«Мы знали, что справедливого суда не будет»

Аслан Черкесов, признанный судом убийцей фаната Егора Свиридова, осужден на 20 лет колонии строгого режима

Аслан Черкесов, признанный виновным в убийстве футбольного болельщика Егора Свиридова, проведет 20 лет в колонии строгого режима. Другие пятеро участников драки на Кронштадском бульваре отправлены за решетку на пять лет за хулиганство и нанесение побоев. Родственники осужденных считают это дело показательным и намерены обжаловать решение суда.

В пятницу в Мосгорсуде судья Андрей Расновский вынес решение по делу об убийстве футбольного болельщика Егора Свиридова. На последнее заседание процесса пришли журналисты всех федеральных СМИ, родственники подсудимых и футбольные фанаты. К 11.00 у входных дверей зала судебного заседания собралась толпа. Чтобы дело не закончилось давкой, судебные приставы открыли другую дверь зала и поочередно начали запускать внутрь телевизионщиков. Между камер в зал «просачивались» и адвокаты. Защитник главного обвиняемого Аслана Черкесова Дмитрий Панков, впрочем, не торопился: он предпочел дожидаться приговора в коридоре.

Наконец приставы позвали в зал потерпевших. В деле их пятеро: вдова Свиридова Яна Фалалеева и участники драки Дмитрий Петроченко, Сергей Гаспарян, Дмитрий Филатов и Дмитрий Корнаков. Из потерпевших в пятницу в суд пришли только двое — Фалалеева и Корнаков, за ними в зал двинулась очередь крепких молодых людей. Когда в зал прошло уже больше двух десятков «сопровождающих», родственники подсудимых стали возмущаться: «Они не потерпевшие! Почему вы их пускаете?» После этого приставы перегородили дорогу спутникам потерпевших.

Затем в зал зашли близкие подсудимых. Последними запустили пишущих журналистов, которым отвели место в дальнем углу зала.

Подсудимые ждали в «аквариуме». Главный фигурант дела, уроженец Нальчика Аслан Черкесов, со дня вынесения вердикта — 20 октября — отпустил небольшую бородку.

Наконец в зал вышел судья. Он напомнил, в чем именно присяжные заседатели признали виновными подсудимых и не заслуживающими снисхождения. Уроженца Нальчика Аслана Черкесова обвиняли по пяти статьям Уголовного кодекса: убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК), хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК), покушение на убийство Гаспаряна (ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «и» ч. 2 ст. 105 УК), умышленное причинение легкого вреда здоровью (п. «а» ч. 2 ст. 115 УК) и кража (ч. 1 ст. 161 УК). Пять дагестанцев — Акай Акаев, Артур Арсибиев, Нариман Исмаилов, Хасан Ибрагимов и Рамазан Утарбиев — отвечали за хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК) и умышленное причинение легкого вреда здоровью (п. «а» ч. 2 ст. 115 УК).

На предыдущем заседании представители гособвинения попросили назначить Черкесову 23 года лишения свободы, остальных они рекомендовали отправить за решетку на восемь лет. Смягчающие обстоятельства нашлись только у Черкесова — он женат и имеет на иждивении малолетнего ребенка. Суд также принял во внимание положительные характеристики подсудимых, собранные с мест работы, учебы и односельчан.

Учитывая это, судья Расновский немного смягчил сроки: Аслан Черкесов был приговорен к 20 годам колонии строгого режима. Остальные подсудимые отправятся в колонии общего режима на пять лет.

Отсчет отбытия наказания для каждого будет считаться с момента задержания: так, для Черкесова это 6 декабря 2010 года, для Утарбиева — 7 марта 2011 года. Когда судья закончил чтение приговора, в зале раздались аплодисменты — хлопали не только сочувствующие Свиридову, но и подсудимым.

Кто-то из родственников подсудимых заплакал. У выхода из зала суда тетя Утарбиева вдруг закричала, что подсудимым угрожали, а конвой не обращает на это внимания.

«Несправедливая Россия! Несправедливый суд!» — кричала она. Сами подсудимые ничего не говорили, а лишь улыбались своим родным.

На улице в какой-то момент началась небольшая словесная перепалка между поддерживающими подсудимых и пострадавших, кто-то кому-то пожелал «сгореть в аду», но закончилось все это быстро и без рукоприкладства.

Прокуроры остались довольны вынесенным приговором, в то время как защитники подсудимых все равно считают его чрезмерно жестоким, несмотря на то что судья «скинул» подсудимым по три года. «Думаю, мы будем обжаловать решение, — сказал адвокат Дмитрий Панков. — Правда, пока Черкесов не определился, будет ли он обжаловать вердикт присяжных или же только назначенный ему срок. Надеемся сократить его на четыре-пять лет».

Панков и его коллеги считают дело об убийстве болельщика «политическим и показательным».

Родственники подсудимых были более категоричны, заявляя о своем недовольстве и вердиктом, и приговором. «Естественно, мы будем обжаловать, — говорила Наталья Утарбиева, мать подсудимого Утарбиева. — Я рассчитывала, что моему сыну дадут два года. Вы посудите сами, у вас у всех есть друзья. Если бы ваш друг в такой момент вас бросил, как бы вы отнеслись к нему? Мой сын поступил как друг. Я не считаю, что нужно кого-то избивать, это неправильно, но так получилось. Аналогичные драки каждый день происходят в Москве». «Я согласна на два года за хулиганство, но не на пять лет», — говорила мать Ибрагимова.

«Это дело политическое, и мы знали, что справедливого суда не будет, — заявила Анна Черкесова, сестра осужденного. — Человеку за то, что он не дал себя убить, дали 20 лет. Мы бы согласились со статьей 109 (самооборона)».

По данным следствия, 6 декабря 2010 года обвиняемые вместе выпивали в кафе «Пивная точка» на Кронштадском бульваре. Черкесов продемонстрировал знакомым имеющийся у него травматический пистолет «Стример-2014» и рассказал, что накануне в этом же кафе произошел конфликт с русскими, их было больше, но, когда он выстрелил в пол, все успокоились. Утарбиев эту историю подтвердил, потому что был в тот вечер вместе с Черкесовым. Каждый из них полюбовался оружием, подержал его в руках, и тогда они решили напасть на кого-либо, не важно на кого, зная, что перевес с таким пистолетом будет на их стороне. Покинув заведение после полуночи, на автобусной остановке они встретили подходящую компанию для осуществления своего преступного умысла. В этой компании были Егор Свиридов, Сергей Гаспарян, Дмитрий Петроченко, Дмитрий Корнаков и Дмитрий Филатов. Как потом рассказывали пострадавшие, на следующий день Свиридов и Гаспарян должны были вылететь в Вену на выездной матч «Спартака».

Ссору, как доказало следствие, начал Нариман Исмаилов.

Он подошел к Петроченко и спросил, все ли у него в порядке. Получив утвердительный ответ, он ударил его в лицо, а затем к нему подключились и остальные подсудимые. Черкесов начал стрелять по оппонентам из травматического пистолета. В общей сложности он произвел 12 выстрелов: два в Филатова, четыре в Свиридова и шесть в Гаспаряна. С расстояния меньше метра он выстрелил Свиридову в голову и живот.

Полученные ранения стали для болельщика смертельными.

Сами обвиняемые отрицали какой-либо сговор: четверо из них заявили, что знали Черкесова всего полчаса — именно столько времени он провел в кафе. Они также отрицали, что Черкесов демонстрировал им свое оружие. Акаев, выйдя на улицу, станцевал лезгинку под мелодию своего телефона, и компания нынешних потерпевших ему даже поаплодировала, говорили они.

По их версии, драка началась из-за того, что Петроченко произнес нецензурное ругательство с окончанием «твою мать». Исмаилов посчитал это оскорблением в адрес своей матери.

Он подошел к потерпевшему и спросил у него, в чем дело, на что тот послал его на три буквы. После этого Исмаилов нанес удар Петроченко. Увидев это, потерпевшие принялись его избивать. Завязалась драка, в которую по очереди включились другие обвиняемые. Самым последним был Черкесов. По его словам, он отошел по нужде, а когда вернулся, увидел, что какие-то люди избивают его знакомых. Его тут же ударили в нос и повалили на капот автомобиля. Трое его удерживали и избивали. Нащупав пистолет, Черкесов принялся хаотично стрелять из-под плеча.

Тем не менее более правдоподобной присяжные сочли версию обвинения. Согласно приговору, осужденные понимали характер своих действий и совершили нападение, «демонстрируя пренебрежительное отношение к другим людям».

Убийство Свиридова вызвало большой резонанс в среде футбольных фанатов. Уже 11 декабря несколько тысяч радикально настроенных болельщиков, скандируя националистические лозунги, вышли на Манежную площадь, где устроили драку с ОМОНом, а также избивали всех попадавшимся им на пути «неславян». После беспорядки распространились по другим районам столицы, в некоторых произошли убийства на националистической почве. По итогам расследования беспорядков на Манежной площади задержаны были лишь пять человек — активисты «Другой России» Игорь Березюк, Кирилл Унчук и Руслан Хубаев, а также Леонид Панин и Александр Козевин. Приговор по их уголовному делу, возбужденному по ч. 3 ст. 212 (призывы к массовым беспорядкам), ч. 2 ст. 213 (хулиганство), ч. 1 ст. 282 (возбуждение ненависти или вражды), ч. 2 ст. 318 (применение насилия к представителю власти) Уголовного кодекса огласят также в пятницу в Тверском райсуде Москвы.