Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Второй этап очищения органов

МВД начинает новый этап реформы ведомства: первый оказался провальным



МВД начинает второй этап реформы ведомства

МВД начинает второй этап реформы ведомства

ИТАР-ТАСС
Руководство МВД признало первую часть реформы ведомства провальной. Рабочая группа по реформированию органов внутренних дел одобрила комплекс мер по дальнейшей реорганизации министерства. В документе собраны предложения, способные, по мнению его авторов, улучшить работу полиции. Впрочем, когда именно все это воплотится в жизнь, пока неясно.

В четверг расширенная рабочая группа по реформированию органов внутренних дел одобрила документ, фактически представляющий из себя концепцию продолжающейся полицейской реформы. Свод положений, названный «дорожной картой» (то есть наглядный пошаговый сценарий развития), представляет собой комплекс первоочередных мер по реорганизации МВД. Многие предложения из «дорожной карты» звучали и раньше. Даже советник министра внутренних дел Владимир Овчинский, возглавляющий рабочую группу, назвал его «набором банальностей и лозунгов», оговорившись, впрочем, что необходимых.

Принципиальная вещь в том, что впервые все предложения и мотивы их надобности, которые выдвигались в ходе обсуждения реформы, собраны в одном документе и вынесены на суд общественности.

Масштабную реорганизацию ведомства в конце 2009 года инициировал Дмитрий Медведев, который был тогда президентом, проводил ее Рашид Нургалиев, который был тогда министром внутренних дел. С приходом на пост главы МВД Владимира Колокольцева было объявлено, что, казалось бы, завершившаяся реформа будет продолжена.

И хотя «нургалиевские» преобразования члены рабочей группы официально и называют «первым этапом реформы», говорят о них как об уже давно прошедших и не имеющих ничего общего с нынешними.

Именно с критики действий прежнего руководства, не называя, впрочем, конкретных «ответственных», началось второе заседание группы по реформированию. В нее входит 31 человек: правозащитники, представители власти, юристы и заслуженные кадровые милиционеры в отставке. К обсуждению «дорожной карты» приступили без Колокольцева, он присоединился к остальным с опозданием в два часа.

В условном «введении» документа говорится, что на «первом этапе реформы» были свои плюсы (в частности, сохранение жесткой вертикали управления в системе МВД и повышение финансирования), но акцент делается на ее недостатках.

В частности, авторы «дорожной карты» прямо утверждают, что ни прошедшая переаттестация, ни создание новой законодательной базы не оправдали ожиданий общества.

«Нарушения законности в органах внутренних дел продолжают иметь место… — сказано в документе. — В основе (после аттестации. — «Газета.Ru») на службу в полицию были переведены те же сотрудники милиции с их положительными и отрицательными качествами».

Рассказывая о направлениях «дорожной карты», Овчинский то и дело возвращался к принятым решениям прошлого руководства МВД, комментируя их весьма нелестно. Всего «карта» представляет пять направлений, которых коснется реформа. Первое направление — это кадры и повышение их профессионализма (или «очищение органов», как высказался Овчинский), второе — доверие общества, третье — оптимизация (в том числе структурные изменения), четвертое — доступность правоохранительной помощи, и пятое обозначено как «адекватный ответ новым вызовам и угрозам».

Чтобы окончательно «очистить» органы внутренних дел, в документе предлагаются как общие (например, усилить борьбу с коррупцией, изжить признаки «клановости»), так и вполне конкретные меры.

В частности, авторы проекта предлагают сотрудничать с Росфинмониторингом, чтобы устанавливать, есть ли у правоохранителей собственность и финансовые активы за рубежом. Также в документе говорится о необходимости законодательного запрета увольнять провинившихся сотрудников «задним числом» или по собственному желанию и о создании единой базы данных о поступивших в отношении сотрудников жалобах и заявлениях. Отдельно говорится и о важности реагирования на необоснованные нападки и оговоры в отношении полицейских.

«Необходимо решать проблему очищения органов, — заявил Овчинский, назвав это направление «важнейшим». — А то у нас получается, что реформа началась с Евсюкова, а закончилась Казанью, и это замкнутый круг, из которого МВД не может вырваться до сих пор. Нужно это преодолевать».

Во втором пункте, о доверии общества, говорится, что необходимы открытость МВД и взаимодействие с гражданскими институтами и правозащитными организациями. Дальнейшая реформа, уверяют авторы «дорожной карты», предполагает формирование экспертных сообществ по основным направлениям деятельности органов внутренних дел, разработку концепции взаимодействия ведомства с общественниками и так далее. В том числе члены рабочей группы настаивают, что целесообразно совместно с Торгово-промышленной палатой и Союзом промышленников и предпринимателей организовать постоянный мониторинг проблем, возникающих во взаимоотношениях бизнес-структур и полиции. Сейчас, уверен Овчинский, «из-за диких преступлений полицейских различного уровня» доверие людей к системе потеряно.

Третий пункт касается оптимизации системы МВД, и в этой части советник министра также прошелся по указам «нургалиевской» эпохи.

«Когда только начался процесс реформы, прежнее руководство много говорило об оптимизации. Например, ставили в плюс то, что сокращено 40 процентов подразделений полиции, — сказал Овчинский. — Но в итоге вышло, что доступ граждан к защите и правосудию только осложнен. У нас есть районы, где на несколько десятков километров один полицейский. А полиция должна присутствовать везде». «Странные вещи были введены под видом оптимизации. Например, был начальник органа внутренних дел, а сделали еще и начальника полиции. И неясно, кто кому подчиняться должен. Этот дисбаланс тоже необходимо убрать», — продолжал глава рабочей группы.

В «дорожной карте» сказано, что оптимизация должна строиться, «исходя из оперативного реагирования на складывающуюся обстановку в регионе». То есть структурные преобразования в территориальном органе необходимы только тогда, когда этого требует ситуация, и эти преобразования не должны касаться всей системы. Принципиально новое, что предлагает документ в этой части, — подготовить проект федерального закона о муниципальных инспекторах по охране общественного порядка, которые выполняли бы функцию помощников участкового уполномоченного полиции, а на деле работали в органе местного самоуправления и финансировались из его бюджета. Это предложение члены заседание объяснили нехваткой участковых.

Кроме того, авторы проекта обратили внимание на низкий уровень работы по розыску пропавших без вести, особенно детей.

По данным МВД, за последние 10 лет результативность розыска без вести пропавших снизилась на 11%. Только в прошлом году не удалось установить местонахождение 50 тыс. человек. Каждый пятый без вести пропавший, находящийся в федеральном розыске, — несовершеннолетний. Как утверждается в документе, зачастую дела о розыске пропавших «списывают в номенклатурные дела без проведения доследственных проверок». В пример плохой работы Овчинский привел дело «битцевского маньяка», многие жертвы которого на протяжение нескольких лет числились в розыске. Советник министра предложил укрепить разыскные подразделения. В частности, создать центр поиска пропавших на американский манер, где бы работали представители сразу нескольких силовых ведомств, психологи и волонтеры.

Четвертое направление касается доступности правоохранительной помощи. В частности, эксперты предлагают изменить действующую систему выявления, учета и регистрации преступлений и отражать реальные сведения в статистических данных.

«Максимально достижимая правда о реальной преступности, превращение нашей уголовной статистики в статистику правды является одной из главных целей нового этапа реформирования органов внутренних дел», — говорят авторы проекта.

И, наконец, последнее направление — «адекватные ответы новым угрозам». Под такими угрозами, объяснил Овчинский, понимается организованная преступность, наркобизнес и терроризм.

Участники заседания одобрили «дорожную карту» и договорились принять ее за основу. Хотя у каждого были свои уточнения и поправки. Депутат Госдумы Александр Хинштейн предложил включить в документ вопросы полицейского образования и подготовки кадров, а также провести все озвученные инициативы в «пилотных регионах», чтобы «потренироваться». Правозащитники, в частности директор Института прав человека Валентин Гефтер, рассуждали о необходимости более четкого определения взаимодействия полиции и гражданских институтов. А председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин, а также многие эксперты из числа бывших милиционеров просили лучше защитить самих полицейских.

«Если мы соберемся здесь через месяц, у нас будет такое же количество замечаний, а на следующий месяц еще ровно столько же, — резюмировал профессор Юрий Голик, директор Центра по изучению вопросов борьбы с оргпреступностью в экономике и торговле РГТЭУ. — Необходимо уже остановиться и запускать этот документ».

Министр Колокольцев, который к этому времени уже сел во главе стола, спешить не рекомендовал. «Не соглашусь с тем, что нужно как можно быстрее вводить проект, — заявил он. — Для этого нужны законодательные изменения, поэтому я призвал бы участников рабочей группы определить все конкретно, где на это есть время».

«Принятые на первом этапе реформы меры были необходимы. Однако для получения результата они оказались недостаточны, мягко говоря, не оправдали ожидания граждан.

Именно поэтому важна оптимизация нашей работы, предстоит еще многое сделать, чтобы граждане реально ощутили позитивные изменения в системе органов внутренних дел», — добавил Колокольцев, подчеркнув, что остались нерешенными такие проблемы, как «палочная» система, система учета и регистрации заявлений о преступлениях, оценка эффективности деятельности полиции и другие вопросы.

Как сообщил «Газете.Ru» источник в МВД, сейчас положения по всем пяти направлениям проекта отдадут «ответственным за эти вопросы заместителям министра», и те внесут свои предложения, как это согласовать с законодательной базой. Но, когда они будут окончательно утверждены, пока неясно.