Как торгуют должностями

«Газета.Ru» разбирается, насколько популярно в России такое явление, как продажа должностей, и как с ним бороться.

МВД России в среду объявило о задержании банды мошенников, которые, представляясь сотрудниками администрации президента России, «продавали» должности в органах госвласти. О подобных делах полиция рапортует регулярно: только на прошлой неделе в один райсуд Москвы поступило аналогичное дело о мошенничестве, а другой вынес обвинительный приговор реальным торговцам должностями. «Газета.Ru» попыталась разобраться, насколько такое явление, как продажа должностей, популярно для страны сегодня и как с ним бороться.

Преступления, связанные с продажей государственных должностей, судя хотя бы по сообщениям, появляющимся в информагентствах, происходят в России довольно часто. С этим соглашаются и сами правоохранители, и эксперты, опрошенные «Газетой.Ru». Однако, как отмечают в МВД,

гораздо чаще речь идет не о фактических сделках купли-продажи, а о мошенничестве, когда потенциальный продавец заведомо не собирается предоставлять покупателю обещанную должность.

Примеров такому виду мошенничества масса. В среду МВД сообщило о задержании банды потенциальных мошенников, которые, представляясь сотрудниками администрации президента России, предлагали заинтересованным лицам должности в различных госструкутрах, в частности, в МВД РФ и Госдуме. Среди подозреваемых бывший чиновник столичной мэрии, офицер погранслужбы ФСБ, участница телешоу «Битва экстрасенсов» и тренер по фитнесу. К настоящему моменту все они арестованы.

А недавно, 20 августа, аналогичное дело поступило в Хорошевский суд Москвы. Обвиняемые — оперуполномоченный отдела уголовного розыска УВД по СВАО ГУ МВД по Москве Артем Панфилов и его знакомый Роман Клоков. По версии следствия, они пытались продать своей жертве место в Министерстве здравоохранения и социального развития за $200 тысяч, но возможности выполнить обещания не имели. Оба были задержаны с поличным при передачи денег, их обвиняют в попытке мошенничества.

Один из самых громких случаев произошел в конце прошлого года, когда Главное управление экономической безопасности и противодействию коррупции (ГУЭБиПК) МВД России объявило о задержании 54-летнего жителя Подмосковья, который за $5 млн предлагал бизнесмену должность замгубернатора Иркутской области. Кроме зама иркутского губернатора, по сообщению полицейских, мошенник заявлял о вакантных местах заместителя губернатора Санкт-Петербурга по ЖКХ, которое можно занять за 10 млн евро, и губернатора Краснодарского края (здесь нужно было раскошелиться на 30 млн евро). Мошенника также взяли с поличным.

Однако существуют и примеры реальных попыток продаж должностей в госпредприятиях, когда у продавца была реальная возможность назначить соискателя на интересующее его место.

На прошлой неделе, 30 августа, Кунцевский райсуд Москвы признал виновными в торговле должностями начальника отдела обеспечения процедуры банкротства управления ФНС по Москве Андрея Моросанова, замдиректора по экономическим вопросам Центра уникального приборостроения РАН Павла Свердлова и бывшего сотрудника ФНС Николая Ананьева. Моросанова приговорили к двум годам лишения свободы, Сердлова — к двум с половиной, а Ананьев отделался условным сроком. По данным следствия, они требовали у потерпевшего 15 млн рублей за должность в структуре управления ФНС. Заплатив 3 млн рублей и заняв желаемую должность, потерпевший неожиданно обратился в ФСБ. Осужденные признали свою вину.

Еще один такой случай правоохранителям удалось предотвратить в начале этого года. 31 января сотрудники ГУЭБиПК задержали в Москве и. о. гендиректора ФГУП «Федеральный центр благоустройства и обращения с отходами» Владимира Борисенко. По версии следствия, Борисенко решил за 45 млн руб. продать должность руководителя филиала организации — управления по Центральному федеральному округу. Переговоры с соискателем, столичным бизнесменом, Борисенко вел через своего знакомого, который и объявил кандидату цену за должность. Тот обратился в полицию, и все дальнейшие переговоры проходили под контролем оперативников. На одной из встреч бизнесмен согласился заплатить требуемую сумму, но только после того, как увидит приказ о назначении его гендиректором управления ФГУПа. Когда Борисенко такой приказ подписал, его задержали вместе с посредником. Однако тут полицейским повезло в том, что к ним обратился соискатель должности, что, по их утверждению, случается редко.

«Такие преступления раскрыть довольно трудно как раз потому, что это взаимовыгодное проявление коррупции и зачастую нет заявителей», — говорил в интервью «Газете.Ru» и. о. начальника управления К ГУЭБиПК Алексей Рябцев.

По словам председателя Антикоррупционного комитета России Кирилла Кабанова, ситуация с продажей должностей в России не изменилось еще с царских времен, когда вполне легально можно было купить титул дворянина. Однако, по его мнению, сейчас подобное чаще происходит в регионах, а на высших уровнях федеральной власти представить такое сегодня практически невозможно. «Нужно понимать, что продажа должностей относится большей частью к политической коррупции. В 90-х такие моменты были сплошь и рядом, активными лоббистами в этих вопросах были сегодняшние олигархи. А когда в начале 2000-х начала выстраиваться вертикаль власти, это стало делать сложнее, — рассказал Кабанов «Газете.Ru». — Сейчас вряд ли получится заплатить деньги и получить место в администрации президента. Да, продаются места в Госдуме, в регионах легко купить должность почти на любом уровне власти. В частности, на Северном Кавказе чуть ли не в открытую торгуют должностями. Друзья приходят ко мне, рассказывают много смешных историй. Вот человек украл где-то миллион долларов и говорит: хочу быть сенатором. Где-то что-то услышал и приезжает в Москву с чемоданом денег, ищет, кому бы заплатить, а в какой кабинет зайти — не знает».

По словам Кабанова, сегодня, чтобы реально получить ту или иную должность, одних денег недостаточно: «Ты должен быть в тренде, должен соблюдать определенные публичные правила, в том числе и по своей политической ориентации». «Вообще же это все очень похоже на поступление в вуз. Ведь ни для кого не секрет, что бюджетное место в университете можно купить за деньги. То же самое и с должностями. Например, вы устраиваете своего сына в правоохранительные органы, и его режут на медкомиссии или на профессионально-психологическом отборе. Дальше вы можете договориться через знакомых, у которых есть административный ресурс, что по своей сути тоже коррупция, или заплатить деньги», — рассуждает Кабанов. Как считает эксперт, на среднем уровне можно купить место без особых проблем, достаточно договориться с кем-то из отдела кадров. «Порой бывает, что в кадрах работающему в ведомстве чиновнику говорят: вот есть вакансия, найди человека хорошего. И он свой ресурс, который ему дали, продает», — говорит он.

По мнению Кабанова, бороться с этим явлением «очень просто» — «реальными государственными конкурсами».

«В свое время, когда Андрей Шаронов (до 2007 года в течение 10 лет занимал должность замминистра экономического развития и торговли. — «Газета.Ru») был в Минэкономразвития начальником департамента противодействия коррупции, он отбирал людей по конкурсу, по результатам экзаменов. Экзаменаторами были члены независимой комиссии, куда входили специалисты, ученые, которые проводили тестирования, — рассказывает Кабанов. — Соискатели должностей готовили работы, писали эссе, с ними проводились собеседования. Это была большая работа, но зато выбирали лучших, многие из которых работают до сих пор». Еще один способ снизить масштаб таких преступлений, — ликвидировать избыточные функции государства, считает эксперт: «Ведь должности покупаются для чего? Чтобы потом на этих должностях зарабатывать коррупционным путем. Сейчас у нас каждая административная реформа — это увеличение бюрократии, потому что увеличиваются функции государства. Дураку понятно, что все это влияет на коррупционную составляющую в стране».

Как говорит Кабанов, продажа должностей в таких масштабах — это чисто российская история: «В Европе такого нет. Есть лоббизм, но не в таких масштабах. В Европе репутация и рост чиновника играет очень большую роль. А у нас смотрят на то, из какой ты команды». Отчасти с ним соглашаются и в МВД. «Кончено, такие преступления есть везде, но в Европе их гораздо меньше. Во-первых, там на должности чиновника просто поживиться гораздо сложнее, а потом многое зависит от менталитета страны», — говорит собеседник «Газеты.Ru» в МВД России.

Впрочем, зафиксированные случаи продажи должностей есть и в Европе.

Например, во Франции в громком коррупционном скандале был замешан бывший президент Жак Ширак, которого признали виновным в создании фиктивных рабочих мест в бытность мэром Парижа в 1990—1995 годах. В декабре прошлого года он был приговорен к двум годам условно за «растрату общественных средств, злоупотребление доверием и полномочиями в целях извлечения выгоды для себя или других лиц». Речь идет о создании более чем 20 фиктивных рабочих мест для членов правящей партии «Объединение в поддержку республики» (RPR), которые финансировались из городского бюджета. По данным следствия, они продолжали работать в партии, а в мэрии лишь числились.

Не обошлось без скандалов и при президенте Никола Саркози. В 2009 году на него обрушился шквал критики после того, как его средний сын, 25-летний Жан, выставил свою кандидатуру на пост главы совета по обустройству делового района «Дефанс». Его сразу же обвинили, что он пытается пристроить своего сына, который на тот момент не получил еще высшего образования и не имел достаточного опыта. Под давлением общественности Жан Саркози отказался от своей кандидатуры. Никола Саркози не раз вменяли в вину, что он продвигает своих приближенных и друзей на руководящие посты. В частности, его друг детства Фредерик Пешенар в 2007 году стал главой национальной полиции. В правительстве Саркози всегда находилось место и для его товарища 30-летней давности Бриса Ортефе — крестного отца его сына Жана. Он был и министром иммиграции, и труда и внутренних дел, а теперь занимает пост политического советника президента. Однако пока все это и остается лишь подозрениями.