Конституцию подняли в ружье

Конституционный суд приступил к рассмотрению дела о проверке конституционности норм Федерального закона «Об оружии»



Опоздание с подачей заявления на продление лицензии на один день лишает человека права приобретать...

Опоздание с подачей заявления на продление лицензии на один день лишает человека права приобретать нарезное оружие пожизненно

Istockphoto
Конституционный суд должен определить, соответствуют ли Конституции ограничения на право покупки винтовок. Жалобу подали два охотника из Ульяновской области, которым не продлили лицензии на хранение и ношение охотничьего нарезного оружия из-за административных правонарушений с истекшим сроком давности.

В четверг Конституционный суд (КС) РФ приступил к рассмотрению дела о проверке конституционности норм Федерального закона «Об оружии». Претензии предъявлены к статье 13, которая ограничивает право на приобретение оружия гражданами России. Согласно части десятой этой статьи, охотничье оружие с нарезным стволом россияне имеют право приобретать «при условии, что они не совершили правонарушений, связанных с нарушением правил охоты, правил производства оружия, торговли оружием, продажи, передачи, приобретения, коллекционирования или экспонирования, учета, хранения, ношения, перевозки, транспортирования и применения оружия». На основании этих положений Григорию Белокриницкому и Василию Тетерину из Ульяновской области было отказано в выдаче лицензий на приобретении нарезных охотничьих ружей.

Ходатайства из местного отделения Росохотрыболовсоюза им не помогли, оспорить решение в суде они также не смогли, после чего решили обратиться в КС.

Белокриницкому в выдаче лицензии отказали на том основании, что он якобы привлекался к административной ответственности за нарушение правил хранения оружия в 2005 году. При этом, как следует из материалов дела, сотрудники УВД по Ульяновской области не смогли предоставить ни одного документа, прямо подтверждающего этот факт. Причина проста: срок давности подобной «административки» составляет пять лет. По истечении этого срока документы уничтожаются. Но, несмотря на истекший срок давности, это посчитали достаточным основанием для того, чтобы не выдавать Белокриницкому лицензию. В аналогичной ситуации оказался и Тетерин.

«Данное положение закона существенно ограничивает право граждан на равенство перед законом, — пишет в своей жалобе в КС Белокриницкий, — так как лица, ранее привлеченные к уголовной ответственности за тяжкие преступления… могут беспрепятственно получить лицензию (разрешение) на ношение и хранение огнестрельного охотничьего оружия при условии, что судимость снята или погашена».

Для привлекавшихся к административной ответственности никакого механизма «снятия» или «погашения» в законе не предусмотрено.

А потому даже опоздание с подачей заявления на продление лицензии на один день, оформленное в административном порядке, лишает человека права приобретать нарезное оружие пожизненно. Такая ситуация, по мнению заявителей, нарушает целый ряд статей Конституции РФ: 19 (все равны перед законом и судом), 45 (каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом), 55 (не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина) и др.

Адвокат Георгий Буранов, представлявший заявителей в суде, обратил внимание на то, что закон в данном случае применяется нелогично.

Также он напомнил, что огромное количество преступлений совершается с помощью травматического оружия, но никаких ограничений по выдаче лицензий на него не существует.

Полномочный представитель Государственной думы Дмитрий Вяткин подчеркнул, что закон ограничивает право на приобретение только нарезного оружия. А значит, гражданина не лишают возможности охотиться вообще. Он может делать это с другим оружием. Его позицию поддержала советник генерального прокурора Татьяна Васильева, по мнению которой, правила в сфере оборота оружия и так чересчур мягки и нуждаются в дальнейшем ужесточении. Адвокат Буранов в ответ иронически предложил всем «ходить на пушного зверя с капканом, а оружие запретить вообще».

Поддержку заявители получили со стороны полномочного представителя правительства РФ в КС Михаила Барщевского.

Отвлекшись от сугубо юридических аспектов рассматриваемого дела, он прочел настоящую мини-лекцию об «оружейном вопросе» в современной России. «В начале 90-х годов, когда рассматривался вопрос о разрешении приобретения не только охотникам, но и другим гражданам «гладкоствола», звучали аргументы, что это очень опасная вещь, что «люди перестреляют друг друга», — заявил Барщевский. — За 20 лет на руках у населения находятся шесть миллионов легальных стволов. Рост преступлений с использованием этого оружия за 20 лет составил 0,1%».

Впрочем, юридическая техника в случае с законом «Об оружии», по мнению полпреда правительства, тоже далека от совершенства.

«Ни Уголовный кодекс, ни КоАП не устанавливают пожизненного лишения прав. А закон «Об оружии» устанавливает! Как у нас там с субординацией нормативов? Это вопрос, который повисает в воздухе», — заметил юрист.

Однако Барщевский согласился со своими коллегами, представляющими органы государственной власти, в том, что сам закон не следует признавать антиконституционным. Неверным, на его взгляд, является его истолкование, позволяющее вводить бессрочный запрет на право владения нарезным оружием. В связи с этим представитель Совета федерации Александр Саломаткин сказал, что, вполне возможно, в текст закона стоит внести коррективы, чтобы в будущем исключить возможность возникновения ситуаций, подобных нынешней.

Мнение судей КС станет известно примерно через месяц, когда на закрытом совещании будет вынесено решение по этому делу.