Если долго мучиться

Общественная палата обсудила ЕГЭ с министром образования Дмитрием Ливановым

Идея отказаться от тестовой формы ЕГЭ была высказана во время обсуждения в Общественной палате итогов единого госэкзамена. Глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов выслушал и другие предложения нововведений в процедуру экзамена. Рособрнадзор, в свою очередь, подготовил проект нового порядка проведения ЕГЭ, который должен быть принят в ближайшее время.

В Общественной палате (ОП) прошло обсуждение ЕГЭ, сопровождавшегося в этом году многочисленными скандалами. Члены комиссии ОП по развитию образования предложили многочисленные нововведения, которые выслушал глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов. Большинство из них прозвучали уже не в первый раз, но до сих пор не получили одобрения исполнительной власти. До конца июля, говорят члены Общественной палаты, будет сформирована «дорожная карта» тех изменений, которые должны коснуться единого госэкзамена. В свою очередь, Рособрнадзор подготовил проект нового порядка проведения ЕГЭ, который будет принят в ближайшее время.

Председатель комиссии, ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов считает, что в первую очередь необходимо обеспечить независимость процедуры ЕГЭ и защитить экзамен от мошенничества. «Для этого мы предлагаем к лету 2015 года ввести открытый банк первой и второй части заданий к ЕГЭ, опубликовав его в интернете. Как только будет 5000 вопросов, то сложно будет их вызубрить — придется просто выучить предмет. А на экзамене должна быть обеспечена технология случайного выбора заданий», — заявил Кузьминов.

Он считает важным пресекать нарушения во время сдачи госэкзамена, причем это, по его мнению, можно делать двумя путями.

«Можно привлекать правоохранительные органы, которые будут следить за проведением ЕГЭ, как это происходит во многих странах. Однако на нашу полицию сейчас возлагают много других задач.

Поэтому разумнее расширить полномочия института общественных наблюдателей с правом присутствовать в центрах обработки информации», — сказал Кузьминов. По его мнению, наблюдателями на ЕГЭ в первую очередь должны быть вузы. Также на экзамене должны присутствовать журналисты, а после сдачи ЕГЭ — проводиться экзит-поллы, которые позволят оценить, насколько честно проходил экзамен.

Уже с 2004 года, когда экзамен проходил еще в качестве эксперимента, эксперты предлагают проверять часть С (самая сложная часть ЕГЭ без вариантов ответов, включающая в себя развернутые ответы на вопросы, эссе и т. п.) не в том регионе, где проводился экзамен. Ректор ВШЭ подчеркнул важность того, чтобы карьера организаторов не зависела от сдачи ЕГЭ. «Общественная палата неоднократно говорила о том, что недопустимо использовать результаты ЕГЭ для оценки результатов работы учителей, школ, муниципалитетов, регионов. К примеру, кому-то досталась школа в сложном районе, а кому-то та, где собрались только блестящие ученики», — настаивает эксперт. Министр образования и науки Дмитрий Ливанов, присутствовавший на обсуждении, согласился, что, когда экзамен становится критерием оценки работы учителей, школ и регионов, происходит искажение мотивации. «Изначально ЕГЭ задумывался как один из критериев оценки работы, но теперь зачастую он доминирует», — сказал Ливанов. В июне министр говорил, что результат единого госэкзамена как критерий эффективности работы школ будет упразднен в ближайшее время.

Ректор ВШЭ предложил для обеспечения прозрачности ЕГЭ ввести сравнение результатов госэкзамена и олимпиад, по которым многие школьники поступают в вузы. «Многие дети сегодня поступают по олимпиадам, но набирают мало баллов за ЕГЭ либо вовсе не сдают ЕГЭ по тому предмету, в котором участвовали в олимпиаде. При поступлении в вузы призеров и победителей олимпиад необходимо учитывать их балл ЕГЭ по профильному предмету. Если балл по ЕГЭ выше 70, то тогда результат олимпиады засчитывается. Если нет, тогда человек идет по конкурсу. То есть все олимпиадники должны сдавать профильный ЕГЭ», — сказал Кузьминов. Если же говорить о портфолио школьника, которое собираются учитывать при поступлении, то его основой как раз и должно стать участие в олимпиадах и конкурсах: это портфолио должно добавлять от 10 до 30 баллов к сумме общих баллов за единый госэкзамен.

Кроме того, ректор ВШЭ предложил с 2015 года разделить ЕГЭ на общеобразовательный и профильный уровни. «Выпускник школы должен получить право выбирать уровни при записи на ЕГЭ. А вузы должны заранее объявлять, ЕГЭ какого уровня они будут принимать.

Общеобразовательный уровень должен включать все три существующие части. А профильный уровень будет представлять собой письменную часть с решением задач, сочинением. Это предлагается сделать, потому что большинство школ ориентированы на натаскивание к ЕГЭ, особенно это касается заданий части А и Б», — говорит Кузьминов. Но самым кардинальным изменениям эксперт предлагает подвергнуть ЕГЭ по русскому языку. «С каждым годом снижается знание литературы у школьников. Мы предлагаем заменить обязательный ЕГЭ по русскому на сочинение или развернутое эссе. При этом учащийся сможет выбирать один из двух обязательных ЕГЭ — по русскому языку и литературе или русскому языку и истории (историческое эссе)», — предложил Кузьминов.

Член комиссии по развитию образования Любовь Духанина рассказала о мониторинге, который проводила ОП во время нынешнего ЕГЭ. В частности, она сообщила о нарушениях прав детей, которые сопровождали экзамен. До экзамена были случаи отказов записи на сдачу по выбору, не вносили школьника в базу данных, вели обучение по программам, не соответствующим стандартам. На самом ЕГЭ жаловались на неквалифицированных организаторов, необеспечение условий для сдачи ЕГЭ, невозможность подать апелляцию на процедуру по выходе из аудитории. Уже после экзамена также были зафиксированы такие нарушения, как отказы выпускникам в большинстве городов в ознакомлении со своими работами, принуждение к отказу от апелляции и т. д.

Министр образования, в свою очередь, рассказал о мерах, которые будут приняты для усовершенствования единого госэкзамена. В частности, он предложил уйти от заданий с выбором ответа или создать двухуровневую систему ЕГЭ с базовым и профильным уровнем, если варианты ответов останутся. В данном вопросе он согласен с Общественной палатой. Ливанов также согласен, что надо двигаться к открытому банку заданий. «Нужно сделать его шире, разрабатывать дополнительные варианты, которые можно использовать в случае форс-мажорных обстоятельств», — заметил министр. Однако создать большое количество вариантов заданий в короткие сроки довольно сложно. Об этом сообщила председатель Федеральной комиссии разработчиков ЕГЭ по физике Марина Давыдова. «Я готова создать открытый банк заданий по физике и выставить его на всеобщее обозрение. Но меня настораживает формирование большого количества вариантов контрольно-измерительных материалов, поскольку быстро они не делаются», — говорит эксперт.

Ливанов подчеркнул, что необходимо предоставлять больше прав региональным комиссиям в случаях, когда есть основания считать, что экзамен в том или ином пункте приема проходил с серьезными нарушениями, вплоть до аннулирования всех результатов на конкретном пункте приема экзамена.

«Министерство образования и науки по результатам ЕГЭ нынешнего года направило письма в несколько регионов с рекомендацией уволить руководителей региональных органов управления образованием там, где масштабы нарушений показали статистически значимое влияние на результаты экзамена. Минобрнауки согласует назначение этих руководителей, в некоторых случаях мы отозвали это согласование. Однако окончательное решение остается за руководителем региона», — отметил министр.

Председатель комитета Совета федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Зинаида Драгункина напомнила данные ВЦИОМ, по которым 57% россиян предпочли бы старую экзаменационную систему. Однако Ливанов высказал убеждение, что ЕГЭ позволил обеспечить равенство доступа к высшему образованию. «Оказалось, что это не только самый востребованный институт в системе образования, но и наиболее проблемный, поскольку на него влияют факторы, которые выходят за рамки системы образования, — честность, нетерпимость к обману. После введения ЕГЭ резко возросло количество школьников из регионов, которые поступают в ведущие вузы Москвы и Санкт-Петербурга, а также сократился уровень коррупции в вузах. Однако проблемы независимости и честности не решены», — заявил министр.

Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Ирина Мануйлова предложила еще несколько нововведений. Она выступила за пересмотр сроков сдачи ЕГЭ, в частности, за их проведение после последнего звонка. Кроме того, Мануйлова считает целесообразным введение обязательного комплексного экзамена по гуманитарным и естественным предметам на базовом уровне. Предложила депутат и подумать над предложением сравнивать баллы за ЕГЭ с результатами, которые были получены во время первой сессии в вузах, и на этой основе давать оценку учителю и образовательному учреждению.

Руководитель центра мониторинга и статистики образования Федерального института развития образования Марк Агранович настаивал на необходимости проведения единого госэкзамена независимыми центрами. Он предложил организовать несколько волн сдачи ЕГЭ начиная с 1 января. При этой схеме ученик, первоначально набрав недостаточное количество баллов, сможет сдать экзамен еще раз на второй волне ЕГЭ. Генеральный секретарь Российского союза ректоров Ольга Каширина предложила пойти еще дальше.

«Основное требование родителей — снять истерию одного дня сдачи ЕГЭ. Поэтому мы предлагаем сдавать ЕГЭ в авторитетных независимых центрах в течение года и потом выбрать лучший результат для предъявления в вуз», — заявила она.

От регионов на обсуждении выступила главный консультант управления по надзору и контролю в сфере образования и науки Самарской области Светлана Бакулина. Она предложила проводить обязательные ЕГЭ по математике и русскому языку региональным органам управления образования, а по необязательным предметам — независимым центрам. Бакулина поддержала введение базового и профильного уровня единого госэкзамена, особенно по математике, поскольку за последние 5 лет 35% учеников Самарской области не приступают к выполнению части С. «Для нас важно скорейшее принятие проекта нового порядка проведения ЕГЭ, который подготовил Рособрнадзор. Он снимет многие вопросы, поскольку там регламентируется требования к пунктам проведения экзамена, к организаторам, вопросы, связанные с аннулированием результатов, а также закреплены требования к экспертам, которые проверяют часть С», — сказала Бакулина.

Начальник отдела нормативного регулирования процедур оценки качества общего образования Департамента государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки Галина Скворцова заявила, что в сфере совершенствования единого госэкзамена необходимо ставить новые задачи. «Был сформулирован план реализации ЕГЭ, по каждому пункту мы отчитывались перед администрацией президента. Поэтому нельзя сказать, что мы не выполняем то, что было написано. Но сейчас надо быстрее ставить новые задачи, потому что общество быстрее успевает осваивать созданные нами механизмы противодействия, чем мы — реагировать на нарушения с нормативно-правовой точки зрения. Но говорить о возврате к старым экзаменам нельзя. С уровнем коррупции в стране я представляю, что будет при возврате к прежней системе», — отметила Скворцова. По ее мнению, обилие поручений президента порождает несистемность работы. «Есть поручение президента к декабрю 2013 года разработать комплекс мер по усовершенствованию ЕГЭ. Но на это необходимо больше времени. К тому же первым исполнителем всегда значится Минобрнауки, но необходимо учитывать и то, что говорит Минфин. А у них позиция всегда одна: денег нет. Из этих условий приходится изобретать то, что возможно», — жалуется Скворцова.

Заместитель руководителя Рособрнадзора Татьяна Бархатова предложила подумать, каким образом должен трансформироваться госэкзамен. «Международный опыт показывает, как должен проходить ЕГЭ. После сдачи экзамена вузы отсматривают результаты. Учитывая их, а также социально значимые характеристики, в частности, чего добился ребенок, и проходит зачисление в вузы. Я бы хотела, чтобы у нас экзамен был именно таким. Нужно решить, какой должна быть модель итоговой годовой аттестации — это два предмета, набор предметов или что-то еще. Мы сегодня создаем унифицированную технологию — как технологически будет проводиться экзамен. Но, поскольку мы хотим сделать хорошую технологию, ее не получится сделать быстро», — резюмировала Бархатова.