бойню в офисе аптек «Ригла» Виноградова выступили психиатры

Владимир Астапкович/РИА «Новости»
В Мосгорсуде на процессе по делу юриста Дмитрия Виноградова, устроившего бойню в офисе аптечной сети «Ригла» и опубликовавшего человеконенавистнический манифест, выступили эксперты-психиатры. Специалиста, приглашенного адвокатом, судья не дослушал, запретив ставить под сомнение выводы официальной экспертизы. Заслуженный врач посетовал на «прессинг общественного гнева» и заявил, что Виноградов психически болен.

Во вторник в Мосгорсуде на заседании по делу 30-летнего юриста Дмитрия Виноградова, обвиняемого в расстреле коллег в офисе аптечной сети «Ригла», были допрошены эксперты Института им. Сербского, давшие заключение о вменяемости стрелка, а также не согласный с ними специалист-психиатр, приглашенный защитой.

Перед их выступлением суд также заслушал показания последнего свидетеля обвинения — заместителя начальника отдела экономической безопасности фирмы «Ригла» Александра Власенко, который еще раз напомнил обстоятельства задержания Виноградова.

«Мы с Багдасаряном и Новиковым (ранее допрошенные сотрудники отдела экономической безопасности. — «Газета.Ru») услышали приглушенные хлопки, крики о помощи, — рассказал свидетель.

— Когда вошли в 400-й кабинет, я увидел, что стекло, отделяющее финотдел, забрызгано кровью. Повсюду стоял запах крови и пороха.

Увидел руку Никиты (сотрудник «Риглы» Никита Стрельников, скончавшийся от ран в больнице. — «Газета.Ru»), торчавшую из-за стола. Он кричал, просил о помощи. Увидел Александра (Бирюка) в кресле, убитого».

Затем, по словам свидетеля, сотрудники службы безопасности услышали призывы о помощи начальника финансового отдела компании Юрия Марченко: «Мужики, помогите! Я его больше не могу держать!» В этот момент мужчина боролся с Виноградовым, который был одет в черную спецодежду и разгрузочный жилет, полный патронов.

«Сила у него была неимоверная: четыре здоровых мужика, мы его еле скрутили,» — объяснил Власенко.

Всего в тот день Виноградов с помощью карабинов «Вепрь-12» и Benelli M3 20-го калибра смог убить шесть человек: пятеро скончались на месте, один — в больнице. Еще одну раненую женщину смогли спасти врачи.

На вопрос о возможных мотивах Виноградова свидетель пояснил: «Наверное, из-за девушки, но это мое предположение». По его словам, раньше сотрудник фирмы замечал у замкнутого юрисконсульта в глазах «какую-то ненависть на человечество, злость». Сам Виноградов при этом все время допроса продолжал сидеть, потупив взгляд.

Поблагодарив свидетеля, судья пригласил в зал по очереди сотрудников Государственного научного центра судебной и социальной психиатрии им. Сербского. Они подтвердили выводы экспертизы: у подсудимого шизотипическое личностное расстройство, однако он отдавал себе отчет в своих действиях во время убийства.

Тогда защитник Виноградова адвокат Александр Савенков попросил пригласить в зал специалиста со стороны защиты — врача психиатра с 50-летним стажем, кандидата наук, председателя «Независимой психиатрической ассоциации» Юрия Савенко. Заслуженный доктор пытался поставить под сомнение экспертизу, сделанную коллегами из государственного учреждения, но судья один за другим снимал вопросы защитника.

«На мой взгляд, речь идет о тяжелой форме шизофрении. Это подтверждает, к примеру, беседа Виноградова с врачом, в ходе которой он с чувством глубокого удовлетворения говорит о содеянном, он даже воодушевлен тем, что сделал. То есть навязчивые идеи сохранились, несмотря на трехмесячный прием сильнейшего транквилизатора. Типичный клинический бред, характерный для шизофрении», — все-таки сумел высказаться врач.

— Оценка доказательств — прерогатива суда, порочить экспертизу я вам не дам, — возмущался судья Сергей Подопригоров.

— Но я не даю оценку, это научная дискуссия, — спокойным тоном возражал пожилой врач.

— Это суд. Мосгорсуд, — все больше раздражался судья.

— Я почти 40 лет выступаю в качестве эксперта, но не видел, чтобы так торпедировали… — начал фразу Савенко.

— Торпедировали? Допрос окончен. Мне неинтересно, где и когда вы выступали, и ваше мнение неинтересно, — отшил судья пожилого ученого.

Следующим свидетелем адвокат попросил допросить мать подсудимого Елену Виноградову, но в закрытом режиме. Женщина должна была рассказать о проблемах подсудимого в детстве, о его болезнях, трудностях воспитания, «интимных подробностях» его жизни. Судья оснований закрыть процесс не нашел. Тогда защитник, посовещавшись с Виноградовым, заявил, что допрашивать мать Виноградова перед публикой и журналистами не будет.

— Что ж, это ваше право, — ответил судья.

Допрос самого Виноградова адвокат попросил отложить. На следующее слушание он намерен пригласить врача-психиатра, у которого подсудимый наблюдался в последние годы.

Уже после заседания в коридоре врач Савенко поделился с корреспондентом «Газеты.Ru» своими выводами, которые не удалось привести в суде.

«У него несомненно был бред. Констатирующая часть акта экспертизы честно и хорошо написана, а вот анализ… Это невозможно. Они не опираются на нее. Они не проверили, сохраняются ли идеи манифеста сейчас. Это идеи бреда, — считает психиатр. — Понимаете, сейчас во всем мире в подобных случаях такой прессинг общественного негодования! Это как с Брейвиком. Или вы что, думаете, Чикатило был здоровым? Сумасшедший. Но его казнили, потому что он чудовище».