Благообразный господин за убийство был судим

В Петербурге начался процесс по делу главы городской федерации вольной борьбы Владимира Кулибабы



В Петербурге начался процесс по делу Владимира Кулибабы

В Петербурге начался процесс по делу Владимира Кулибабы

ИТАР-ТАСС
В Петербурге начался процесс по делу Владимира Кулибабы, экс-помощника председателя Олимпийского комитета России, главы городской федерации вольной борьбы. Кулибабу обвиняют в организации убийства по заказу неустановленного лица. К делу привлечены лучшие юридические силы города. На первом же заседании адвокаты подсудимого заявили, что полицейские могут повлиять на решение присяжных.

Во вторник жюри присяжных городского суда Петербурга приступило к рассмотрению дела Владимира Кулибабы, известного спортивного функционера. В прошлом Кулибаба был помощником председателя Олимпийского комитета России Леонида Тягачева, а также занимал пост главы Федерации вольной борьбы Петербурга.

Кулибабу обвиняют в организации заказного убийства Вадима Чечеля, который руководил петербургским ЧОП «Каскад» и был советником депутата Госдумы от ЛДПР Николая Курьяновича.

Вместе с Кулибабой на скамье подсудимых частный таксист Николай Борисов. Ему инкриминируют пособничество в совершении убийства.

Заседание началось с необычного заявления Андрея Кощеева, адвоката Кулибабы. Он рассказал, что 29 февраля 2012 года, после предварительного судебного заседания, двое оперативников на автомобиле повезли Кулибабу в СИЗО. По пути они заехали в кафе на улице Жукова, чтобы пообедать. В кафе их ждал замначальника одной из ОРЧ (оперативно-розыскной части) ГУМВД по Петербургу и Ленинградской области. Начальник был нетрезв и немедля начал «прессовать» Кулибабу.

«Он сказал Кулибабе, что 15—18 лет ему обеспечены и надеяться на присяжных нечего, — заявил Кощеев. — Потому что у полиции накоплен опыт работы с присяжными и решение по Кулибабе принималось наверху — мол, ты, Кулибаба, бандит, и твое место в тюрьме. Мы считаем, что эта информация требует реагирования».

Председательствующий Аркадий Кургузов, выслушав заявление адвоката, сказал: «Мы принимаем все меры, чтобы обеспечить безопасность присяжных. Насчет каких-то пьяных оперативников я не знаю, было это или нет. Присяжные предупреждены о том, что, если им будут поступать угрозы, они должны немедленно обращаться к нам».

После этого в зал вошли присяжные. В основном составе жюри оказались восемь женщин и четверо мужчин.

Первой к заседателям обратилась гособвинитель Светлана Ефименко. Она вкратце рассказала, как Кулибаба, по версии следствия, организовал убийство Чечеля по заказу неустановленного лица.

В апреле 2008 года Кулибаба вступил в преступный сговор с Александром Дружининым, которому пообещал денежное вознаграждение в размере $40—50 тыс. за совершение убийства Чечеля. В качестве пособника Кулибаба привлек своего охранника Олега Гырзина, а Дружинин — Николая Борисова.

Кулибаба предоставил Дружинину подробные сведения о потерпевшем — его внешности, местах жительства и работы, а также об используемом автомобиле. Затем через Гырзина он передал исполнителю два пистолета Макарова, глушитель и предоплату в сумме около 500 тыс. рублей. Роль Борисова заключалась в том, что за вознаграждение в сумме $8 тыс. он должен был предоставить принадлежавший ему автомобиль ВАЗ-21093 для слежки за Чечелем, а также увезти Дружинина после совершения убийства. В случае задержания Дружинина Кулибаба поручил тому дать ложные показания о причастности к данному преступлению конкретных лиц.

Ефименко завершила свою речь так: «Многие люди носят маски. Иногда они спадают, и мы видим их истинные лица. В этом процессе маски будут сняты. И вы увидите под маской благообразного спокойного господина лицо жестокого убийцы покойного».

Владимир Кулибаба, сидящий в клетке, выслушал это заявление, даже не шелохнувшись. Он действительно выглядел благообразно: крепкий эффектный брюнет с волосами, завязанными в пучок, и аккуратно подстриженной бородкой.

Вслед за прокурором к присяжным обратились адвокаты. Юрий Новолодский, еще один защитник Кулибабы, заявил, что в деле слишком много неустановленного и нет никаких доказательств.

«То, что вы услышали, потрясает своей бездоказательностью, — сказал он заседателям. — И, когда закончится судебное следствие, вы сможете сказать, как порой убедительно выглядит неправда. История про неустановленное лицо совсем другая, не такая, как объяснил прокурор. Просто не могут найти мотива, по которому Кулибабе понадобилось убивать неизвестного ему человека… Изначально следствие приняло версию, что виноват Кулибаба, а все остальное под нее подстраивалось. Надеюсь, вам хватит смысла, чтобы отличить белибердистику юридическую от той правды, которую мы предъявим здесь».

Александр Афанасьев, адвокат Николая Борисова, выразил уверенность, что его подзащитный является жертвой оговора своего бывшего приятеля Дружинина.

«Сторона обвинения не нашла необходимых доказательств, которые бы изобличали Борисова», — сказал защитник.

После этого судья Кургузов назначил дату следующего рассмотрения дела — 29 марта.

После заседания супруга Кулибабы Светлана рассказала «Газете.Ru», что ей запретили общаться с мужем даже через клетку. Кроме того, на свидания к Кулибабе не пускают и пятерых его детей. «Я очень надеюсь, что это дело развалится, что люди подойдут к нему с серьезностью и пониманием и наша семья воссоединится», — сказала Светлана Кулибаба.

Единственная потерпевшая по делу — Василина Перцова, сводная сестра Вадима Чечеля, — отказалась от общения со СМИ.

41-летний Чечель был убит в Петербурге 24 апреля 2008 года. Утром он вышел из подъезда дома № 29 на Фурштатской улице, где проживала Мария Строганова, на которой Чечель собирался жениться. Едва владелец ЧОПа сел в свой Range Rover, к нему подошел киллер. Он показал Чечелю какой-то конверт и, когда тот приоткрыл боковое стекло, несколько раз выстрелил в него из пистолета с глушителем. Чечель умер на месте. Свидетели смогли описать киллера, и он был задержан по горячим следам на соседней улице Восстания. Инспекторы ГИБДД изъяли у него два пистолета Макарова, которые тот не успел выбросить.

На допросе выяснилось, что задержанный — известный в прошлом советский спортсмен, призер чемпионатов СССР, мастер спорта международного класса по горным лыжам Александр Дружинин.

В 90-е годы Дружинин подался в бандиты, как говорили, он стал штатным киллером одной из петербургских группировок. Сначала Дружинин заявил следователям, что организатором убийства Чечеля был депутат Госдумы Денис Волчек. Позже он изменил свои показания и указал на Владимира Кулибабу. Кроме того, Дружинин заявил, что для убийства он привлек своего знакомого — водителя Николая Борисова, который привез его на место убийства и знал о преступлении. Показания против Кулибабы дал и его бывший помощник и охранник Олег Гырзин, который пошел на сделку со следствием.

В мае 2009 года городской суд Петербурга признал Александра Дружинина виновным в убийстве Вадима Чечеля и других преступлениях и приговорил его к 20 годам колонии строгого режима.

Олега Гырзина судили за пособничество в убийстве Чечеля в особом порядке и приговорили к 8 годам лишения свободы условно. Владимира Кулибабу дважды арестовывали и дважды отпускали под залог в 1 млн рублей. Год назад его арестовали «за неявку на следственные действия», с тех пор он находится в СИЗО.

Федерация вольной борьбы Петербурга заявила, что ее руководитель «не имеет никакого отношения к инкриминируемому ему преступлению и зарекомендовал себя отличным руководителем, прекрасным тренером, примерным семьянином, щедрым благотворителем и глубоко верующим прихожанином».

Отметим, что экс-председатель Олимпийского комитета России, сенатор от Ростовской области Леонид Тягачев, помощником которого был Кулибаба, состоял в гражданском браке с Марией Строгановой, но затем они расстались. В 2011 году в нескольких изданиях появилась информация о том, что следователи не могут найти Тягачева, чтобы вызвать его на допрос по делу об убийстве Чечеля. Однако в СКР опровергли эту информацию. Позже Тягачев дал показания и сейчас проходит по делу как свидетель. Сама Мария Строганова, ныне живущая в Европе, заявила, что Тягачев знал о ее будущем избраннике и ничего не имел против.