Социально опасный чемпион

Замоскворецкий суд арестовал чемпиона мира по самбо Расула Мирзаева

РИА «Новости»
Следствию со второй попытки удалось отправить под арест чемпиона мира по смешанным единоборствам Расула Мирзаева, ударившего московского студента Ивана Агафонова, который спустя три дня после этого скончался в больнице. Замоскворецкий суд постановил заключить Мирзаева под стражу до 17 октября.

В среду Замоскворецкий суд во второй раз рассмотрел ходатайство следствия об аресте чемпиона мира по смешанным единоборствам Расула Мирзаева. На предыдущем заседании, прошедшем в понедельник, судья Ольга Дубнова отпустила спортсмена под залог в 5 млн рублей. Но уже во вторник кассационная коллегия Мосгорсуда отменила это постановление и распорядилась оставить Мирзаева под стражей до 26 августа включительно. Чемпион обвиняется в том, что в четыре утра 15 августа возле ночного клуба «Гараж» ударил московского студента Ивана Агафонова. Спустя три дня после стычки с чемпионом студент скончался в больнице, не приходя в сознание.

Повторное заседание проводила другая судья — Юлия Новичкова. Она начала процесс с оглашения материалов дела, которые зачитывала очень подробно. Выяснилось, что при явке с повинной Мирзаев рассказывал сотрудникам правоохранительных органов, что в ночь на 15 августа ударил Агафонова, а после того как студент упал, помог ему прийти в себя и уехал, лишь убедившись, что оппонент в сознании. Также в материалах дела говорилось, что 23 августа, сразу после предъявления ему обвинения по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса, Мирзаева вновь допрашивали. Но допрос пришлось прервать из-за рассмотрения в Мосгорсуде кассационной жалобы следователей на решение Замоскворецкого суда, и его отложили на 25 августа.

В протоколе допроса говорилось, что Мирзаев «полностью не признает себя виновным».

Судья поинтересовалась, есть ли у сторон ходатайства. У защиты одно оказалось.

Адвокат обвиняемого Алексей Гребенской попросил приобщить к делу копию платежных поручений, свидетельствующих о том, что залог в 5 млн рублей был переведен на счет Замоскворецкого суда 23 августа до заседания в Мосгорсуде, и загранпаспорт Мирзаева.

«Подлинник платежных поручений мы готовы предоставить при необходимости», — сказал защитник, пояснив, что он пока нужен человеку, производившему оплату, для отчета перед клубом боев Fight Nights, которому эти деньги принадлежат. Загранпаспорт адвокаты попросили оставить в деле, чтобы следствие и гособвинение больше не апеллировали доводом, что у Мирзаева есть этот документ. «Прошу заметить, что в нем отсутствуют отметки о наличии визы», — обратил внимание Гребенской. Прокурор и следователь попросили отказать защите в ходатайстве, потому что копия платежных поручений не заверена, а кассационная инстанция отменила постановление суда о залоге. «Приобщение поручений не имеет смысла», — сказала гособвинитель.

Судья начала зачитывать отказ в ходатайстве, приводя те же основания, что и прокурор. Она отметила, что на копии стоит фамилия некой Клиросовой, личность которой в суде не установлена. Со своего места в зале тут же поднялась представительница клуба Fight Nights, она несколько раз попросила судью обратить на нее внимание.

— Вы кто? — спросила наконец судья.

— Клиросова Полина.

— Присаживайтесь, вы не являетесь участником суда, — быстро проговорила судья и продолжила читать свой отказ в ходатайстве защиты. Загранпаспорт к делу она приобщать тоже не стала. «Уголовное дело Мирзаева у нас в производстве не находится, — обосновала она. — Что вам с ним делать, это ваше дело». После этого Гребенской попросил перерыв на 20 минут, чтобы за это время предоставить суду подлинник платежных поручений, но судья отказала адвокату и в этой просьбе.

Следователь Евгения Шаферова, в свою очередь, попросила приобщить к делу заявление сестры Агафонова, которая утверждает, что опасается за себя и боится давать показания, «если Мирзаев будет на свободе». По этой причине, по ее словам, боятся давать показания и друзья Агафонова.

По данным прокурора, сестра погибшего сообщила, что ее соседи рассказали, что 19 августа к их дому подъезжал «автомобиль с группой лиц кавказской наружности». Члены семьи Агафонова в этот день в квартире отсутствовали.

Адвокат Игорь Дергачев возразил: если девушка видит «лиц кавказской национальности», это еще не причина бояться за свою жизнь: «Это субъективное восприятие ситуации». Защитник также попросил не заострять внимание на национальности при бытовом конфликте. Второй адвокат Мирзаева Гребенской коллегу поддержал: «Нет прямых указаний, что свидетелям и родителям угрожали». Но судья все же приобщила к делу заявление сестры Агафонова.

Далее следователь и прокурор огласили суть ходатайства об аресте. Их речь не отличалась от прозвучавшей на первом заседании Замоскворецкого суда. Единственное, они больше не апеллировали к наличию у Мирзаева загранпаспорта. По их словам, обвиняемого необходимо арестовать, потому что он «социально опасен», имеет «многомиллионные контракты с другими государствами» и может оказать давление на свидетелей, поскольку обладает специальными боевыми навыками.

После этого судья сообщила, что только что в суд поступило новое ходатайство от матери погибшего студента, которая посчитала необходимым высказать свое мнение: она была абсолютно солидарна с обвинением и называла Мирзаева «социально опасным».

«Как известно, он из Дагестана, где есть традиции кровной мести, — зачитывала судья. — Поэтому у семьи погибшего есть основания обратиться за государственной защитой».

В частности, мать Агафонова просила предоставить ей личную охрану и охрану имущества, а также специальные средства оповещения об опасности.

Мирзаев в этот момент встал и попросил слова.

«Он был двухметрового роста и весом под сто килограмм. Что, я должен был ждать, когда он первый ко мне подойдет?» — сказал он, а затем присел на скамью. «Из меня маньяка делают, а из него — младенца», — выкрикнул он из клетки, уже сидя.

Адвокат Гребенской попросил судью задать вопрос следователю, признан ли вообще кто-нибудь потерпевшим, но судья запретила. «Хорошо, — произнес он. — Тогда я прошу отказать в ходатайстве, потому что в деле отсутствуют сведения о признании кого-либо потерпевшим».

— Мы сейчас слушаем ходатайство об аресте, — возразила судья, которая несколько минут назад зачитывала заявление матери погибшего.

— Вы не даете защите слова по поводу ходатайства? — не понял адвокат.

Судья с недоумением уставилась на адвокатов.

— То есть вы автоматически приобщили ходатайство матери Агафонова, не спросив нашего мнения?

— Я готова вас выслушать, — ответила она, сообразив, чего от нее хотят.

— Мы не поймем: мы обсуждаем ходатайство матери или оно уже приобщено? А если оно приобщено, мы хотим знать, каким образом оно туда попало, — разъяснил Дергачев.

— Мы обсуждаем этот вопрос.

— Это заявление заведомо несет призывы к разжиганию межнациональной розни, поэтому мы считаем, что в его приобщении следует отказать. Оно было специально направлено в расчете на СМИ, — отметил Дергачев.

Следователь Шаферова сообщила, что потерпевшим признан отец Агафонова и в деле действительно пока нет этих документов, а мать проходит как свидетель. Гособвинитель посчитала, что ходатайство приобщить можно только частично, за исключением просьбы о госзащите, поскольку суд не уполномочен таковую предоставлять. Судья последовала ее совету.

Далее слово было предоставлено адвокатам. Дергачев заявил, что считает это дело политизированным. Он отметил, что утверждение о многомиллионных контрактах голословно, и попросил предоставить в таком случае доказательства. Не было у Мирзаева, по его словам, в конфликте с Агафоновым физического превосходства. «Для сравнения: у Агафонова рост 190 см и вес под 100 кг, а у Мирзаева рост 170 см и вес 65 кг, — отметил он. — Агафонов сам спровоцировал конфликт и полез драться». Мирзаев не применял свои навыки. Любой спортивный специалист сказал бы, что если бы он хотел его убить, то бил бы правой рукой в челюсть. Тут был удар левой рукой в скулу, который не ведет к потере сознания». Он еще раз подчеркнул, что чемпион готов извиниться перед родственниками погибшего и возместить материальный и моральный ущерб.

«Прошу суд не идти на поводу каких-то политических решений», — закончил свою речь адвокат.

Его коллега Гребенской припомнил слова следователя на предыдущем заседании о том, что защитники и обвиняемый вводят следствие в заблуждение. «Это будет поводом для другого судебного процесса, я никаких ложных сведений не вносил», — пригрозил он следствию иском.

Сам Мирзаев в своем последнем слове повторил, что если бы хотел скрыться, то уехал бы за границу в первый день.

«Я признал, что я его ударил, но я его не убивал, — сказал он. — Я жалею, что поднял руку на человека, все эти три дня жалею».

После перерыва судья постановила заключить чемпиона под арест до 17 октября. На этот раз судье никто не аплодировал.