Губернатора убивали, снисхождения не заслужили

Вынесен вердикт по делу Цветкова

Андрей Стенин/Коммерсантъ
Полтора года судебных слушаний по делу об убийстве в 2002 году губернатора Магаданской области Валентина Цветкова закончились обвинительным вердиктом коллегии присяжных. Заседатели оказались единодушны по всем вопросам, не поверив лишь показаниям замглавы представительства Магаданской области в Москве Петра Шапки: на него, согласно вердикту, подсудимые не покушались.

«Да, доказано», — на самый первый из 49 вопросов, заданных судьей и участниками процесса коллегии присяжных, заседатели ответили утвердительно, и напряжение в зале Мосгорсуда № 507 достигло предела. Коллегия признала, что доказан сам факт заказного убийства магаданского губернатора Валентина Цветкова 18 октября 2002 года. В этот день в 8.54 утра в затылок Цветкову выстрелил профессиональный киллер, поджидавший его у входа в представительство Магаданской области в Москве, на Новом Арбате.

Виновность в этом преступлении Мартина Бабакехяна, Александра Захарова, Артура Анисимова и Масиса Ахунца заседатели также признали доказанной.

Ответы коллегии зачитывал старшина, присяжный № 5, надевший по случаю последнего дня работы народного жюри галстук и белую рубашку. «Да, доказано», «Да, виновен» и «Нет, не заслуживает снисхождения» — под звенящие в тишине фразы одна из родственниц подсудимых тяжело опустилась на деревянную лавку и уронила голову на руки. Мартин Бабакехян, оставаясь внешне совершенно спокойным, сжимал кулаки и успокаивающе кивал семье из стеклянного «аквариума». Его адвокат Мурад Мусаев раздосадовано качал головой.

Бабакехян был одним из организаторов убийства Цветкова, решили присяжные. Согласно доводам стороны обвинения, представленным в процессе, летом 2002 года предприниматель присутствовал на встрече с участием своего дальнего родственника Юрия Чернова и лидера банды киллеров Владимира Голбана по кличке Молдаван. На этой встрече обсуждалось предстоящее убийство Цветкова: Голбан пообещал Чернову подыскать исполнителей убийства, а последний посулил киллерам вознаграждение. Из обещанных неким неустановленным заказчиком $100 тысяч Голбану и Чернову причиталось по $30 тысяч, исполнителям убийства Сергею Гордиенко и Константину Коршунову — $30 тысяч на двоих, а еще $10 тысяч должны были пойти на расходы по приобретению машин, оружия и телефонов.

Захарова, Анисимова и Ахунца привлек к участию в убийстве уже Бабакехян. Первые двое были его давними деловыми партнерами, их роль, по версии следствия, сводилась к тому, чтобы следить за будущей жертвой и «координировать действия исполнителей». Двоюродный брат Бабакехяна Масис Ахунц, который подрабатывал у него водителем, увез с Нового Арбата одного из участников преступления Евгения Ковалева — еще одного члена банды Молдавана, который следил за киллером Коршуновым на месте убийства. Ни Ковалев, ни Гордиенко до суда не дожили — их убили вскоре после нападения на магаданского губернатора. Коршунов до сих пор числится в розыске, как и еще несколько предполагаемых соучастников. Заказчик устранения магаданского губернатора, как и мотив преступления, не установлены до сих пор.

Признав подсудимых виновными в убийстве губернатора Цветкова, присяжные сочли, что снисхождения они не заслуживают.

Единственное, что облегчает участь подсудимых, — это решение коллегии о недоказанности факта покушения на заместителя главы представительства Магаданской области в Москве Петра Шапку. Шапка 18 октября 2002 года сопровождал Цветкова, вышел вместе с ним из машины и двинулся к подъезду дома № 19 по Новому Арбату. Киллер сначала убил Цветкова выстрелом в затылок, а потом, говорил на допросах Шапка, попытался застрелить его, но не попал. То, что профессиональный убийца промахнулся с расстояния около метра, ставила под сомнение защита подсудимых. Кроме того, видеокамера, установленная у входа в ресторан «Ангара» неподалеку от места преступления, зафиксировала, что киллер поднимает руку и прицеливается один раз, а потом убегает. Найденные на месте две 9-миллиметровые гильзы свидетельствуют о том, что в Цветкова были выпущены две пули, одна из которых не достигла цели, настаивала защита. Присяжные приняли этот довод, сняв с подсудимых обвинения в покушении.

Помимо тяжкого обвинения в убийстве всем подсудимым, кроме Ахунца, вменяется также мошенничество: два эпизода хищения 10 и 20 млн рублей соответственно через подставные фирмы у рыболовецкого колхоза «Первое мая», расположенного в Приморском крае. Событие преступления, по данным следствия, произошло в 2001 году, а соучастником московских бизнесменов признан председатель колхоза Александр Чернышев. В отличие от Бабакехяна и других Чернышев находится под подпиской о невыезде.

В понедельник его, как и Бабакехяна, Анисимова и Захарова, присяжные признали виновным в мошенничестве.

«Мы надеялись, что присяжные примут к сведению, что, несмотря на оформленные задним числом документы, мой подзащитный и другие обвиняемые на самом деле вкладывали в колхоз деньги и задолженность колхоза перед ними была реальной, а не вымышленной. Теперь надеемся, что срок будет условным», — сказал «Газете.Ru» адвокат Чернышева Артем Тимушев. Он пояснил, что его подзащитному грозит от 2 до 6 лет лишения свободы. По мнению адвоката, суд должен учесть возраст обвиняемого и его проблемы со здоровьем, а также давность преступления — «ведь прошло уже десять лет».

Остальным подсудимым грозят более внушительные сроки: по ч. 2 ст. 105 УК (убийство организованной группой по предварительному сговору) предусмотрено наказание вплоть до пожизненного. Прокурор Мария Семененко в понедельник отказалась обсуждать вердикт присяжных: «Все завтра». На вторник намечено обсуждение решения коллегии, и представитель гособвинение объявит сроки, которых, по ее мнению, заслуживают подсудимые. Адвокат Бабакехяна Мурад Мусаев заявил «Газете.Ru», что удивлен вердиктом присяжных: «Они не исключили никаких доказательств, даже тех, которые были оспорены нами в суде и на которых не настаивала даже сторона обвинения». Мусаев добавил, что говорить об обжаловании приговора до его вынесения пока рано, но он продолжит настаивать на невиновности своего подзащитного.