ИК-6 берет на честь

Руководители копейской колонии № 6 подали в суд иск о защите чести и достоинства, которые были поруганы заключенным и правозащитниками

Администрация копейской колонии № 6 подала в суд на заключенного, который жаловался на избиение, и на правозащитников из Gulagu.net, которые эти жалобы растиражировали. Истцы — Евгений Зяхор и Константин Щеголь — утверждают, что осужденный опорочил их. Они требуют от него 200 тысяч рублей компенсации, а от правозащитников — опровержения на сайте. В колонии тем временем собирают близкий к администрации родительский комитет в противовес родственникам жалобщиков, а зэков десятками вызывают на дисциплинарную комиссию.

Руководство взбунтовавшейся в конце ноября колонии № 6 в Копейске решило не дожидаться окончания следственных действий по уголовному делу о пытках и вымогательствах и защищаться от заключенных и правозащитников самостоятельно. Спустя почти месяц после событий в ИК-6, где заключенные устроили акцию протеста, администрация подала в суд на осужденного Олега Локтионова и руководителей правозащитного проекта Gulagu.net. Первый не раз заявлял, что сотрудники колонии избивали его, а правозащитники на своем сайте эти заявления публиковали.

В суд на Локтионова и Gulagu.net подали заместитель начальника ИК-6 Евгений Зяхор, курирующий оперативный отдел исправительного учреждения, и замглавы колонии по безопасности Константин Щеголь (на последнего, по данным правозащитников, осужденные жаловались больше всего). Разбирательство будет проходить в порядке гражданского судопроизводства: сотрудники колонии посчитали, что из-за заявлений Локтионова была поругана их честь, пострадали достоинство и деловая репутация.

За это Щеголь и Зяхор требуют от заключенного компенсацию в 200 тысяч рублей, а от правозащитников, которые выступают в качестве соответчиков, — опубликовать на своем сайте опровержение.

В иске, который есть в распоряжении «Газеты.Ru», упоминается появившаяся на Gulagu.net 3 августа этого года аудиозапись рассказа Локтионова об обстоятельствах смерти в июне 2012 года другого заключенного, Николая Коровкина. Запись сделал бывший зэк ИК-6 Михаил Ермураки, который так же, как Локтионов, неоднократно заявлял о пытках и вымогательстве денег в исправительном учреждении.

«Это их работа: они каждый день кого-то вызывают, избивают, вымогают деньги. Этого Коровкина Щеголь ударил резиновой дубинкой по голове, отчего тот упал и потерял сознание. Ему стало хуже, и его вывезли в лечебно-профилактическое учреждение № 3 (ЛПУ), где тот и скончался», — говорит Локтионов на записи.

Сам осужденный признает, что не присутствовал при встрече Щеголя и Коровкина – он ссылается на рассказ последнего, который в тюремной больнице успел рассказать о случившемся.

Локтионов утверждает, что оказался в ЛПУ-3 после того, как его самого избили: бил его якобы Евгений Зяхор. В беседе с «Газетой.Ru» Локтионов отмечал, что после избиения его долго не хотели отправлять в больницу, но в итоге согласились, когда заключенному стало хуже.

Поначалу в ЛПУ-3 его никто не трогал: ему сделали операцию на ноге и продолжали лечение. О том, что Локтионова избил именно Зяхор, «Газете.Ru» говорила мать осужденного Светлана.

«Мне сын рассказывал, что Зяхор его бил. О вымогательстве денег он ничего не говорил — видимо, берег меня, зная, что у меня проблемы с сердцем», — отмечала Светлана Локтионова.
Зяхор утверждает, что заключенного не трогал. «Данная информация не соответствует действительности, так как из выписки из истории болезни … следует, что осужденному Локтионову О. М. была сделана операция Венэктомия по Бэбкоку-Нарату (удаление больных вен)», — отмечает представитель администрации ИК-6.

Не понравилось Зяхору и утверждение Локтионова, что тот не раз обращался к администрации, чтобы его «вывезли на больничку», и что он даже написал жалобу на Зяхора, рассказав в ней о том, как тот его бил. Истец снова ссылается на данные медицинской карты, в которой якобы есть запись о направлении Локтионова в хирургическое отделение. При этом, пишет Зяхор, в журнале предложений, заявлений и жалоб нет упоминания о заявлении Локтионова на него и просьбы осужденного о переводе в ЛИУ-3.

Щеголь недоволен тем, что Локтионов упоминает о его роли в избиении Коровкина. Замначальника ИК-6 ссылается на журнал учета применения физической силы и специальных средств к заключенным, в котором отсутствует информация об избиении Коровкина. «Осужденный Коровкин Н. М. поступил на лечение в медицинскую часть ФКУ ИК-6 с диагнозом «острый бронхит, ВИЧ-инфекция» и находился на лечении в МСЧ с 27.05.2012 года по 08.06.2012 года», — говорится в иске. Умер Коровкин, по его словам, от «ВИЧ-инфекции».

В УФСИН по Челябинской области «Газете.Ru» прокомментировать иск Щеголя и Зяхора не смогли. «Позвоните завтра утром, можно будет что-нибудь сказать, когда я узнаю, в чем суть иска», — отметил руководитель пресс-службы областного УФСИН Иван Мешанин.

Основатель и соруководитель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин считает, что иск – попытка взять инициативу в свои руки: «Поначалу администрация вела себя тише воды, ниже травы. Но когда спал ажиотаж, уехали журналисты и общественники, они приняли решение атаковать, чтобы себя выгородить. Причем я не исключаю, что посоветовали Щеголю и Зяхору подать иск в областном УФСИН. Руководство челябинских колоний даже не удосужилось отстранить начальника ИК-6 Механова, хотя о необходимости это сделать говорила местная прокуратура», — заявил «Газете.Ru» Владимир Осечкин. Удивляет его и сумма компенсации, которую затребовали истцы. «Они решили отсудить у осуждённого 200 тысяч рублей, хотя зарплата в этом учреждении, как установила комиссия СПЧ (президентский совет по правам человека — «Газета.Ru») на уровне 20–30 рублей в месяц», — отмечает Осечкин. Основанный им сайт, продолжает правозащитник, всего лишь опубликовал аудиозапись «с рассказом Локтионова о пытках и поборах», то есть о том, о чем «недавно узнала вся страна». «Я не понимаю сути претензий, — говорит Осечкин. «Мне даже интересно, что суд обяжет написать в качестве опровержения: что это не Олег Локтионов рассказывает или что Олег Локтионов рассказывает не о пытках в ИК-6? Совсем непонятно, что опровергать. Я расцениваю этот иск как наглядное злоупотребление правом, не более того».

Помимо исков о защите чести, достоинства и деловой репутации администрация ИК-6 использует и другие возможности, чтобы остаться во главе учреждения, утверждают в общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания по Челябинской области. Член областной ОНК Николай Щур рассказал «Газете.Ru», что под контролем начальника ИК-6 Дениса Механова создается некий «родительский комитет», в который в основном входят родственники приближенных к администрации заключенных.

«Родные заключенных, которые писали жалобы в правоохранительные органы, попытались выяснить, что это за организация. Они позвонили и попросились в этот комитет, но им сказали, что кандидатуры отбирает лично Денис Механов. Судя по всему, задача комитета – это реклама Механова и колонии в противовес родным жалобщиков», — делает вывод Щур.

Кроме родительского комитета в колонии собирают подписи за то, чтобы Механова оставили на посту начальника. Подписываются под коллективным обращением, утверждает Щур, все те же приближенные к администрации заключенные. Зэки, участвовавшие в акции протеста, напротив, вынуждены ходить на заседания дисциплинарной комиссии. «Ходят они туда десятками, но им пока не говорят о принимаемых решениях», — подчеркивает Щур. В остальном на заключенных пока не давят. По словам правозащитника, побывавшего сегодня в колонии, они могут свободно передвигаться по территории, во многих блоках практически нет сотрудников: «Теперь они даже могут смотреть новостные сюжеты без цензуры, хотя раньше этого не было».

Несмотря на это, заключенные продолжают писать жалобы в правоохранительные органы и правозащитникам.

Общее количество жалоб, по данным Щура, 2748, хотя всего в колонии около 1300 заключенных.

«877 подписей стоит под заявлением с требованием уволить начальника отдела специального учета, которая ответственна за прием жалоб и их отправку. Она жалобы не отправляет. Возможно, это Механов ей такой приказ отдал, а возможно, у колонии просто нет денег. Правда, тут зэки не виноваты: есть закон, разрешающим им писать жалобы, и по закону заявления должны быть отправлены. Помимо жалоб в ОНК 2044 обращения направлены в прокуратуру области, 117 – генеральному прокурору, 60 – в СК России и его руководителю Александру Бастрыкину, 9 – в местный СУ СК, одна — уполномоченному по правам человека по области, 102 – федеральному уполномоченному и т. д.», — рассказал Николая Щур. Следователи, которые ведут дело по факту вымогательства, как говорит Щур, каждый день допрашивают жалобщиков, поэтому не исключено, что в скором времени появятся первые подозреваемые.