Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Бизнес Крайнего Севера заставят платить

Конституционный суд решает, должны ли работодатели оплачивать проезд к месту отпуска своим сотрудникам, живущим на Крайнем Севере

Конституционному суду предстоит решить, должны ли коммерческие фирмы оплачивать проезд к месту отпуска своим сотрудникам, живущим на Крайнем Севере. За бюджетниками такое право однозначно закреплено Трудовым кодексом. По поводу тех, кто работает на бизнес, мнения местных судов, Верховного суда и Генеральной прокуратуры не совпадают.

В четверг Конституционный суд (КС) РФ приступил к рассмотрению дела о проверке конституционности статьи 325 Трудового кодекса России. Она посвящена праву жителей районов Крайнего Севера (и приравненных к ним местностей) получать компенсацию расходов на оплату проезда и провоза багажа к месту отпуска и обратно. Пользоваться такой льготой можно раз в два года.

Статья при этом написана таким образом, что может сложиться впечатление, будто ее положения касаются исключительно работников бюджетной сферы. Такого же мнения придерживаются и суды общей юрисдикции.

Например, в деле автора жалобы в КС произошло именно так. Жительница Карелии Ирина Трунова работала в ЗАО «Региональная экспертная компания», занимавшемся аудиторской деятельностью. Съездив в отпуск, она потребовала у своего работодателя компенсировать ей затраты в соответствии с ТК. Получив отказ, она обратилась в суд. Однако и Петрозаводский городской суд, и судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия отказали ей в удовлетворении иска, сославшись на то, что в ее трудовом договоре о компенсации ничего написано не было. Хотя речь шла о не слишком большой сумме (чуть меньше 10 тысяч рублей), Трунова не отступилась. Решив, что ТК ставит в неравные условия бюджетников Крайнего Севера и тех, кто работает в частных компаниях, она написала жалобу в КС.

Предметом спора, по сути, является следующая формулировка из последнего абзаца статьи 325 ТК РФ: «Размер, условия и порядок компенсации… у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, устанавливаются коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, трудовыми договорами». Во время исследования обстоятельств дела обозначились две разные точки зрения на то, как следует понимать эти слова.

«Данная норма носит диспозитивный (не категоричный. — «Газета.Ru») характер, — заявил полномочный представитель президента РФ в КС Михаил Кротов. — Если со стороны коллектива работников не заявлено такое требование, то работодатель вправе не устанавливать ее. Вопрос с компенсацией может быть урегулирован по-разному: с помощью коллективного или индивидуального трудовых договоров, приказом по предприятию. А может быть этот вопрос поглощен размером заработной платы. Если фирма довольно крупная (как в случае нашей заявительницы), то зарплата там явно выше, чем у бюджетников. И при этом сложно говорить, что эта зарплата не покрывает расходов на проезд в отпуск».

Кротов напомнил, что бюджетники Крайнего Севера получают фиксированную ставку и не могут получать зарплату выше, чем бюджетники других регионов (кроме начисления так называемых северных процентов). Поэтому оплата проезда в отпуск — это дополнительная мера социальной защиты именно для бюджетников, а не для всех жителей северных областей.

С представителем президента не согласилась заместитель руководителя аппарата комитета Совета федерации по конституционному законодательству Елена Виноградова. По ее мнению, норма закона однозначно является «императивной», то есть строго обязательной и категоричной.

«Законодатель вполне четко указал, что это обязанность работодателя, — заявила она. — Работодатель только определяет порядок, условия и размеры. Он может установить любой размер этой компенсации, но не может сделать ее меньше, чем в бюджетной сфере. Но он никак не вправе определять, будет он платить или не будет. Он обязан. Не прописывая в трудовом договоре эти положения, работодатель игнорирует обязанность, возложенную на него законодателем».

Таким образом, по мнению представителя СФ, нарушение закона состояло даже не в том, что заявительнице отказались выплатить компенсацию, а в том, что пункт об этом не был включен в ее трудовой договор.

По признанию судьи Верховного суда РФ Аллы Назаровой, это не такая уж редкая ситуация.

«В судах общей юрисдикции рассматривается большое количество исков по аналогичным поводам, — рассказала Назарова. — При этом единство в применении нормы отсутствует. Работодатели часто злоупотребляют своей властью над работником, уклоняются от выплаты компенсации. Или включают в трудовой договор пункты об отказе работника от этих компенсаций. И суды часто ошибочно встают в этих спорах на сторону работодателя, а не работника. Хотя закон вполне очевидно не позволяет работодателю отказывать в компенсации. Отказ — это незаконное лишение работника его права на компенсацию».

Аналогичную позицию однозначно высказала и советник генерального прокурора РФ Татьяна Васильева, подтвердив, что прокуратура считает норму о выплате компенсаций обязательной в том числе и для коммерческих предприятий.

Не исключено, что в итоге КС решит, что эта норма не нарушает Конституцию. При этом суду придется дать конституционно-правовое истолкование статьи ТК. На это истолкование в дальнейшем и будут опираться все суды России. Однако, как именно будет сформулировано итоговое решение, точно станет известно примерно через месяц, после того как пройдет еще одно заседание.